Расим Галямов: отмена процессинга на ОНПЗ не сделает омичей богаче

Расим Галямов: отмена процессинга на ОНПЗ не сделает омичей богаче

Дата публикации 9 апреля 2018 15:27 Автор

Министр экономики Омской области Расим Галямов, возглавивший это ведомство вместо Оксаны Фадиной, рассказал о новых налоговых льготах и о том, как в регионе ведут работу с инвесторами.

— Врио губернатора Александр Бурков 22 марта утвердил поправки в закон Омской области «О налоге на имущество организаций». Ранее законопроект прошел слушания в Законодательном собрании, где при обсуждении эти поправки по налогам вызывали споры. Например, был вопрос: почему льготы получают только крупные свинокомплексы, а не птицеводы? Кто-то остался недоволен этими решениями? 

— Закон имеет очень широкие рамки, он касается не только льгот для крупных свинокомплексов. Проект включал четыре позиции. Первая — пролонгация эффективной, на наш взгляд, меры, которая в Омской области действовала с 2012 года, по поддержке крупных проектов в области свиноводства.

Вторая позиция — трехлетние каникулы по налогу на движимое имущество — тоже не менее важная. Она вызывала очень много дискуссий, и здесь нужно было найти консенсус. Многие при обсуждении меняли свою позицию и говорили: «Да, то, что написано в законопроекте, не в полной степени отвечает нашим бизнес-интересам. Но мы видим, что он имеет сбалансированную позицию и по отношению к бизнесу, и по отношению к государству». Мы совместно пришли к этому, был зрелый и конструктивный диалог, когда стороны принимают и минусы, и плюсы.

Вообще, для нас это значимая и масштабная тема. Норма по льготам по налогу на имущество организаций затрагивает очень большое количество налогоплательщиков. Ранее примерно из 5,6 тысячи субъектов порядка 2,5 тысячи использовали эту налоговую преференцию и получили возможность применить ее вновь.

Далее, третья позиция в том же законе — это преференции для вновь запускающихся энергоэффективных объектов. И четвертая — льготы для производителей пива, но при этом они должны обеспечить прирост по акцизам. 

— Такой прирост у них есть? 

— В январе — марте были положительные показатели, но они должны обеспечить его в целом по итогам года. 

— Все-таки почему льготы по налогу для имущества предоставляются конкретно для объектов свиноводства? Учитывая, что при этом предприятия должны иметь четвертый компартмент и обеспечивать мощность не менее 100 тысяч голов в год, число их получателей сужается. 

— С 2012 года в регионе появилось два свинокомплекса проектной мощностью 100 тысяч голов, увеличилось число рабочих мест, выросли основные средства. Но нельзя говорить, что в региональном законодательстве нет преференций для птицеводства и животноводства или вообще в целом для сельского хозяйства. Я напомню, что в прошлом году мы улучшили условия для применения налоговых каникул по налогу на имущество организаций, зарегистрированных на территории Омской области с 1 января 2013 года. По сути, если ты сейчас регистрируешь компанию, занимаешься обрабатывающей деятельностью или работаешь в области сельского хозяйства с определенным количеством рабочих мест, то на 10 лет получаешь ставку 0,01 процента по налогу на имущество.

Так что региональное налоговое законодательство максимально учитывает интересы и бизнеса, и бюджета. 

— Когда выданные льготы должны показать свою эффективность и вернуться в бюджет? 

— По разным позициям по-разному. Но в целом мы давно приняли для себя механизмы — льгота в идеале не должна затрагивать действующую налоговую базу бюджета. Она должна распространяться только на новые проекты — в области свиноводства, выпуска полипропилена и так далее. То есть снижения поступлений по налогам не происходит. Есть исключения, но в большинстве случаев спустя какое-то время это дает только прирост по налогам в бюджет. 

— Тем не менее «Омскшина», которая получила льготы в 2013 году, снизила налоги с 700 миллионов рублей в 2014 году до 500 миллионов в 2017-м. 

