Омские врачи борются за жизнь пострадавшего в Саргатке ребенка

Омские врачи борются за жизнь пострадавшего в Саргатке ребенка

Дата публикации 26 апреля 2019 11:41 Автор Фото Сергей Мельников

В поселке Саргатское во время пожара 25 апреля серьезно пострадал семилетний мальчик. Спецбригада областной детской клинической больницы выехала в район, чтобы оценить состояние пациента и при возможности забрать его в город.

Желтый реанимобиль «Мерседес» с включенными проблесковыми маячками и сиреной летит через оживленные городские перекрестки, водители легковых авто и микроавтобусов освобождают дорогу. В считаные минуты спецборт, отправившийся от областной детской клинической больницы, оказывается на Левобережье, пересекает черту города и сначала по трассе Р-402, а затем Р-392 устремляется в Саргатский район.

В салоне реанимобиля — врач анестезиолог-реаниматолог БУЗОО ОДКБ Петр Самбрат и медицинская сестра-анестезист Елена Бетехтина. Вызов экстренный: утром в Саргатскую районную больницу доставили семилетнего мальчика, пострадавшего на пожаре. Известно, что, когда началось возгорание, ребенок был один в доме и надышался продуктами горения. Других подробностей нет. Сейчас он в коме в отделении реанимации, подключен к аппарату искусственной вентиляции легких. Возможно, на реанимобиле Петр Алексеевич и Елена перевезут его в Омск. Но все будет зависеть от состояния маленького пациента.

Специальный реанимобиль предназначен для перевозки пациентов, которым требуется экстренная госпитализация. Машина оборудована дефибриллятором, аппаратом ИВЛ, кислородными баллонами, медикаментами и расходными материалами для оказания неотложной помощи.

По федеральной трассе автомобиль едет бодро, однако после поворота на Саргатское скорость водителю приходится снизить — дорога здесь хуже, на ухабах машину сильно трясет. К счастью, вся аппаратура надежно зафиксирована, а носилки, на которых перевозят пациентов, установлены на пневматической подушке и на ямах амортизируют. Но расслабиться и набраться сил перед серьезной работой ни врачу, ни медсестре в такой обстановке не получится. Хорошо, что поездка относительно недолгая — всего 110 километров, и уже через полтора часа спецборт въезжает во двор ЦРБ.

Саргатская районная клиническая больница — двухэтажное здание, расположенное практически на въезде в поселок. Круглосуточный стационар на 50 коек, дневной на 25 и реанимационное отделение на три, одну из которых занимает семилетний мальчик. Тот самый, к которому приехала бригада из города.

Заведующий реанимацией Саргатской ЦРБ Алексей Кузькин сам принимал маленького пациента — он рассказывает коллегам, что на пути в стационар у мальчика произошла остановка сердца, наступила клиническая смерть. Врачи неотложки начали проводить реанимационные мероприятия, которые продолжил Алексей Николаевич с коллегами — уже здесь, в больнице.

«Нам удалось запустить сердце, ритм был нормальный, сейчас небольшая тахикардия, около 115 ударов в минуту, — рассказывает коллегам из ОДКБ Алексей Николаевич. — Установили вазокан, подключили к ИВЛ, вводим препараты. В состоянии клинической смерти он оставался минуты две. Сейчас находится в коме».

В разговоре выясняется, что ситуация, в которой оказался мальчишка, до боли бытовая и предсказуемая. Но от этого не менее трагическая. С утра он приболел и в школу не пошел. Родители, уходя на работу, закрыли его дома, чтобы не случилось чего. Ключей не оставили. В какой-то момент в руках у ребенка оказались спички — может быть, хотел еду разогреть, может, поиграть... Официальная причина возгорания дома — неосторожное обращение с огнем. Экспертам удалось выяснить, что сначала загорелся диван, а следом за ним и другие вещи в комнате. Входная дверь заперта на ключ, пластиковые окна мальчик открыть не смог.

Из сводки регионального управления МЧС от 25 апреля известно, что сообщение о возгорании жилого дома поступило в дежурную часть в 9:29 (позвонили соседи, когда увидели, что из дома повалил дым). Они и сообщили, что в доме может быть ребенок. В 9:35 пожарный расчет был на месте, взломали входную дверь и вошли в дом.

Фото ГУ МЧС России по Омской области

Сильное задымление, нулевая видимость. К тому же в доме была сделана перепланировка: входную дверь перенесли, на ее месте осталась ниша, где теперь стоит холодильник. За ним спасатели обнаружили ребенка.

Хотя огонь мальчика почти не тронул — немного обожжены оказались лишь пальцы на руках — он потерял сознание, надышавшись продуктами горения. Точно установить, сколько времени он находился в своем «убежище», вряд ли получится. Впрочем, для серьезного отравления детскому организму хватит и пары минут.

Петр Самбрат слушает саргатских коллег, изучает амбулаторную карту, а затем в реанимационной палате сам осматривает маленького пациента.

Елена берет кровь, которую здесь же проверяют на газоанализаторе I-stat — его бригада привезла с собой. Через две минуты после того, как кровь загрузили в аппарат, он выдает результат: у пациента сильно повышена кислотность (последствия отравления угарным газом), глюкоза и гемоглобин (кровь слишком густая). А вот артериальное давление, напротив, значительно ниже нормы.

В таком состоянии перевозить ребенка в город рискованно, поэтому совместно с врачами ЦРБ принимается решение оставить мальчика в местной реанимации до стабилизации состояния.

«Если у него поднимется артериальное давление, то это будет шанс, что его мозг начнет работать. Но нужно понимать, что этот шанс крайне мал. Ребенок испытал сильнейшую гипоксию во время пожара, плюс перенес клиническую смерть. Мы назначим комплексное лечение и будем смотреть по его состоянию, будем каждый день созваниваться, — говорит Петр Алексеевич. — Прогнозы давать рано. Если все же нам удастся перевезти его в город, то там мы сможем подключить его к более мощному аппарату ИВЛ, сделать МРТ — она покажет, в каком состоянии его мозг. Возможно, мы увидим признаки инсульта».

В Омск желтый реанимобиль возвращается без спецсигналов. На выезде из Саргатского его захватывает дождь, небо затянуто темными низкими тучами, и впереди только серо-сизая хмарь. Петр Алексеевич задумчиво смотрит на дорогу, Лена общается в мессенджере со старшей дочкой, которую очень редко видит из-заплотного графика работы. Впереди у нее еще сутки дежурства, и, возможно, этот выезд не последний в ее смену.

Примерно на половине пути ливень начинает стихать. Небо как будто становится выше, поднимается ветер, разгоняя серые облака. На Левобережье Омска спецборт попадает в небольшую пробку: начинается час-пик. Преодолевая заторы, реанимобиль движется в сторону ОДКБ. В лобовое стекло бьют лучи апрельского солнца.

Распечатать страницу

Комментарии пользователей (всего 1):

Виктор
Я чтото не понял, это реклама нового реанимобиля или прогноз дождливой погоды, а может быть это расказ о плохих дорогах? Тот кто написал эту статью, что конкретно он хотел в ней донести до нас, до граждан? А то вней и реклама и трагедия и погода и херовые дороги, а на последок прям романтика, как дождь бьет в лобовое стекло. Руки бы оторвал за таку писанину, малой присмерти а они о всякой херне пишут, бля дождик капал, бля машинка крутая, бля дороги плохии. Птфу противно читать, лучше бы расказали как и чем малому помочь, может кровь нужна для переливания или медикоменты какие, либо еще чемто молому прмочь нужно.
27 апреля, 22:01 | Ответить
Добавить комментарий
Загрузка...