По Китаю автостопом и с гитарой

По Китаю автостопом и с гитарой

Дата публикации 16 июля 2019 13:10 Фото Сергей Мельников Источник фото предоставлено героем публикации

Омич Вадим Поздняков, Vadiamo, — амбициозный молодой певец и композитор, который решился покорить азиатскую публику. Вернувшись из Китая в пятый раз, Вадим с удовольствием рассказал «ОМСКРЕГИОНУ» о веселых историях из поездки, трудностях перевода и немного о том, как могут сбываться мечты.

Всему обязан Modern Talking

Музыка и изучение английского языка шли параллельно и были взаимосвязаны. Класса до восьмого я просто ненавидел английский язык и был двоечником. Позже уже начал слушать англоязычную музыку, в частности группу Modern Talking. Очень нравились их музыка и вокал. Именно тогда я захотел понять, о чем они поют. Не было никакой системы, я начал изучать английский язык вслепую. И в итоге начал неплохо говорить, стал лучшим учеником в школе, а в конце концов поступил на иняз в ОмГУ имени Достоевского. Благодаря этой же группе я стал заниматься музыкой. Мне захотелось тоже писать песни. Можно сказать, что практически всем, чем я сейчас занимаюсь в жизни, я обязан дуэту Modern Talking.


Музыкального образования у меня нет. Вместе с Modern Talking и моей мамой, которая научила меня играть на пианино, я и иду по намеченному пути. Это долгий путь для меня, потому что те, у кого есть музыкальное образование, знают изначально все, до чего дохожу я годами. Но все к лучшему, потому что я все стараюсь делать сам. Я даже рад, что у меня нет образования: ведь бывает, что люди, которые в юности отдавали большую часть своей жизни музыке, сейчас к инструменту почти не притрагиваются.

У меня идет разделение деятельности: в России, точнее в Омске, я занимаюсь преподаванием английского, написанием и записью новых песен, а в Китае — выступлениями и продвижением своей музыки.

В прошлом году я выступал на День города Омска на Соборной площади. Это было мероприятие от «Радио Сибирь» и телеканала «Продвижение» под названием «Молодая музыка Сибири», и я участвовал там как один из восьми молодых и перспективных омских музыкантов. Сначала проходил радиоэфир, затем программа на ТВ, а в завершение — концерт на День города. Это было одно из самых массовых выступлений в моей карьере. Эмоции просто зашкаливали, потому что это — мой родной город и вокруг огромное количество людей. Но на самом деле мои концерты в Омске можно пересчитать по пальцам одной руки. Хотя мне иногда пишут и спрашивают: когда же будет выступление в родном городе? Поэтому, думаю, ближе к осени я организую его именно здесь.


Я такой, какой я есть

Мой жанр — это романтический поп и поп-рок: есть романтические композиции с живыми инструментами, а есть танцевальные с электронной музыкой. Большая часть моих песен — на английском, но записано и по одной испанской, итальянской и французской песне. Я собираюсь продолжать практику сочинения и записи песен на разных языках, планирую учить новые.

Я не пытаюсь охватить какую-то узкую аудиторию. Я делаю музыку, потому что я не могу этого не делать. На концерты приходят разные люди. И в интернете мне пишут тоже совершенные разные люди. Моя музыка просто от души, и главное здесь — это быть собой. Если судить по большинству, то мои слушатели — это девушки юного возраста, но не только. Я такой, какой я есть. И в первую очередь все делается и пишется для себя.

Мир сейчас настолько разнообразен! Также как и музыка. Творчество — это же не спорт: кто первый прибежал, тот и победил. Искусство разностороннее, каждому найдется место, и у каждого будет свой слушатель. Я не думаю о том, кому зайдут мои песни, а кому нет. Я делаю то, что интересно в первую очередь мне.


Один в поле не воин

Я по большей части сам себя продвигаю. Но еще мне очень помогает моя португальская подруга Элена с «Фейсбука», которая любит мою музыку и продвигает меня в интернете. Она выложила все мои песни на iTunes, Google Music и другие площадки по всему миру. Правда теперь, когда я выкладываю свою музыку в «Инстраграм», он ее блокирует. Ведь музыка моя продается, и я нарушаю свои же авторские права. Мне надо с этим что-то придумать, потому что я сам у себя музыку покупать не хочу (смеется).

Мой звукоинженер — Артем, мой друг, он же в моих песнях выступает гитаристом, басистом, электрогитаристом и даже придумывает бэки. Мы дружим уже больше десяти лет и начали с того, что записывали мои песни у него дома, а несколько лет назад он открыл свою записывающую студию, и теперь мы все делаем на профессиональном уровне.

Идей в голове всегда много, но сейчас я уже начинаю задумываться больше не о написании новой музыки, а о продвижении тех песен, которые уже существуют, но еще не охватили настолько широкую аудиторию, которую я бы хотел. Хочу серьезно заняться SMM, возможно найти себе менеджера. Этим летом я планирую изучить тему продвижения более подробно и начну действовать.


