Проект был улучшен в Омске

Проект был улучшен в Омске

Дата публикации 31 января 2012 08:02

Здание Музыкального театра было построено по проекту Н. Стружина, Д. Лурье, Н. Белоусовой (супруги А. Ширвиндта). Авторы интерьеров – А. Каримов и В. Десятов. О том, как воплощался этот проект, рассказывает академик архитектуры, председатель Омского отделения Союза архитекторов России и Омского отделения ВООПИиК Альберт Каримов.
Здание Музыкального театра было построено по проекту Н. Стружина, Д. Лурье, Н. Белоусовой (супруги А. Ширвиндта). Авторы интерьеров – А. Каримов и В. Десятов. О том, как воплощался этот проект, рассказывает академик архитектуры, председатель Омского отделения Союза архитекторов России и Омского отделения ВООПИиК Альберт Каримов.

– Альберт Михайлович, вы 30 лет назад были главным архитектором города. Почему был выбран именно этот проект?
– В советское время города проекты значительных зданий и сооружений не выбирали. Их нам «спускали». Проект Музыкального театра разработан в ЦНИИЭП – Центральном НИИ экспериментального проектирования, который занимался созданием зрелищных и спортивных сооружений для всей страны. С точки зрения архитектурного решения, проект уникален: фойе подвешено к металлической балке кровли, образуя вверху треугольник, где расположен декорационный цех. Там изготавливаются декорации и опускаются в колосники. Решение оригинальное и смелое. Сначала думали даже применить ванты, как на мостах, но потом от них отказались, использовав тросы. Когда убрали временные опоры, фойе плавно опустилось и встало на свое место.

– На ваш взгляд, здание, которое в Омске люди прозвали трамплином, украсило Омск?
– Сложный вопрос. На этом месте стояла пожарная часть с деревянной каланчой – их жалко. В этом уголке центра Омска исторической доминантой был Ильинский собор, который снесли, и надежды на его восстановление ни у кого тогда не было. Здание Музыкального театра выглядело бы привлекательнее, если бы приняли наши предложения. Мы с Виктором Десятовым хотели покрыть балки кровлей серебристого цвета, чешуйчатой, как купола на зданиях Любинского проспекта. Но на это не хватило средств. И без того расходы значительно превысили смету. Московские архитекторы предлагали убогие интерьеры с использованием асбоцементной плитки, оклеенной поверх бумагой под дуб. И было решено, что интерьеры будут разрабатываться в Омске. На улучшение отделки требовались деньги. И тогдашний первый секретарь обкома КПСС Сергей Иосифович Манякин взял на себя ответственность и оформил выделение средств как бы на строительство жилконторы. А на самом деле они пошли на оформление театра. Омские предприятия работали на эту стройку. Например, завод имени К. Маркса изготовил красивые люстры, которые могут опускаться и подниматься, объединение «Полет» – кресла со светящимися в темноте номерами. В отделке были применены медь, латунь. Мы постарались сделать красивыми, по-театральному праздничными даже мелкие детали: дверные ручки, крючки в гардеробе. Когда Виктор Десятов изготовил макет интерьера, в котором вылепил даже рояль на сцене и букетик цветов на рояле, архитекторы делегациями ходили в ЦНИИЭП смотреть на эту работу. И коллеги говорили, что интерьеры «вытащили» архитектуру театра.

– Как отнеслись к этому авторы проекта?
– Они приезжали в Омск, и у нас с ними было много споров. Особенно с Натальей Белоусовой. По проекту сцена должна была быть меньше. Творчество архитекторов в то время ограничивалось огромным числом нормативов. И если кто-то наверху решил, что сцена Музыкального театра должна быть меньше, чем у Оперного, на определенное количество квадратных метров, это не подлежало обсуждению. Но Омский театр музкомедии хотел, чтобы новая сценическая площадка была больше. И мы за нее бились. Обратились к композитору Родиону Щедрину, который был депутатом Верховного Совета РСФСР от Омска, и он своим авторитетом добился пересмотра норм – сцена была расширена. В проекте не был решен вопрос акустики. Чтобы ее улучшить, применили в отделке зрительного зала деревянные щиты и над сценой сделали звукоотражательный потолок. Это были пожарные меры, проектом не предусмотренные. И акустика Музыкального театра несовершенна и требует доработки. А могло быть еще хуже.

– А правда, что в день открытия, когда С. И. Манякин стоял на трибуне, пошел дождь и на его доклад упали капли, просочившиеся через крышу?
– Дождя не было, на доклад пролились капли конденсата. Вся беда была в спешке. Музыкальный театр был долгостроем. Его заложили за семь лет до сдачи, а фактически все основные работы были выполнены за год и четыре месяца. И было обязательное условие: сдать объект к 7 ноября. Хотя после этого здание закрыли для устранения недоделок. Начал строить театр Трест № 2, а потом были подключены практически все строительные организации. Работал штаб. Много сил в организацию стройки внес тогдашний председатель горисполкома Иван Федорович Литвинчев. После окончания стройки нам с Виктором Десятовым он вручил именные часы. А представление на Госпремию Манякин не подписал – из-за этих капель воды на докладе. Ограничились грамотой обкома КПСС – в ту пору это была самая высокая областная награда.

©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"Российская Арктика как драйвер промышленности

В Архангельске  29-30 марта состоится IV Международный форум ...
Сумароков Станислав

Сумароков Станиславбуквоед и любитель изящной словесностиО свободе прессы в сереньких конвертах

Немного перефразирую классика: «Уж сколько раз твердили ...
Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области«Потеря связи населения со своим депутатом создает серьезные проблемы».

Что не получают жители, если не выходят на встречи со своим ...

Все авторы блогов

Loading...