Певица Екатерина Унгвари: «Хочу попробовать что-то потяжелее»

Певица Екатерина Унгвари: «Хочу попробовать что-то потяжелее»

Дата публикации 3 июля 2019 13:54 Автор Фото Сергей Мельников

Джазовая певица из Омска уже давно живет и успешно работает в столице. В родной город она приезжает не чаще раза в год. Екатерина Унгвари нашла время в плотном графике, чтобы рассказать «ОМСКРЕГИОНУ» о новом амплуа, работой над клипом 18+ и секретах семейного счастья.

Во время летнего тура «Джаз вдвоем» Екатерина Унгвари 4 июля даст концерт в Органном зале Омской филармонии. Вместе с супругом, гитаристом Матвеем Байдиковым, они уже с успехом выступили в Казани, Кемерове и Новосибирске. Впереди ждет Екатеринбург, Санкт-Петербург и Москва. Накануне долгожданной встречи с омскими поклонниками музыканты встретились с корреспондентом «ОМСКРЕГИОНА».

Екатерина, расскажите о своем омском периоде. Когда вы «подружились» с музыкой и что было потом?

— Музыку я любила с самого детства и сама своими ногами потопала в музыкальную школу. Это была моя личная инициатива. Но к тому времени, когда я оканчивала среднюю школу, было проще и логичнее пойти на филфак ОмГУ. У меня была золотая медаль, и я поступила без экзаменов. Но и там музыка всегда была рядом со мной: мы организовывали студенческие концерты, выступали, пели. Меньше двух лет я проработала в министерстве экономики в службе протокола, работала с иностранными делегациями. Ну а потом — только музыка…

Инициатором переезда в Москву стал ваш супруг Матвей. Помните чувства, с которыми уезжали из родного города?

— Я помню, что я очень не хотела переезжать, уговаривала его отказаться от этой идеи. Здесь были родные места. Импринтинг работает — когда ты взрослеешь, ты не хочешь уезжать, потому что здесь все близкие, семья, а там — практически никого. Но постепенно я поняла, что привыкаю и что мне хочется здесь жить.

Быстро удалось найти свою аудиторию в столице?

— Аудитория в Москве уже была. Даже на первом концерте, который мы там организовали, были какие-то свои люди: переехавшие омичи, местные, которые увидели анонс и пришли послушать. Постепенно эта публика стала обрастать новыми людьми. Уже восемь лет мы регулярно играем в джазовом клубе Игоря Бутмана.

С Игорем Михайловичем удалось познакомиться?

— Вы знаете, нет (смеется). Москва — это очень странный город. Мы выступали на одной сцене в один и тот же вечер на фестивале киномузыки с Алексеем Козловым (известный российский саксофонист и джазмен. — Прим. ред.). Люди буквально висели на люстре, свободных мест не было. Мы пересекались за кулисами с Козловым, он слышал нас на сцене, и ведь мог подойти к нам и спросить: «Почему вы в моем клубе не выступаете? Почему нет концертов? Непорядок!» Но этого не было. В том же клубе Бутмана регулярно играет Крамер, но мы тоже не знакомы. Мне кажется, что руководители клубов, арт-директора и многие именитые музыканты — они настолько пресыщены. Им нужны продажи. Планируя какой-нибудь фестиваль, они думают: «Надо везти вот этого музыканта, желательно с более темной кожей и желательно из-за рубежа». Это бизнес. И это нормально. Но у нас пока еще есть творческий интерес, и, несмотря на то что у нас трое детей, которых надо кормить, в первую очередь мы думаем о музыке. Еще мы поняли одну вещь: если мы сами не будем шевелиться, не будем о себе заявлять, не будем стучаться во все двери, где-то даже требовать — никто нас никуда не позовет.


В минувшие выходные вы приняли участие в Siberian Jazz Festival, который прошел в парке «На Королева». Как оцениваете омский уровень организации?

