Опиум для народа

Опиум для народа

Дата публикации 1 августа 2012 13:22

Тема тоталитарных сект сегодня почему-то перестала быть злободневной, хотя эти организации никуда не подевались и весьма активно работают, «забирая души» наших соотечественников.
Тема тоталитарных сект сегодня почему-то перестала быть злободневной, хотя эти организации никуда не подевались и весьма активно работают, «забирая души» наших соотечественников.
 
До недавнего времени наше общество имело весьма смутное представление о сектах, и, в принципе, до сих пор многие из нас не разбираются в этом вопросе, считая эти деструктивные культы направлением христианства или иной религии. Я умышленно употребляю слово «секта» для разделения двух понятий, оформившихся в сознании нашего общества: религиозные меньшинства и секты. Меньшинства - это иудеи, мусульмане в какой-то степени, а религиозные новообразования - это секты, стоящие вне культурно-исторической традиции. По сути, это контркультура, меняющая систему мировосприятия и ценностей. И чтобы разобраться со всем этим, давайте «окунемся» в историю. 
 
«Цель оправдывает средства»
До революции под понятием «секта» подразумевалась религиозная группа, отколовшаяся от православия и ставшая «ересью» - учением, расходившимся с церковным Преданием. Первыми еще в XII веке ими стали богомилы, затем в XIV веке стригольники, потом ересь жидовствующих, и, наконец, выделившиеся из среды раскольников, отличавшиеся ярким асоциальным и изуверским характером - хлысты и скопцы. Были, конечно, и другие секты с различными названиями, и всех их объединял слепой фанатизм, непринятие общества и его устоев, а самое главное, они были ярыми противниками и ненавистниками православия.
 
Царское правительство пыталось локализовать и изолировать от общества это болезненное явление народной жизни, прибегая к репрессивным мерам - арестам и ссылкам, но при этом главной целью была даже не борьба с теми, кто противопоставляет себя государству, а сохранение духовной однородности российского народа.
 
Новым толчком развития деструктивных религиозных культов в середине XIX века стали их идеи о непризнании государства, общества, светских и религиозных заповедей, послужившие основой их союза с революционерами. При этом каждый из них имел свои цели: сектанты надеялись при изменении общественного строя на большую «свободу», революционерам же были нужны люди - противники государства. Еще в своем труде «Что делать?» Владимир Ленин обращал внимание, что сектантов необходимо и полезно использовать, что прекрасно вписывалось в доктрину большевиков «цель оправдывает средства».
 
Придя к власти, они продолжили свое «сотрудничество» с сектами для борьбы с православным христианством, так что гонения на церковь нельзя полностью списывать только на большевиков, в них проявилась долго сдерживаемая ненависть сектантской России к православию. В двадцатые годы эти культы использовались уже для советизации села, создавались образцовые сельхозкоммуны и колхозы из одних сектантов, за что они в своих изданиях (их было немало, в том числе известный журнал «Безбожник») демонстрируют новой власти полное одобрение, говоря, что власть Советов поставлена и утверждена самим Богом.
 
После же «сталинского перелома» начались репрессии против членов сект - так власть освобождалась от «попутчиков». Данный процесс продолжался не одно десятилетие, в общем, власть прокатилась по ним таким катком, что к началу перестройки о сектах просто забыли, «выжили» только баптисты и пятидесятники, «сидевшие» тихо-тихо.
 
Тоталитарные секты и религиозный плюрализм
Сектой, согласно изначальной этимологии, назывались последователи нетрадиционных (не вписывающихся в культурную парадигму) философских учений, и поэтому сектанты изначально составляли замкнутую группу, стоящую в оппозиции к исторической России, к ее культурной традиции, и их историко-культурная беспочвенность не раз использовалась в политических целях. Причем большевики здесь не были последними. Гитлер тоже хотел создать в завоеванной России такую ситуацию, чтобы не было единой веры и церкви, а в каждом селе и деревне была бы собственная секта со своим представлением о боге. «Мы это можем только приветствовать, поскольку тем самым разъединяющая тенденция в русском пространстве еще более усилится», - эти слова фюрера приводит в своей книге «Застольные разговоры Гитлера» Г. Пикер. Такое вот неожиданное предвосхищение стратегии «религиозного плюрализма», который «появился» в нашей стране после развала Советского Союза.
 
 И не будем наивно полагать, что  религиозная жизнь может стоять вне политики. Приписываемая Гитлеру идея насаждения «конфессионального» плюрализма в России многим пришлась по вкусу, так, например, деятельность миссионеров сегодня поддерживается США на государственном уровне, что не секрет.
 
