Сибиряк из Ливерпуля

Сибиряк из Ливерпуля

Дата публикации 19 июня 2019 07:33 Автор Фото Евгений Кармаев

Омичка Галина Мариневич рассказала, как вышла замуж в Калачинске за англичанина.

Летом 1958 года Калачинск облетела новость – сюда на постоянное место жительства переезжает семья англичан: Федор Мариневич, его жена Матильда и их девятнадцатилетний сын Киров.

Выбираем Россию на жительство

Удивлению калачинцев не было предела: чем привлек этот сибирский городок жителей Туманного Альбиона, которые решили уехать из обеспеченной и вполне благополучной страны в сибирскую глубинку? Как позже узнали, эта семья долгие годы жила интересом к России, они выписывали журнал «Советский Союз» и были очарованы страной, которую знали лишь по журнальным публикациям.

Глава семьи, Федор Максимович Мариневич, был родом из России, но еще до революции 1917 года вместе со старшими братьями отправился на заработки в Южную Америку. Когда же братья решили вернуться домой, 16-летний Федор отстал от старших и каким-то образом оказался в Англии в качестве трудового мигранта. Здесь получил работу, а вскоре встретил будущую жену – Матильду Хартман. Федор рассказывал ей о Родине, куда хотел вернуться, а она мечтала помогать Советскому Союзу, по ее выражению, строить коммунизм. Будучи убежденной коммунисткой, своего сына назвала в честь советского политического деятеля Сергея Кирова. Когда сын подрос, также стал разделять убеждения матери и вступил в Коммунистический союз английской молодежи и даже был направлен на Международный молодежный фестиваль в Польшу. Поэтому решение отца переехать в Советский Союз Киров поддержал без колебаний. Изначально советское посольство в Англии обещало им место жительства либо в Ленинграде, либо в Одессе, но в результате им предложили Сибирь. Так они оказались в Калачинске.

Начало новой жизни

– Сначала их поселили в одной комнате в местной гостинице и начали для них строить, по нашим понятиям, хороший дом. Правда, с туалетом на улице. К «удобствам во дворе» они оказались абсолютно не готовы. Как и ко многим другим особенностям нашего быта. Чтобы не замерзнуть, нужно было топить печь, а чтобы прокормиться – сажать картошку и разводить огород. Но пришлось привыкать, – рассказывает Галина Мариневич, вдова Кирова, с которым она прожила в браке более пятидесяти лет.

Впрочем, к быту они все же приспособились. А Федор Максимович настолько увлекся земледелием, что разбил палисадник и высадил сирень, завел кур. На первых порах семье помогали соседи. Кто морковь принесет, кто картошкой поделится. Словом, жизнь налаживалась.

Великий и могучий

Хуже обстояло с языком. Если Федор Максимович еще помнил родной язык, то Киров по-русски не знал ни одного слова. Первые уроки он брал у своих товарищей по мебельному цеху, куда устроился на работу вместе с отцом. Заметим, Федор Максимович еще в Англии приобрел профессию столяра-краснодеревщика, которая в Калачинске оказалась весьма востребованной. Кстати, в семье Мариневич бытует легенда, что Федор Максимович, живя еще в Ливерпуле, изготовил мебель для участников рок-группы, которая позже стала называться The Beatles. Так это или нет, проверить невозможно, но очень вероятно, поскольку свою работу старший Мариневич не просто любил, а относился к ней как к искусству.

– Как-то Кирову с отцом начислили заработную плату значительно меньше, чем остальным рабочим. На вопрос: «Почему?» – мастер цеха ответил, что они не выполнили месячную норму выработки. Но Федор Максимович привык работать не на количество, а на качество. Так его учили, и от этого принципа он не отступал, а ту мебель, которую они сделали, в момент раскупили. Настолько она была уникальна, – вспоминает Галина Ивановна.

Изучение русского языка Киров продолжил в вечерней школе, куда записался вместе с ребятами из мебельного цеха, а вскоре в Калачинск после окончания педагогического института по распределению приехала молодая учительница Галина Хомякова. С Кировом она познакомилась на одном из праздников, который устроили учителя. В тот вечер Киров проводил ее домой, а 31 декабря 1959 года они поженились. Однажды Галина привела мужа в свой класс, после чего общение англичанина со школьниками стало регулярным. Ученики помогали с русским, а Киров, со своей стороны, учил их английскому. В том числе через английские песни, которых знал множество. Так происходило взаимное проникновение культур.

На идеологической платформе

– Но не все в жизни Кирова складывалось гладко. Сразу по приезде в Калачинск он решил вступить в комсомол. Это желание иностранца в райкоме комсомола одобрили, но предупредили, что сразу принять не смогут и будут проверять на лояльность в течение двух лет. Он не понял, почему что-то должен доказывать, и отказался вступать. Таков уж был у него характер, – говорит Галина Ивановна.