— Я считаю, что очень здорово, что в Омске стали регулярно организовывать этот фестиваль. Единственное, что удивило, — в этом году было гораздо меньше омских музыкантов. Здесь есть достойные джазовые и околоджазовые коллективы, есть молодежные оркестры. При колледже культуры есть замечательные ребята. Это ведь можно так обыграть и распиарить еще больше, сделать конкурс, отобрать тех, кто будет там выступать. И это не ударит по бюджету фестиваля, ведь можно им не платить. Это честь — выступить на таком фестивале. И они будут довольны просто тем, что поиграют на такой сцене наряду с именитыми музыкантами.

Расскажите о своем новом авторском проекте. Как пришло решение, что пора писать свои тексты и музыку?

— Я всю жизнь думала: зачем писать стихи, если есть уже стихи Пушкина, Блока, Ахматовой, или зачем писать музыку, если есть уже Гершвин и Дунаевский, Петров и Зацепин? А тут мы как-то раскрепостились в этом плане и решили: почему нет? Интерес был и коммерческий — нам захотелось продвигать себя на iTunes, но чужую музыку туда выкладывать очень сложно, практически невозможно. При попытках выложить шедевры джаза возникли вопросы: есть ли у нас авторские права? А у кого спрашивать разрешение? Кому писать? На небеса? И мы так втянулись, нам так понравилось создавать свое. Тексты пишу я, Матвей занимается аранжировкой и гармонизацией.

О чем вы пишете? О любви?

— По большей части да, но порой хочется чего-то совсем другого. Сейчас мы снимаем клип на песню «На свидание». Это злободневная песня о девушках, которые хотят этого счастья, но у них никак не получается, и все они натыкаются на какие-то проблемы, наступают на одни и те же грабли. История абсолютно не про меня, но мне захотелось написать что-то подобное — и причем с долей сарказма. Клип, я думаю, понравится далеко не всем, будет ограничение по возрасту 18+. Это будет что-то на стыке творчества Шнура и Звягинцева. Будут какие-то смешные моменты, какие-то печальные.

— Ваш летний концертный тур — это целиком новая программа?

— Нет, новые песни мы будем внедрять потихоньку, аккуратно. Просто мы хотим медленно отходить от нашего с Матвеем романтичного амплуа, хотим попробовать что-то новое, что-то потяжелее, чтобы людей покачало. Хотим немного расширить аудиторию.


А кто сейчас ваша аудитория?

— Как правило, это солидные пары, платежеспособные люди с хорошим вкусом, где-то даже немного капризные. Не любители, а ценители, которые могут оценить мои рассказы, мой юмор, иногда английский. Интеллигентная молодежь.

Во время визит в Омск Даниил Крамер раскрывал свои секреты хорошего выступления. Рассказал, что за шесть часов до начала концерта он не ест, а перед самим выходом на сцену медитирует. У вас есть свои приемы?

— Мы недавно поняли, что нам, наоборот, нужно есть! Я всю жизнь думала, что на сцену нужно выходить на пустой желудок. Сколько же лет я промучилась! Теперь перед концертом мы настраиваем аппаратуру и идем куда-нибудь поесть горячего. И такие замечательные концерты получаются, потому что самочувствие очень хорошее, люди это чувствуют — и получается отклик.

Не могу не спросить, с супругом вы бок о бок практически круглосуточно, вас объединяет не только семья, но и общее дело. В чем секрет вашего семейного счастья?

— Мы всегда при деле и всегда через наши дела взаимодействуем друг с другом. В нашей семье нет такого, чтобы кто-то лежал на диване перед телевизором, а кто-то вкалывал. Все заняты. Если мы готовим, то делаем это вместе. Если занимаемся домашними делами, то и здесь все обязанности распределены, Матвей, например, доделывает веранду нашего дома, я занимаюсь садом, сыновья нам тоже очень помогают, в том числе и с маленьким Федором, ему сейчас два с половиной года (старшим сыновьям Екатерины и Матвея 16 и 13 лет. — Прим. ред.).

Почему вы выбрали загородную жизнь?

— Мы живем в заповедной зоне, рядом природный заказник «Поляница». До Москвы всего сорок километров. Какое невероятное счастье — возвращаться из города домой! А зимой у нас даже есть снег! Настоящий, чистый, белый — в Москве такого не отыщешь. В общем, мы устроили там себе свою Сибирь, но с более мягким климатом.


Распечатать страницу
Добавить комментарий
Загрузка...