Именно тоталитарные секты под маркой «сделано в США»  после появления нового закона «О свободе совести» (против которого активно протестовала как православная церковь, так и другие конфессии) в условиях, когда духовность была еще размытым понятием, вышли на «широкую арену», привлекая и захватывая в свои сети все новых и новых служителей деструктивных религиозных культов.
 
Причем интересно то, что тогда основными приверженцами этих «учений» в основном стали те, «кому за 30», то есть люди, воспитанные в советскую эпоху и по привычке нуждающиеся в «коллективном инстинкте» и, конечно, «руководящей и направляющей силе», чего в тоталитарных сектах предостаточно. Ориентацию же молодежи тогда можно было выразить одной фразой: «Не в правде Бог, а в силе». Для наших предков правда Божья была одна на всех, а в «плюралистическом обществе» правда у каждого своя, зато сила - понятие универсальное. Так что молодежь «ушла» в восточные культы и мистическое язычество, которые оказались им «ближе», к ним также примкнула часть «интеллигенции», у которой всегда было «не в порядке с головой».
 
Эти культы «всколыхнули» мутные воды магии, языческих суеверий и оккультизма, что, по мнению психиатров, таит опасность коллективных психозов, о чем не раз говорилось как на медицинских конференциях, так и страницах газет и журналов.
 
Мода на мистицизм также открыла широкие возможности для изобретения новейших «религиозных» гибридов. Возьмем тех же мунистов и саентологов (книга «Дианетика»), чьи «предводители» объявляют себя новыми мессиями, вовлекая в свои ряды не только простых людей, но и государственных и общественных деятелей самого высокого ранга, что как раз и позволило различным тоталитарным сектам безнаказанно проповедовать свои «учения» в России.
 
Один английский «социолог» написал, что неправомерно связывать национальную самобытность исключительно с какой-то одной религией, а другие верования рассматривать не как альтернативные религии, вносящие свой вклад в богатство культуры нации, а как вероломные идеологии, ведь отсюда можно ждать предубежденной дискриминации и прочих неприятностей.
 
Но вот интересно, какой же вклад следует ожидать от темного мистицизма, древних языческих суеверий и «плюрализма» деструктивных культов? Ничего, кроме одичания, культурной и духовной деградации, тем более именно эти тоталитарные секты агрессивны к гражданскому миру и согласию, толерантности к окружающим, к отечественной истории, культуре и религии, что ярко показывает их характер и цели появления на Святой Руси.
 
«Наши» победили
«Западные и восточные» деструктивные религиозные культы недолго оставались в нашей стране монополистами в своей «сфере» деятельности, постепенно появляются отечественные тоталитарные секты, и такие большие, как «Церковь Третьего Завета» или «Белое братство», так и всякая «мелочь», вербующие своих сторонников даже из последователей иностранных «учений».
 
Место же гибридных сект сегодня занимают ориентированные на языческий натурализм российские движения, такие как «Анастасия», «Звенящие кедры», «Лада», «Радастея» и другие.
 
Наши отечественные «крысоловы» оказались умнее своих западных коллег, учтя психологию наших людей и твердо зная, на какую струнку надо нажать в душе россиянина, чтобы он стал их фанатичным адептом, не рассуждающим, а делающим все, как прикажут их «духовные» лидеры.
 
В общем, «наши» потеснили своих иностранных коллег, но чувство патриотизма это никак не добавляет, ведь они преследуют ту же цель - вытеснение христианства, православия на обочину истории.
 
Кто победит? Было бы отрадно надеяться на здравый смысл, который  подвигнул бы наших чиновников серьезно задуматься о концепции национального и общегуманитарного образования. Незнание, непонимание своей духовной традиции, религиозное невежество, по сути, лишают человека свободы выбора, а свободным может быть только осознанный выбор.
 
Вера, по словам Антония Великого, есть свободное убеждение души. Психологическое порабощение группой или одним лицом лишает сектанта  именно этого самого необходимого признака веры - свободного убеждения души. Так что, доподлинно зная о «зомбировании» людей в деструктивных религиозных культах, даже не хочется слышать их проповеди, что именно у них настоящая вера в Бога. Не верите? Тогда поговорите с родственниками тех, у кого из-за сект не осталось квартиры или распалась семья, может, тогда все поймете.
 
Евгений Орлов
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий
Загрузка...