Татьяна Колточихина: «Меня вдохновляет процесс работы»

Татьяна Колточихина: «Меня вдохновляет процесс работы»

Дата публикации 13 марта 2019 07:25 Автор Фото Евгений Кармаев

Художник года о том, как рождаются батики и эмали, покорившие омских любителей искусств.

Диплом у Вячеслава Зайцева

– Татьяна Увинальевна, на выставке-конкурсе лучших работ омских художников вы получили первое место в номинации «Прикладное искусство» за работы в технике эмали. А зрители вас знают как автора выразительных батиков. Почему вы изменили своему многолетнему увлечению росписью по ткани?

– Я продолжаю заниматься батиком. Но почувствовала, что интерес к нему у публики несколько уменьшился. Эмалью я занимаюсь с 2002 года. На ткани у меня импровизации легко выходят. А с эмалью я в голове все время план держу, какую краску положить снизу, какую сверху, чтобы получилось прилично. Печь разогревается до нужной температуры пять часов, поэтому я готовлю сразу с десяток пластин и должна помнить о композиции каждой. Такая многоэтажка в голове. Но мне это интересно.

– Мужская работа?

– А вообще, художник – мужская профессия. Знаете, сколькими инструментами нужно научиться пользоваться! Даже для создания батика.

– Мужчины нечасто занимаются росписью по ткани.

– А в Прибалтике 50 процентов художников по батику – мужчины. В Москве – процентов тридцать.

– В ваших батиках и эмалях часто встречаются изображения птиц и рыб. Излюбленные мотивы?

– Они оживляют композицию. А в последнее время в моих эмалях стали появляться изображения людей. Особенно зрителям нравятся пары. Девушки-красавицы еще висят на стене мастерской, а образы мужчины и женщины тут же разлетаются, их покупают в подарок на юбилеи, приехавшим в город гостям или если сами едут в гости.

– У вас редкое старинное отчество. Как звали вашего отца?

– Увиналий Михайлович. Производное от Ювеналий, как Егор от Георгия. Мои бабушка и дедушка по отцу принадлежали к Русской древлеправославной церкви. Жили в Подмосковье. В 1934 году семью арестовали по доносу и отправили в Сибирь, в город Сталинск – ныне Новокузнецк. Когда смотрю на семейную фотографию, где папе пять лет, дыхание перехватывает. За что? Бабушка вернулась домой с младшим сыном, а папа женился в Новокузнецке и доучивался в Одесском художественном училище. Некоторое время родители жили в Москве, где я и родилась, а потом снова вернулись в Новокузнецк. Папа был художником-оформителем, у него было очень много заказов.

– Когда смотришь на ваши работы, очевидно, что вы могли бы быть живописцем или графиком. Почему вы выбрали прикладное искусство?

– Когда выбирала художественный вуз, родители между собой разговаривали, прикидывали, что мне подойдет. Папа сказал, что живописцам надо носить тяжелый этюдник, масло плохо пахнет, и это не для меня. И я поступила в Московский технологический институт на специальность «Художественное оформление и моделирование изделий текстильной и легкой промышленности».

– Это правда, что вы учились у Вячеслава Зайцева?

– Не могу назвать себя его ученицей. У нас были прекрасные преподаватели, увлеченные своим делом. А под руководством Вячеслава Михайловича я готовила дипломную работу – батик на вечернем платье. Зайцев зажигал студентов. Когда он приходил к нам, даже самые ленивые начинали активно работать.

И Микеланджело работал по заказам

– Как вы стали омичкой?

– После четвертого курса вышла замуж за омича. И по распределению приехала преподавать в Омский технологический институт. Но проработала здесь недолго. Главный художник Худфонда Сергей Крамаров получил заказ на оформление Музея боевой славы омичей. Зная, что мы с моей однокурсницей Ириной Соковой владеем техникой гобелена, он сказал: «Девчонки, бросайте институт, начинайте работать». Но заказ для музея достался не нам, а Михаилу Слободину. Мы же еще не были членами Союза художников.

– А вы уже уволились? Не страшно было уходить на вольные хлеба?

– Мы уволились, и мне было очень страшно. Ира подпрыгивала от счастья, что пригласили в Худфонд, а я долго переживала, что на мне теперь такая ответственность. Успокаивала себя мыслью, что, оставшись в институте, лишу себя творческой среды и не стану художником, а в другой раз в Худфонд не пригласят. Было много заказов, я сделала много батиков и два гобелена.

– Вас не смущала работа по заказам?

– А Микеланджело как работал? По заказам Ватикана. А Леонардо да Винчи? Тогда только по заказам работали, никто своим творчеством не занимался.

– Что произошло, когда заказов не стало?

– Мне было очень тяжело. У меня двое детей, это значит – из одного декретного отпуска во второй. Была пауза в общении с коллегами. Я не могла найти подработки. Если б не муж, голодали бы точно. Он на агрегатном заводе работал и по сей день работает, у него специальность связана с оборудованием металлургического производства.

– Сегодня можно уверенно сказать, что именно вы познакомили омичей с техникой батика. Участие в выставках помогло найти поклонников и покупателей?

– Конечно. Появились люди, которым интересны мои работы. Батики могут быть прикладными, и я расписываю мужские галстуки, шарфы, оформляю ими платья. Декоративные – для оформления интерьера. Для выставок делаю станковые работы. А раньше просили изготовить и монументальные батики. Покупают в основном небольшие работы. Я отдаю батики, а теперь и эмали на продажу в небольшом количестве. Но чаще люди, желающие купить батик, приходят ко мне в мастерскую. Бог, видимо, покровительствует художникам – никому не дал умереть с голоду.