Иностранец, ничего себе!

В 2012 году меня пригласили в Китай в качестве туриста. Я понял, что это невероятное место. Их традиции, культура, их дружелюбие. На тот момент у китайцев был повышенный интерес к иностранцам, к европейцам. Тогда я понял, что к моей музыке тоже будет такой же интерес. В маленьких городах на тебя смотрят иногда как на инопланетянина. Подходят фотографироваться или на видео снимают, и даже когда сидишь в ресторане где-то, люди могут исподтишка записывать тебя на камеру.

Я увидел в этом конкурентное преимущество. В следующий раз я уже поехал туда для продвижения своей музыки. Границы не так давно открылись, поэтому им очень интересна западная культура, музыка и даже кухня.

Когда в 2015 году я впервые поехал в Китай уже именно для того, чтобы продвигать свою музыку, это было, по сути, движение вслепую. Но в первом же городе на своем пути, Урумчи, я остановился по каучсерфингу (одна из крупнейших гостевых сетей, существующая в виде онлайн-сервиса. Члены сети предоставляют друг другу помощь и ночлег во время путешествий и организуют совместные путешествия. — Прим. ред.) у мужчины, который оказался владельцем большой школы английского языка. А поскольку большинство моих песен как раз на английском, то совместное решение о проведении концерта для учеников не заставило себя ждать. Можно сказать, мое первое шоу нашло меня само. Администрация школы все организовало просто замечательно: были приглашены даже фотограф с видеографом. Публика приняла меня очень тепло, и, вдохновленный, я отправился в следующий город своего маршрута — Ланьчжоу.


Там уже получилось организовать несколько концертов в барах и клубах с афишами и продажей билетов.

Когда выступаешь в университетах и в школах, самое приятное — это огромная отдача. Все танцуют, снимают, делают селфи. Сразу же добавляются в друзья в WeChat, китайский аналог WhatsApp. Это очень здорово.

Вот в этом году я побывал в самых крупных городах на юго-востоке: Гонконге, Гуанчжоу, Шеньчжэне, еще в Макао заскочил. В таких городах были проблемы с выступлениями, так как там намного серьезнее относятся к рабочей визе. Плюс в большинстве случаев им нужны каверы известных хитов, а я пою только свои песни. Благодаря этому у меня появился опыт уличных выступлений.

Мне посоветовали поехать к достопримечательностям и поиграть там. Несколько вечеров я так играл и раздавал свои визитки и таким образом я смог расширить свою аудиторию.

Мое самое массовое выступление было два года назад в городе Ланьчжоу в детском саду на Восьмое марта. Было около 600 человек — дети и их родители. Я спел несколько своих песен прямо во дворе. Это был самый крупный и самый приятный концерт.


В Китае с доходом от концертов всегда по-разному. Те же детский сад и университеты — это больше создание фанбазы на будущее, а если говорить уже о барах и клубах, то поешь всегда за гонорар или процент.

Я езжу в Китай с 2015 года каждый год, а сейчас стараюсь ездить уже пару раз в год и пытаться продвинуться более активно.

Хьюстон, у нас проблемы

Я не учел в Китае такой немаловажный фактор, как блокировка западных социальных сетей и сопутствующие этому трудности в коммуникации. К примеру, в городе Гуанчжоу мы с девочкой, которая учится на видеографа, сняли клип на мою песню I Wanna Be With You. Но когда я вернулся в Россию, а она уже смонтировала первый вариант видео, появилась проблема элементарно отправить мне файл. «Google Диск» и YouTube заблокированы. Пришлось отправлять через WeChat, но это все очень медленно. Исходное видео весило 1 гигабайт, но переслать оттуда сюда такой объем данных просто нереально. В итоге она прислала мне видео самого низкого качества размером 10 мегабайт. Все размыто, но я хотя бы примерно понял, что же там происходит. Очень забавно, потому что еще предстоит решить, как же мы будем отправлять конечное видео в хорошем качестве.

В первый раз в Китае меня поразили размеры и масштабы. Прямо в пекинском аэропорту есть ветка метро, куда нужно сесть и проехать пару станций лишь для того, чтобы забрать свой багаж, пройти регистрацию и просто выйти из аэропорта. Кроме того, я считал, что если я знаю английский, то точно нигде не пропаду. Но в итоге на стойке информации международного аэропорта я не смог получить ответа на банальный вопрос: куда пройти или где находится то или иное место. Сейчас в этом плане стало немного полегче, ситуация с пониманием языка улучшилась. Но это в крупных городах, в маленьких еще все по-прежнему трудно.


