Всеволод Мизенин: «Мой Петрушка – хулиган. Но очаровательный»

Всеволод Мизенин: «Мой Петрушка – хулиган. Но очаровательный»

Дата публикации 27 марта 2019 07:19 Автор Фото Евгений Кармаев

Основатель петербургского театра «Папьемашенники» о том, почему зрителям сегодня так нравятся кукольные представления Петрушки.

Шалун, проказник…

– Всеволод, сколько лет Петрушке?

– Есть разные версии на этот счет. Я придерживаюсь русофильской, что Петрушка существует давно, хотя в нем наверняка есть итальянские корни. Я называю годом рождения Петрушки 1636-й, когда этот кукольный персонаж первый раз был изображен в книге Адама Олеария «Описание путешествия в Московию и через Московию в Персию и обратно». Адам Олеарий – голштинский посол, дипломат, поместил в книге изображение кукольника в юбочной ширме: юбка задрана наверх, и над ней – персонаж в колпачке, еще один персонаж и конь. Исследователи русской старины выдвинули предположение, что это сценка театра Петрушки. Поэтому я за то, чтобы в 2036 году нас, петрушечников, поздравил с 400-летним юбилеем президент, наградил именными часами, квартирами и машинами. Шутка.

– А много ли сегодня в России петрушечников?

– Если вы волнуетесь за бюджет страны нашей, большого урона ему не будет. Нас немного, по пальцам можно пересчитать. Трое в Петербурге, трое в Москве, один в Кирове, один в Севастополе, несколько в других городах. В лучшем случае дюжина. Я говорю именно о традиционной комедии.

– За что вы полюбили Петрушку?

– За буйный нрав, искренность, скорость реакции, непосредственность.

– Он похож на вас?

– Поскольку я младше его на 300 с лишним лет, я похож на него. Я являюсь живым воплощением мифа о трикстере. Я его сам породил, а затем он помог мне.

– Что такое трикстер?

– Карл Гюстав Юнг, создатель аналитической психологии, этим термином назвал один из архетипов. Трикстер – шалун, проказник, персонаж с детским типом сознания. В детской литературе трикстеры – любимые персонажи: Пеппи Длинныйчулок, Том Сойер, Карлсон. Дина Рубина написала книгу о проблеме трикстеров «Синдром Петрушки». Трикстеры – это герои вне морали.

– Петрушка вне морали?

– Его поведение – поведение ребенка трех-четырех лет, который действует на импульсах, порывах, у него еще нет понятий «хорошо», «плохо». Что хорошо, что плохо, мы должны рассказывать детям. Петрушку назвать положительным персонажем, конечно, нельзя. Если хотите увидеть положительный персонаж, то нужно смотреть сказки про белочек, зайчиков. История Петрушки более древняя, более дремучая.

– Поэтому вы не согласны с Сергеем Образцовым, который сделал из народного героя положительный персонаж?

– Сергей Образцов лишил Петрушку характерного голоса, получаемого при помощи модулятора, хищного носа, а главное, лишил характера, сделав из него хорошего мальчика. В таком случае его можно было бы назвать Ванюшкой, Сережкой – как угодно. В театре Образцова ставились произведения советских авторов: «Петрушка-иностранец» Маршака, «Война Петрушки и Степки-Растрепки» Шварца. Наша литература не раз обращалась к образу Петрушки.

Панч испугал детей и мам

– Вы по образованию педагог-психолог. Где вы впервые увидели Петрушку, как встретились с ним?

– Я узнал о нем благодаря чтению. Дорогие дети, больше читайте! А если серьезно, в начале 2000-х в Мурманске, откуда я родом, мы с друзьями начали ставить и играть народные праздники. На Масленицу сделали костюмы Медведя, Коня и других участников масленичного представления. А Петрушки не было. И мы, прочитав книгу Анны Некрыловой «Народный театр», накатали из папье-маше головы Петрушки, Марфы Петровны, Коня, Цыгана. Я начал давать представления. В 2005 году родился театр «Папьемашенники». А сегодня у двух моих Петрушек головы сделаны не из папье-маше, а из дерева.

– У кого вы учились искусству кукольника?

– У Анатолия Архипова. Он и подарил мне первую куклу с деревянной головой. Анатолий Николаевич – известный актер-кукольник, режиссер, педагог. В Мытищах он создал театр «Петрушкина слобода». Дом для Петрушки – старинный, двухэтажный деревянный. Я не тратил пять лет на обучение в театральном институте. Ездил и езжу к Архипову.

– А у вашего Петрушки нет своего дома в Санкт-Петербурге? Вы странствующий артист?

– Не хочется платить за аренду, коммунальные услуги. Это накладно в наше время…

– И где вы показываете представления?

– Нас приглашают, мы приезжаем, ставим ширму и играем.

– Вы говорите «нас». А сколько вас?

– Я имею в виду себя и моих маленьких актеров-кукол: Петрушку, Марфу Петровну, их детей. За ширмой я один. Иногда мы приезжаем вдвоем с музыкантом.

– «Папьемашенники» называют самым необычным театром. А как правильно: вы показываете представления или играете спектакли?

– Наверное, представления, как принято было на Руси. Но так как у Петрушки есть европейские корни, в частности итальянские, то можно говорить о спектаклях.

– На какую аудиторию вы рассчитываете?

– На семьи. Я устраиваю представления так, чтобы было интересно и детям, и взрослым.

