Пойми меня, мама! В Омске откроется школа общения для неговорящих детей

Пойми меня, мама! В Омске откроется школа общения для неговорящих детей

Дата публикации 7 декабря 2018 15:47 Автор Фото Сергей Мельников

В 2017 году омский проект социальной помощи неговорящим детям стал победителем в конкурсе президентских грантов. На открытие студии альтернативного общения омичи получили 1 млн 100 тыс. рублей.

«ОМСКРЕГИОН» встретился с автором проекта «Пойми меня, мама!», руководителем некоммерческой организации «Семейный центр социальной абилитации “Наши дети”» Светланой Перевалушко.

— Светлана, расскажите о проекте, который вы защитили. В чем его ценность и почему, на ваш взгляд, его поддержали на федеральном уровне? Ведь не секрет, что в 2017 году на конкурс поступило почти десять тысяч заявок, однако гранты получили не многие.

— Наш проект называется «Пойми меня, мама!», он разработан для детей и подростков, которые не говорят и никогда не смогут говорить в силу своей физиологии. Это дети, больные ДЦП, аутизмом, синдромом Дауна. Несмотря на то, что им недоступна речь, им нужно общаться с родителями, ровесниками, окружающим миром. То есть, им нужна альтернатива устной речи — это может быть любой способ: жесты, карточки с изображениями предметов, написанные слова, программы с синтезатором голоса, игрушки, специальные кнопки. Все то, что позволит им общаться с нами, сообщать о своих желаниях или проблемах. Ведь существует жестовый язык для людей с нарушениями слуха, или азбука Брайля для слепых и слабовидящих, а вот для людей с ментальными нарушениями об альтернативной коммуникации стали говорить совсем недавно.

— Если я правильно поняла, на средства президентского гранта вы открываете, можно так сказать, школу общения для неговорящих детей?

— Да, можно сказать и так. Проект предусматривает открытие студии альтернативной коммуникации. Я и двое педагогов будем заниматься обучением детей и родителей навыкам подходящей им коммуникации. В 2018 году мы проводили консультации для семей с детьми-инвалидами, и из 64 протестированных детей 57 остро нуждаются в альтернативном общении. А ведь мы, так сказать, прошлись по верхам: кинули клич в соцсетях, о нас написали некоторые СМИ, то есть информация, я уверена, дошла не до всех. В действительности таких детей гораздо больше. Занятия у нас будут бесплатными, школа начнет работать в январе, планируем набрать в первую группу обучения 12 семей. Обучение продлится два месяца.

— Почему вас заинтересовала эта тема? Уверена, большинство омичей даже не задумываются о проблеме, которую вы озвучили, просто потому, что не знают о ней.

— Да, согласна с вами. Если все в порядке со здоровьем ребенка, то родители даже не понимают поначалу, о чем речь идет. Я же знаю об этой проблеме не понаслышке. Мой шестилетний сын Влад с рождения страдает прогрессирующей гидроцефалией и детским церебральным параличом. Говорить он не может, и надежды на то, что это произойдет когда-нибудь, нет. Идея открытия в нашем городе студии альтернативного общения пришла ко мне как раз во время занятий с сыном. Результаты от занятий были очевидны, я много нового узнала о сыне. Например, узнала, что он любит апельсины, а не яблоки… Да, наверное, для кого-то это мелочь, а для меня целое открытие. Я говорю «результаты были», потому что сейчас состояние здоровья Влада сильно ухудшилось и мы пока не занимаемся.

— Светлана, как вы смогли своей идее придать форму? Многие мечтают, но дальше мечты дело очень часто не продвигается.

— Действительно, поначалу школа общения для неговорящих детей была просто идеей, однако она прочно засела в моей голове и почти год не давала мне ни есть, ни спать. Я сама педагог по образованию, стала изучать документы, советоваться с руководителями других организаций, и постепенно эта идея вылилась в проект — она обрела реальность на бумаге, а потом эксперты дали проекту высокую оценку на конкурсе президентских грантов, и мы получили средства на его реализацию. На сегодняшнем этапе студия альтернативной коммуникации для неговорящих детей — это оборудование, зафиксированное в договорах и счетах, но еще чуть-чуть — и она станет реальностью. Оборудование для обучения я закупила, оно уже пришло из Москвы и Санкт-Петербурга, осталось найти помещение.

— Что было самым сложным в реализации проекта? Подготовка документов, написание проекта — это все, наверное, непросто…

— Нет, писала проект, я, можно сказать, душой, поэтому тут проблем не было. Самое трудное — это найти нужное помещение. Я ищу его и сейчас. Помещений пустующих много, объявлений — целый интернет. Казалось бы — выбирай, но существует проблема доступности. Я оббежала полгорода, изучила сотни объявлений, проблема одна — нет адаптированных помещений для маломобильных людей. И игнорировать эту проблему я не могу, так как 40% участников проекта — это дети с ДЦП. Поэтому сейчас я продолжаю поиски, чтобы найти помещение, максимально удобное для наших детей и родителей.

— Светлана, какова конечная цель вашего проекта?

— Самая главная задача — помочь семьям, в которых дети не разговаривают, найти общий язык — неважно, какой он будет: жестовый, язык картинок и так далее. Я хочу, чтобы детей наконец смогли услышать и понять самые близкие люди, их родители, и, конечно, окружающие. А еще проект «Пойми меня, мама!» — шаг к следующему проекту, я уже пишу его. Я уверена, что нужно расширять границы общения для неговорящих детей, сегодня это можно сделать с помощью планшетов, смартфонов, специальных кнопок. Подробности проекта я расскажу омичам чуть позже.

Справка

В Омской области проживают 7 269 детей с инвалидностью, из них психическими расстройствами и расстройством поведения страдает 2 782 ребенка, детей с болезнями нервной системы — 1 096 человек. Это дети с диагнозами «аутизм», «умственная отсталость», «синдром Дауна», «ДЦП». Они имеют большой риск не научиться разговаривать в связи со своими особенностями в развитии.

Распечатать страницу
Загрузка...