– Менеджера бы омским художникам хорошего…

– Менеджер должен быть галерейщиком и любить всех авторов. Но есть такая сложность. Художника в городе легко найти. Приезжает в мастерскую человек, говорит: «Мне нравится эта работа, я ее хочу купить». То есть минуя галерею, которая лишается своего процента. В галерее должны составить договор, по которому художник получает зарплату и больше нигде не продает свои работы. А галерейщик должен постоянно продавать его работы, чтобы не сидеть без денег. Пока это неосуществимо.

«Я человек, патриотически настроенный»

– Как вы сочиняете сюжеты для батика или эмали? 

– Я обычно ориентируюсь на предстоящую выставку. А выставка всегда имеет тему. И, размышляя над ней, можно сделать импровизацию.

– А природа вас не вдох-новляет?

– Нет, у меня иной тип мышления, я от природы мало черпаю. Меня вдохновляет не столько природа, сколько процесс работы. Но бывала и на пленэрах. Однажды Иван Иванович Желиостов позвал: «Таня, группа собирается в Кайсы Усть-Ишимского района. В основном живописцы». – «А что мне там делать?» – «Возьми пастель, акварель». Я была неделю и писала пастелью. Но не для того, чтобы повторить потом пейзажи в батиках. Природа может зарядить эмоциями.

– В ваших росписях видятся образы Древней Руси…

– Вы, наверное, имеете в виду серию с ангелами. Поскольку я русская, творчество связано с культурой Руси. Не с африканской же. В процессе учебы в институте мы напитывались классикой, копировали в Русском музее и Эрмитаже фрагменты гобеленов, костюмы, головные уборы, орнаменты. Толпы людей ходят по залам, а мы работаем. Потом я была под впечатлением работ прибалтийских художников. Они создавали объемные текстильные композиции. Мышление должно быть как у керамиста. Но я так мыслить не могу. Я человек патриотически настроенный, мне нравится российская культура. Поэтому я категорически против бездумных заимствований. Вот мне дарят фигурки свиней, потому что по китайскому календарю Год свиньи. За столом сидят приятельницы: «Я с Года петуха. А вы, Татьяна, с какого года?». Я говорю: «Я православная».

– Вы сказали, что художнику нужно общение в творческой среде. Но где могут встретиться художники, занимающиеся росписью по ткани?

– На творческих дачах. Я была там три раза – в Горячем Ключе, на «Челюскинской» и в Петрозаводске. Кто-то выигрывает грант и приглашает художников. Они работают вместе, общаются. Все работают по-разному, ты  можешь освоить новую технологию. Такое повышение квалификации. А еще встречаемся с коллегами на выставках. Нынешним летом я поеду со своими работами в Екатеринбург на триеннале декоративно-прикладного искусства.

– Из окон вашей мастерской открывается потрясающий вид на Иртыш, набережную, Ленинградский мост. Городскую тему не хотелось отразить в батике или эмали?

– Я себя пыталась настроить. Но архитектура требует четкого рисунка, здания должны быть узнаваемыми. Если рисунок условный, это будет не наш город.    

– У вас есть ученики?

– Есть. Небольшая группа любителей батика разного возраста. Появилась ученица 70 лет. Она когда-то окончила худграф. Говорит: «Я на пенсии мучаюсь от безделья». Сейчас в моей мастерской работает над горячим батиком.

– Какой бы совет вы дали тем, кто еще только мечтает стать художником? Стоит ли посвятить жизнь искусству?

– Стоит. Это очень интересно, независимо от того, какое направление выбрал человек – живопись, графику, скульптуру, прикладное искусство. Начальное образование должно быть очень хорошим. Нужно поставить глаз, руку. Первые два года – базовые предметы: академическая живопись, рисунок, основы композиции. Это образование должно быть крепким. А потом начнется творчество.

– Можно ли научить твор-честву?

– Можно научить ремеслу. Все, кто учился на худграфе, всё умеют: писать красками, шить, вышивать. Но творчество – это придумывание, сочинительство.

– Тогда что такое талант художника?

– Все вместе. Надо владеть ремеслом и увлекаться процессом придумывания. Картины, батики, эмали сначала рождаются в голове.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Курс на Тавриду

Курс на Тавриду

Черноморский полуостров стал одним из самых ...

Информбюро

Блины и солнце!

Блины и солнце!

Тысячи омичей стали гостями и участниками ...

Власть

«Вы – гордость Омской области»

«Вы – гордость Омской ...

Накануне праздника Александр Бурков поздравил с 8 ...

Социум

Полк вернется на прежний маршрут

Полк вернется на прежний ...

В Омской области началась подготовка к ...

Культура

Татьяна Колточихина: «Меня вдохновляет процесс работы»

Татьяна Колточихина: ...

Художник года о том, как рождаются батики и эмали, ...

Наследие

Он погиб на Даманском…

Он погиб на Даманском…

В Оконешниковском районе прошли памятные ...

Спорт

Хартли против Скабелки

Хартли против Скабелки

«Авангард» продолжит борьбу за Кубок Гагарина с ...

Здоровье

«Желающих встать на учет очень много»

«Желающих встать на учет ...

О том, как новая поликлиника на Левобережье начала ...

Образование

«Всегда боялась быть педагогом-сухарем»

«Всегда боялась быть ...

Директор Омского колледжа культуры и искусства ...

ЖКХ

С заявкой на комфорт

С заявкой на комфорт

До 29 марта в окружных администрациях принимаются ...

Спецпроекты

Сметана: не так проста, как кажется!

Сметана: не так проста, как ...

Как в будни, так и в праздники без нее сложно ...

Крупным планом

Прелюдия  к дельфийским играм

Прелюдия к дельфийским ...

Трем учреждениям культуры из областного бюджета ...

Добавить комментарий
Загрузка...