– А раньше на ярмарках Петрушка был героем представлений для взрослых…

– В старину показывалась более жесткая история. Сужу по тому, как англичане работают с Панчем. Я видел в Москве, как это происходит.

– Разочаровал вас Панч?

– Не разочаровал, дал повод хорошо задуматься, каким должен быть Петрушка, чтобы мне не было за него стыдно.

– За Панча было стыдно?

– Нет, что мне стыдиться. Это было воплощение части англосаксонского колониалистского менталитета. Очень жесткое представление – с убийствами, виселицами, казнью, сексом – Панч прыгал на своей жене Джуди. Ребенка выбрасывали в окно. Зрители были к такому зрелищу не готовы. Мамы переживали за то, как отреагируют дети. И я-то прохожу по грани, хотя, конечно, учитываю некие культурные установки современного зрителя. Не хочу сделать из Петрушки пай-мальчика, но и не готов, чтобы мой герой вызывал отвращение. Он у меня хулиган, но очаровательный хулиган. Уродец – древний молодец.

«Не хочу быть Бэтменом»

– Всеволод, вы на протяжении действия постоянно общаетесь со зрителями. Каждое представление – импровизация?

– Какая-то канва есть, но бывают очень большие уходы в сторону. Конечно, импровизацию я считаю очень сильной стороной нашего театра.

– Скажите, а в чем смысл представления Петрушки?

– А в чем смысл русской сказки? Сказка – это упростившийся миф. Миф о космосе, о том, как рождается мир, как появляются герои. А сказка о том, как живут люди в этом мире.

– В сказке всегда «добрым молодцам урок». А у вас?

– Ну, если молодцы добры и у них есть голова на плечах, они будут искать урок. Иногда ко мне после спектакля подходят педагоги: «Вот наши дети после выступления Петрушки такие расторможенные, бегают, орут». А в других школах дети подходят и один за другим дарят мне рисунки с изображением Петрушки. От педагога зависит реакция ребенка и что он понял.

– Народный юмор грубоват. Вы делаете коррективы?

– Отчасти. Кстати, «юмор» – слово нерусское. Михаил Бахтин писал о смеховой культуре. Чтобы понять, что вызывало смех, надо почувствовать мировоззрение народа. В средние века оно было иным. Тогда смеялись над кишками или тем, что Бахтин называет телесным низом. Но то, что для нас сегодня грязь, тогда было знаками плодородия, возрождения. Почему мы теряем традиционную культуру? Потому что мы слишком высокомерны. Мы считаем, что могла придумать деревенщина? Не говорим этого вслух, потому что делаем вид, что уважаем наших предков, но, по большому счету, современное общество считает: что они могли знать о жизни?

– Петрушка – основательно забытый персонаж?

– Он еще существовал после революции. Нина Яковлевна Ефимова-Симонович, двоюродная сестра художника Валентина Серова, вместе со своим мужем Иваном Ефимовым открыла в 1918 году в Москве Театр Петрушки и теней. Исчез Петрушка в 30-е годы.

– В старину петрушечники все делали сами: кукол, декорации, реквизит. А как у вас?

– Эта ширма сделана моими руками, правда, при помощи Анатолия Архипова. Реквизит тоже делаю сам. Да, «Папьемашенники» – театр авторский, театр художника.

– Как вы сами объясняете, почему так радостно реагируют зрители на появление Петрушки над ширмой?

– Во-первых, он смешной, а люди любят смеяться, потому что, как мы знаем, человечество, смеясь, расстается со своими страхами. Смех очищает. А во-вторых, Петрушка очень непосредственный. У нас есть тоска по непосредственности. Мы вечно думаем о реакции на наши действия окружающих. А он не думает, как ребенок, он сразу действует. Не всегда по-умному – это история дурака, что тоже подкупает. Зрители думают: Петрушка дурень, а мы-то с вами умные люди. Один мальчик после представления сказал: «Не хочу быть Бэтменом, хочу быть Петрушкой». Эта реакция – мое главное достижение в карьере кукольника.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Помощь надо оказывать всем!

Помощь надо оказывать ...

19 октября губернатор Александр Бурков, находящийся ...

Информбюро

Символ трудового подвига

Символ трудового подвига

Омским архитекторам помогут победить во ...

Власть

С прицелом на инвестиции

С прицелом на инвестиции

Александр Бурков призвал глав муниципальных ...

Экономика

Ставки идут вниз

Ставки идут вниз

Депутаты Законодательного собрания Омской области ...

Социум

Пример мужества и несгибаемой воли

Пример мужества и ...

26 октября отмечается 140-летие со дня рождения Героя ...

Строительство

«Приступаем  к программе 2021 года»

«Приступаем к программе ...

Реализация национального проекта «Безопасные и ...

Спорт

Быть в форме станет нормой

Быть в форме станет нормой

В 2020 году на реализацию проекта «Спорт – норма ...

ЖКХ

«Корона» не пошла на пользу крыше

«Корона» не пошла на ...

В этом году в Омской области будут отремонтированы ...

Актуально

Родительский контроль

Родительский контроль

Папы и мамы вправе знать, чем кормят детей в школе. ...

Точка на карте

«Все успехи района –  это заслуга наших людей!»

«Все успехи района – это ...

В прошлом году по темпам социально-экономического ...

Фотопроект

Семейный альбом

Семейный альбом

Сегодня в рубрике «Семейный альбом» мы расскажем о ...

Добавить комментарий