Стилист Татьяна Жарова: «Скромность в нашей профессии недопустима»

Стилист Татьяна Жарова: «Скромность в нашей профессии недопустима»

Дата публикации 12 февраля 2019 15:57 Автор

О знакомстве с супругом, планах на переезд и «запрете на скромность» известный стилист и театральный художник Татьяна Жарова рассказала студентам Омского технологического колледжа.

Около тридцати лет назад она сама сидела за партой в этом учебном заведении. На встречу со студентами она пришла в компании супруга, художника Генриха Бефуса. Яркая, уверенная в себе, Татьяна Жарова не искала причин скрывать от слушателей хоть какую-то правду и была довольно откровенна в ответах на вопросы. Мы записали для вас все самое интересное с этой встречи.


Как все начиналось

Это началось в классе пятом, у меня были волосы ниже плеч, их обрезали, я шла, плакала и думала: «И вот так всю жизнь? Я буду вот так зависеть от человека, у которого что-то не получилось в жизни или просто не задалось утро? Нужно самой это уметь делать!»

Уже в школе я начала стричь, я стригла всех. Могла бежать по школе, кто-то знакомый меня останавливал, просил подстричь челочку, и я прямо на лестнице стригла. Как логичное продолжение был технологический техникум (сейчас — технологический колледж. — Прим. ред.) Кстати, где табличка на фасаде о том, что я здесь училась? Да, я очень красивая и очень скромная. Так вот, проучившись в техникуме на парикмахерском искусстве, я поняла, что создать образ, зная одну голову, невозможно, и я пошла «в одежду». В технологическом институте я посвятила изучению этого вопроса пять лет. Не скажу, что учиться было сложно. Когда занимаешься чем-то с полной отдачей — это интересно, становишься просто маньяком. Я первая в городе начала делать боди-арт-шоу, спектакли. Специальных материалов в те годы не было, и мы придумывали все сами. Красили мусорные мешки золотой краской, резали спортивные коврики. Чтобы сделать «смоки-айс», жгли спички. В те годы была очень развита клубная жизнь, и мы рисовали на танцорах, делали за ночь по несколько выездов, буквально бомбили клубы, зарабатывали деньги.


О возможностях

Когда я училась, нас распределяли, так я на три года попала в Бердск. Вы же — свободны в своих решениях и можете выбрать, куда себя приложить. Уже сейчас можно искать и присматриваться, в какую сторону больше тянет. Попасть при желании можно куда угодно, поэтому скромность в нашей профессии недопустима. Если нравится мастер, лучше учиться у него, встать у руки и учиться, параллельно еще где-то работать. Но находить всеми силами свой путь. Когда я училась на втором курсе технологического института, уже тогда делала спектакли, ко мне уже обращались. Не нужно заходить в темную комнату, закрывать все окна и двери и говорить: «Я художник, я хочу работать». Нужно афишировать свои умения. Все что я хочу, я осваиваю, и я говорю об этом. Сейчас я делаю текстильные скульптуры. Вылепливать из пластилина, выливать из металла намного сложнее, чем взять и сделать из ткани. Мне на днях один человек настолько эмоционально рассказывал про своего кота, что я сделала этого кота тем же вечером.


О семье

С мужем мы познакомились в галерее у Дамира Муратова, Генрих учился у него шесть лет. Он художник-график. Я увидела его — такой интересный молодой человек, трогательный. Мы делали вместе разные проекты, театральные и клубные. Сейчас Генрих рисует в комикс-стиле, и у него проходит выставка на улице Ленина, 19, в новой галерее, которая создавалась специально под него. У нас есть дочь Арсения, ей двадцать три года, она учится в Питере, по профессии она биоэколог. С пятнадцати лет она модель, а до двадцати лет сделала пять спектаклей как театральный художник. Визаж, боди-арт — она этим прямо маньячит и на «Ритме» (молодежный форум «Ритм» возрожденный в прошлом году губернатором Александром Бурковым. — Прим. ред.) уже второй год ведет эти подразделения. Она потрясающе интересный человек. Еще у нас есть собака Жужа, и она тоже героиня комиксов Генриха.


О работе с известными людьми

В Москве я работала в цирке на Цветном бульваре как стилист шоу-программ, я делала прически, макияж, отрисовывала одежду. Конечно, через меня прошло очень много знаменитостей. Позже работала в салоне «Персона», там обслуживалась масса известных людей. Заходишь — а на полу две черные полосы. Кто испортил пол? Это Варум на роликах приезжала обслуживаться. Я стригла Земфиру, «Би-2»…

О переезде

Работая в Омске, мы выставляемся в Европе, Японии, получаем заказы со всего мира. Я не чувствую, что я зажата Омском. Я работала в Русском музее в Питере, делала разные проекты, но это не мой город, я начинаю там болеть. С течением времени уже не мы сами выбираем, где мы хотим жить, а наш организм сам выбирает, где нам жить. В Европе мне комфортно, сейчас мы делаем определенные усилия, и я думаю, что в следующем году мы туда переедем.


Фото автора


Распечатать страницу

Комментарии пользователей (всего 1):

Аникей
очень жаль, что такие люди покидают Омск!
12 февраля, 16:29 | Ответить
Добавить комментарий
Загрузка...