— Они продолжают реализовывать инвестиционный проект по модернизации производства. Но нужно учесть, что шинная отрасль в России пережила очень трудные времена. Один из основных моментов — китайский импорт. Мы даже отрабатывали эту тему с федеральными органами, был ряд обращений, чтобы на межправительственном уровне договориться, как реагировать на ценовую политику китайских производителей.

Теперь же омские шинники пережили серьезную угрозу, но предприятие действует и планирует другие инвестиционные проекты.

Важно, чтобы каждый понял: нормы в региональном законодательстве содержат конкретные условия. Налогоплательщик их выполнил — он получает налоговую преференцию. 

— Время от времени вновь поднимается вопрос необходимости отказа от процессинга, который использует наш ключевой налогоплательщик — компания «Газпром нефть». По-прежнему ли актуальна эта дискуссия? 

— Для нас стоит задача, чтобы здесь, в регионе, были созданы возможности и условия для работы любого легального бизнеса. И вопрос налогов при этом, конечно, важен. Эту важность понимает и сам бизнес, для того чтобы на территории людям было комфортно жить. Будет больше бизнеса — будет и больше налогов, больше заводов — вырастет налог на имущество организаций.

Что касается налога на прибыль, наша задача — также его увеличивать вместе с этим предприятием. Но странно слышать выступления на тему, что у нас должны быть налоги в таких-то объемах. Разве тогда всем омичам можно будет перестать работать и наступит общее счастье? Нет, конечно. Зациклиться на этой ситуации с процессингом и быть в ступоре — это не про нас. 

— Недавно состоялась заочная дискуссия главы региона Александра Буркова и губернатора Тюменской области по поводу привлечения инвесторов. Затем к соседям съездила делегация омичей для того, чтобы изучить их опыт. Конкурентоспособна ли сегодня Омская область по сравнению с соседями в борьбе за привлечение инвестиций? 

— В первую очередь хочу сказать, что конкуренция здесь важна, но это не самоцель. И конкуренция зачастую приводит к тому, что выигравших просто не бывает. «Гонка вооружений» никогда не приводила ни к чему хорошему. Здесь важна конкуренция управленческая, то, как принимаются решения, как быстро они реализуются и к какому результату приводят. Региональные управленческие команды должны друг друга обучать и стремиться на более высокий уровень работы. А конкурировать налоговыми льготами, заливанием денег из бюджета — это не верно. 

— Чем мы можем заинтересовать реальных инвесторов из Москвы и других регионов? 

— Интерес к региону у внешних инвесторов есть. У нас большой потенциал по кадрам, хорошая высшая школа, в первую очередь инженерная. У нас имеется сырье. Но есть проблемы с рынками сбыта, в том числе внутренним: платежеспособный спрос у нас ограничен уровнем зарплаты. С другой стороны, это плюс для организации здесь какого-то производства — наши специалисты обходятся не так дорого, как на рынке других регионов.

Что касается инвестплощадок, здесь можно привести конкретные примеры. АО «Тандер» вкладывает в свою площадку в Омске 1,4 миллиарда рублей. Для нас это вообще новая тема — организация логистики на другом качественном уровне. «Тандеру» были предоставлены участки без проведения торгов и они продолжают развивать свой проект.

Кроме того, есть компании, которые переводят свои трудоемкие бизнес-процессы в Омск. Это проекты в сфере транспорта, но конкретно называть их я пока не могу. Для нас это, во-первых, создание новых рабочих мест, а во-вторых, налог на доходы физических лиц в региональный бюджет.

— На заседании регионального правительства поднимался вопрос об инвесторах, которые заявляли о строительстве в Омске современных гостиниц. Александр Бурков отметил, что в городе нет отелей международного уровня и негде проводить крупные форумы и мероприятия. Будут ли реализовываться ранее анонсированные проекты? 

— Это специфичные проекты и они всегда подтягиваются к центру деловой активности. Думаю, это вопрос времени. Кстати, именно по решению Александра Буркова в налоговом законодательстве региона сохранена преференция для тех, кто реализует новые гостиничные проекты.

