Чудоград колонии № 6

Чудоград колонии № 6

Дата публикации 14 сентября 2018 17:54 Автор

Цикл обучения и работы в исправительной колонии строгого режима для впервые совершивших особо тяжкие преступления похож на гигантский «город профессий» и представляет собой самодостаточную систему.

В административном дворике омской колонии № 6 кажется, что попал в загородный детский лагерь: фигурки оленей, ежиков в траве, декоративные вазоны с цветами. Все подчеркнуто аккуратно и чисто. Впечатление сбивают высокие заборы повсюду с «егозой» по верху. Это, кстати, изделие колонии. Замкнутый цикл, так сказать.

Вообще в процессе экскурсии по промышленной части колонии очень часто оказывалось, что производимое осужденными ими же и потребляется: продукты питания, «колючка», швейные изделия, обувь. На плетеных из лозы креслах только не сидят, хотя не исключено, что где-то в культурных уголках огромной жилой зоны они и стоят. В библиотеке, размером и содержанием которой нам похвастались, например.

Методология прохода на территорию ИК поражает воображение впервые сюда попавших: все мобильные устройства отключаются и сдаются на входе, между многочисленными решетками, блокируемыми с поста, перемещение строго по трое. Мне, как представительнице слабого и очень оберегаемого здесь пола, была выдана под подпись тревожная кнопка. От напутствия «если на вас нападут или начнут оскорблять — нажмите» стало не по себе.


Однако внутри все не так страшно, как обещают строгости КПП. По промышленной зоне перемещаются только сотрудники ИК, а вот «рабочие» во время смены строго на своих местах. Смены здесь укороченные, поскольку неделя шестидневная. Производство работает в две смены, хотя при наличии заказов могло бы работать в три.

Вообще, недостаток заказов и полноценных рынков сбыта, как я поняла, большая печаль колонии, и не только ее начальства. Работать мечтают все осужденные, поскольку это заполняет время, дает чуть большую свободу, обеспечивает трудовой стаж и позволяет оплачивать иски потерпевших. Проще говоря, делает из осужденных на длительные сроки заключения почти полноценных членов общества и как-то обеспечивает социальную справедливость. Однако работы хватает далеко не на всех, на производстве ИК № 6 задействована от силы треть «подопечных».

Поэтому руководство исправительного учреждения регулярно приглашает на промплощадку чиновников и бизнесменов, открывает двери для прессы, показывая возможности производства и товар «лицом». Вот и сейчас журналисты ходили по цехам колонии в компании представителей Торгово-промышленной палаты, администрации Омска и предпринимателя из области. Пока одни с любопытством рассматривали станки и действия заключенных, вторые пытались договориться о сотрудничестве. Может, после этого визита чуть больше осужденных сможет выйти на работу?

При этом в обычном социуме, не за «колючкой», возможностей рекламировать и продавать «изделия зоны» не так уж и много. Есть небольшой сувенирный отдел в галерее «Континента», выставка плетеной мебели в «Бауцентре», иногда на ярмарках продаются продукты, производимые в колониях, — и это все. Кстати, мясо и молочка, овощи и фрукты здесь получаются отличного качества. Если выбирать между «ядерными огурцами из китайских теплиц» и экоогурцами из колонии, предпочтения потребителей будут очевидны. Однако по факту все овощные отделы города пока завалены условно омскими овощами.

Нас провели по нескольким производствам. Мы заглянули в цех по производству полиэтиленовых пакетов, посмотрели на сборку щитовых домиков. Затем нас сопроводили на большой участок металлообработки. Как и на любом промпредприятии, здесь шумно, немного пахнет, однако все заняты своим делом и все происходит очень организовано. С первого взгляда и не скажешь, что здесь работают какие-то «особые» сотрудники. Правда, перемещаемся мы от станка к станку строго в сопровождении уфсиновцев. Оборудование установлено по большей части раритетное. Как вот этот, например, красавец:

Хотя многие старые станки зарекомендовали себя как надежные «рабочие лошадки». Есть и свежее оборудование, такое как установлено в швейном цехе. Здесь производят хлопчатобумажные носки классического черного цвета. Здесь же изготавливают одноразовые тапочки для гостиничной сферы.

На двух участках расположилось обувное производство. Оно считается крупным — обувщики изготавливают порядка 160 пар в сутки. Все делается из натуральной кожи, практически вручную. Обувь выглядит вполне конкурентно, правда, удручает однообразие цветов — он ровно один, черный. Зато носкость обуви — на пятерку, и по весу она заслуживает самых громких похвал. Я покрутила в руках осенний женский сапожок на шпильке и поразилась, насколько он легкий. К сожалению, большинство произведений обувного искусства ИК № 6  тоже идет на обеспечение нужд осужденных. Обувь продается в магазинчиках на территории УФСИН и ее покупают родственники осужденных для передач.

Но самое главное производство, как показалось жителю города, погрязшего в экологических проблемах, расположилось в конце длинных проходов между стен из прессованных пластиковых бутылок.

Порядка 350 (!) тонн пластика перерабатывается ежемесячно на участке вторичной переработки. Бутылки поступают сначала на помывку, где уходят грязь и этикетки, затем на первичное измельчение вместе с пробками. В ванне с водой пластик разделяется на 2 фракции, «пробочный» пластик, как более тяжелый, падает на дно ванны. Из него потом сделают гранулят для производства труб, тазиков и т. д. Более легкий, «бутылочный» пластик перерабатывают и фасуют для производителей, например, синтепона.

На производстве решают проблему колоссальной важности. Пластик сюда везут фурами из Омской и соседних областей, и даже из Казахстана. Если бы городу удалось наладить корректный раздельный сбор пластика у жителей, решился бы многолетний вопрос тотального экологического загрязнения и загруженности производства исправительного учреждения, которое только и ждут возможности расширить.

Так вот, о замкнутом цикле. Есть квесты-тренажеры для детей, которые наглядно показывают, как работает социум. Для того чтобы купить какие-то товары и услуги «Чудограда», детям необходимо сначала на них заработать. Но поработать могут не все, а только те, кто обучился соответствующей специальности.

Заключенные все, за очень редким исключением, хотят работать. Но для того, чтобы встать за станок, требуется не только вакансия, но и удовлетворительное состояние здоровья и профильное образование. Обычное дело — когда в колонию попадают люди, не закончившие школу. Некоторые не умеют читать и писать. Так вот, сначала они заканчивают СОШ, которая тоже есть на территории ИК. Затем они отправляются на учебу в профтехучилище, которое готовит рабочих по конкретным специальностям, задействованным на зоне. Здесь до 10 профессиональных групп, учебные классы, мастерские — все работает в 2 смены. По окончании ПТУ выдаются «корочки» установленного образца, в которых будет значиться только номер заведения без указания «специфики». И только тогда можно идти работать и производить те самые продукты и изделия, которые, скорее всего, сами и будут потреблять…

На прощанье начальник отдела трудовой адаптации осужденных УФСИН Россиии по Омской области Алексей Лукашов напомнил нам, что занять работой осужденных, которые не просто отбывают срок, но и выплачивают денежные компенсации жертвам своих преступлений, было бы не только выгодно, но и полезно для общества.

Жалко только, что интересы бизнеса не всегда совпадают с интересами общества.

Фото: Владимир Ложников

Распечатать страницу

Комментарии пользователей (всего 1):

Нина
Впечатление вполне позитивное-забываешь, что речь идёт о колонии.
17 сентября, 15:16 | Ответить
Добавить комментарий
Загрузка...