К иностранцу относились не то что с подозрением, но с настороженностью. И не только к нему одному. Как вспоминает Галина Ивановна, когда она подала заявление на вступление в КПСС, на бюро райкома у нее поинтересовались, каким образом может совмещаться членство в Коммунистической партии и замужество с англичанином. Но кандидатом в члены КПСС ее все же приняли. Вероятно, решающую роль сыграла рекомендация, которую Галине дал ее институтский педагог, известнейший в Омске человек, доктор исторических наук, краевед Михаил Бударин. Много позже случился еще один неприятный эпизод, также связанный с ее замужеством. Когда она вместе с мужем решила съездить в зарубежный круиз. Сегодня такое трудно представить, но тогда в поездке им было отказано на том основании, что за границей у них проживают родственники.

Носитель языка

Через несколько лет после свадьбы супруги переехали в Омск. Галина стала работать на кафедре философии ветеринарного института. Кирову без диплома о высшем образовании работу найти было сложно. И тогда он принял решение поступать на вечернее отделение факультета иностранных языков педагогического института. К вступительным экзаменам готовились вместе. Но особенно Галина переживала за сочинение, которое мужу предстояло написать. И с этим испытанием Киров великолепно справился. Помогла любовь к русской литературе. В итоге он был зачислен. Но чему мог научиться носитель языка на английском отделении? Оказывается, мог: преподаватели помогали Кирову в изучении теории языка. В свою очередь, Киров их учил тому, чего нет в учебниках: живому английскому языку.

Переводчик, коллекционер, болельщик

Когда на Омском нефтеперерабатывающем заводе началось строительство уникального комплекса по производству ароматических углеводородов, в качестве генерального подрядчика была привлечена одна из французских компаний, а на субподряде работали фирмы США и Великобритании. Для координации работы советских и иностранных специалистов был необходим профессиональный переводчик, и лучшего кандидата на эту должность, чем Киров Мариневич, представить было невозможно.

– Первая встреча с англичанами была потрясающей. В качестве переводчика они никак не ожидали увидеть своего соотечественника, а Кирова переполняла радость от встречи с земляками, ведь настоящей английской речи он не слышал уже много лет, – рассказывает Галина Ивановна.

Когда строительство закончилось и иностранцы вернулись на родину, Киров продолжил работу на нефтезаводе. Всего на заводе он трудился более сорока лет. Помимо работы увлекался фотографией, собрал большую коллекцию пластинок, музыкальных дисков и видеофильмов.

Федор Максимович Мариневич, его сын Киров и внук Андрей.

Как истинный англичанин, особую любовь испытывал к футболу, болея не только за наши команды, но и за английские клубы. Еще живя в Англии, собрал несколько альбомов с фотографиями английских футболистов. И как-то показал их своим коллегам по нефтезаводу, а те посоветовали написать письмо владельцу клуба «Челси» Роману Абрамовичу. Идея показалась бредовой, но Киров все же написал и, к своему удивлению, получил ответ. Но что самое удивительное, Абрамович оплатил ему билет на матч с участием футболистов любимого клуба, на проезд и проживание в Великобритании. Так Киров вновь побывал на своей исторической родине и встретился с друзьями детства, коллегами по работе на нефтезаводе и оставшимися в Англии родными.

2 июня прошлого года Киров Мариневич ушел из жизни и похоронен рядом с отцом на Северо-Восточном кладбище Омска.

– Меня часто спрашивали, не хотим ли мы уехать в Англию. Я всегда отвечала, что об этом даже речи не идет. Киров же говорил, что ту теплоту людей и те отношения с друзьями, родными и товарищами по работе, которые ощущает он здесь, не променяет ни на что, – говорит Галина Ивановна.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Остались на берегу

Остались на берегу

На омских пляжах сегодня можно только загорать – в ...

Информбюро

Ночной экодозор

Ночной экодозор

Журналист «ОП» вместе со специалистами минприроды ...

Власть

Поликлиника на колесах

Поликлиника на колесах

Александр Бурков передал районным больницам десять ...

Социум

По зову сердца

По зову сердца

Волонтеры из Омска помогают жителям Тулуна ...

Культура

Илья Носков: «Моя актерская жизнь – это череда подарков»

Илья Носков: «Моя ...

Популярный актер театра и кино много раз вытягивал ...

Спорт

«Ястребы» готовятся к старту

«Ястребы» готовятся к ...

Новый сезон КХЛ «Авангард» откроет в Москве матчем ...

Образование

В школе – как дома

В школе – как дома

Для учеников, родители которых решат перейти с ...

Закон и порядок

Служить и любить

Служить и любить

В полицейской работе всегда ценится надежный ...

ЖКХ

Тариф отправили на перерасчет

Тариф отправили на ...

Омская РЭК рассматривает варианты снижения платы ...

Спецпроекты

Булку хлеба и три тысячи на сдачу

Булку хлеба и три тысячи ...

Жители небольших деревень и поселков Омской ...

Крупным планом

На «Флору» – как в театр

На «Флору» – как в театр

Чем на этот раз удивит омичей выставка цветоводства ...

Добавить комментарий
Загрузка...