Во-вторых, здесь уже нужно позаботиться действующим участникам этого рынка. Потому что если в Омске появится отель нового уровня, остальным придется задуматься, как развиваться дальше. 

— Каковы планы на 2018 год по поддержке в регионе малого и среднего бизнеса? 

— Александр Бурков принял решение о возобновлении в этом году такой меры как субсидирование части затрат малому и среднему бизнесу на приобретение оборудования. Суммы небольшие, но реакция самого бизнеса даже просто на этот факт положительная.

Напомню, что в 2017 году такая поддержка не оказывалась в связи с тем, что Федерация прекратила эту программу. И в 2018 году мы идем только со своим областным рублем. Уже запланировано 30 миллионов рублей на компенсацию затрат по оборудованию. Еще порядка 25 миллионов рублей — на компенсацию по лизингу. Плюс 15 миллионов рублей — на гранты через муниципальные районы для сельских предпринимателей, которые только начинают свою работу. Посмотрим, как эта программа будет работать. Здесь никто не поставил точку на объемах финансирования. Если будет дана положительная оценка, можно будет предлагать дальнейшее развитие.

Второй момент, и здесь тоже важно отметить решение Александра Буркова, — это создание регионального Фонда развития промышленности. На него уже выделены средства в сумме 80 миллионов рублей. Здесь важно то, что, используя средства области, мы привлекаем средства федерального фонда. В текущем году на проекты можно будет выделить порядка 260 миллионов рублей: 80 миллионов областных средств и 180 миллионов — федеральных. В региональную экономику поступят относительно дешевые кредитные средства. Сейчас решаются организационные вопросы, заключаются соответствующие соглашения, но мы надеемся, и задача такая стоит, что в мае уже будет решен вопрос по первому проекту. По предварительным проработкам, поддержку могут получить пять проектов. 

— В Агентство развития и инвестиций пришли новые кадры, ждет ли его перезагрузка? 

— Было бы странным сменить руководителя и ничего от этого не ожидать. Давайте обсудим этот вопрос уже по итогам года. Ситуация пока сложная. Но задачи поставлены и управленцам, и коллективу. Надеюсь, что все они будут выполнены и даже перевыполнены. 

— В связи с перепрофилированием Экспоцентра крупные выставки и форумы сегодня проходят на неспециализированных площадках, например в велотреке. Будет ли создаваться новая площадка для выставок? 

— Это как раз одно из направлений для работы Агентства развития и инвестиций. Если коллеги наберут такие обороты и создадут такую активность в регионе, будет решаться и этот вопрос. Их задача сейчас — посмотреть, насколько оптимально использование помещений, какие площади для этого задействуются. Но это одно из оперативных решений, а не какая-то стратегическая задача или проблема. 

— Как вы оцениваете работу бизнес-инкубатора? 

— Положительно: это один из примеров, когда именно кадровые решения вытягивают работу структуры. Сейчас бизнес-инкубатор заполнен резидентами. 

— А ИТ-парк на Левобережье? 

— Там также 31 резидент, которые делают свой бизнес в созданных регионом условиях в части обеспечения помещением и так далее. Я думаю, что это один из опытов, который мы будем учитывать при дальнейшем создании условий для развития в области ИТ-технологий и в целом цифровизации. 

— В Омской области была разработана стратегия развития до 2025 года. Сыграла ли она свою роль? Есть ли необходимость в разработке новой стратегии развития региона до 2030 года и что по ней будет дорабатываться? 

— Концепция будет актуализирована еще на пять лет, до 2030 года. Думаю, что в ней будет учтена значительная часть действующей стратегии. Есть моменты, которые не достигнуты или достигнуты не в полном объеме. Значит, мы можем проанализировать причины и принять решения.

Анализ выполнения стратегии — это тема для отдельного разговора на несколько часов. Наша региональная экономика настолько масштабная и имеет столько переделов, что можно углубляться и анализировать до бесконечности. 

Распечатать страницу
Добавить комментарий
Загрузка...