Очень поражает метро в Гуанчжоу. У них сейчас двадцать пять веток, а через десять лет планируется сорок! Я помню, как мой друг дал мне карточку метро, чтобы я доехал до достопримечательностей. Он объяснял, что сначала мне нужно пятнадцать минут идти до метро, потом сесть на зеленую ветку, ехать пятнадцать минут до одной остановки, там пересесть на синюю ветку, затем ехать еще тридцать минут — и ты на месте. Тогда был мой первый стресс. Я человек, который на метро катался только в Новосибирске, а там всего две линии. Так что в Гуанчжоу я первые три дня находился в состоянии шока. Потому что в своей среде обитания мы просто не тратим столько сил и времени на такие бытовые дела, как проживание, еда, проезд. А тут все наоборот. Порой уже не остается сил собственно на то, для чего я и приезжаю, — самопродвижение.


Обычно в Китае я останавливаюсь у людей по каучсерфингу (иногда мне даже предоставляли отдельную квартиру), но в этот раз в Гонконге все получилось иначе. Я зашел на сайт и сделал запрос по людям, готовым принять путешественников у себя, — «хостам». Результат по Гонконгу, наверное, был близок к мировому рекорду — 50 тысяч «хостов». Я уже расслабился и подумал, что без проблем смогу найти жилье, да еще и буду выбирать наилучший вариант. Но на деле оказалось, что у половины этих людей уже на несколько месяцев вперед расписание забронировано другими путешественниками. Настолько это туристический город, что люди записываются на свой ночлег сильно заранее. Другие же «хосты», которым я все же отправил запрос, почти все ответили что-то в духе: «Чувак, прости, я сейчас в отпуске в Австралии / в командировке в Нью-Йорке / у друзей в Париже». Поэтому это был первый случай, когда мне пришлось остановиться в хостеле. Некоторые из них меня поразили. Например, негативно — трехэтажными кроватями — или позитивно — возможностью пообщаться с людьми из всех уголков мира).


Если брать мегаполисы: Гуанчжоу, Пекин, Гонконг, то это достаточно продвинутые и больше «европейские» города. А если брать населенные пункты поменьше, в 3–4 миллиона человек, то тогда уже достаточно много отличий от наших городов. Что больше всего меня поразило, так это отсутствие личного пространства. В поездах люди могут ехать стоя несколько десятков часов плотно друг к другу. В этом плане кому-то может быть дискомфортно.

Есть много трудностей. У меня все идет неофициально, только по туристической визе. Также я не могу просто взять и разместить свои песни на iTunes для китайской аудитории, потому что это все у них заблокировано. Поэтому приходилось заморачиваться, просить знакомых из Китая помочь в размещении на их внутренних закрытых китайских ресурсах. Все-таки я был в Китае уже в пятый раз, поэтому у меня уже есть там постоянные друзья, круг поклонников, которым нравится моя музыка. Правда, все общение идет через китайский WeChat. Тут есть большие сложности, это не самый простой путь, так сказать.


Добро пожаловать в Китай!

Самое приятное — это в первую очередь гостеприимство по отношению к иностранным гостям. Большое удивление — китайский каучсерфинг. Потому что каждый с удовольствием хочет тебе показать город, каким бы маленьким он ни был. Они всегда тебя отвезут в парк с храмами, китайцам важно показать все самое красивое и значимое.

Один раз хозяева предоставили мне целую квартиру, которая была свободна. Дали ключи и сказали: «Живите сколько хотите». Я был тогда действительно удивлен.

Как приятное, так и негативное впечатление оставляли и поезда. Система железных дорог в Китае выработана идеально. Если нам от Омска до Москвы две с половиной тысячи километров ехать придется двое суток, то в Китае это расстояние можно преодолеть на скоростном поезде часов за двенадцать.


Однажды летом мне надо было ехать из одного города в другой, а был пик сезона, и билетов не осталось вообще. Мои друзья-китайцы мне тогда сказали, что билет все же можно купить, но ехать нужно будет стоя. У них это практикуется. Я ехал в таком вагоне еще с двадцатью такими же пассажирами (кто лежал на полу, кто стоял). Тогда мне помог один лайфхак, который мне рассказал американец, давно живущий в Поднебесной. Все было просто: нужно было купить маленький складкой стул на вокзале и ехать сидя на нем. Так и сделав, я с удобством проехал весь путь.

Гонконгские хостелы тоже меня очень поразили. Гонконг — это один из самых дорогих городов мира. Об этом я узнал спустя два дня после покупки билетов туда. Но хостел в пределах 10 американских долларов можно найти спокойно, как раз такой я и выбрал. В номере с двухъярусными кроватями на 12 человек я сразу же познакомился с двумя норвежцами, американцем и мексиканцем. Поменялись местами с венгром, который не мог залезть на второй ярус кровати из-за забинтованной ноги: он недавно прибыл из Таиланда, где его укусил неизвестный зверь. Это такой огромный интернационал, где можно встретить людей от простых бюджетный туристов до миллионера — и все это в одном хостеле. Это действительно поражает.

Мне было в Китае вдвойне сложнее с едой, потому они во многом предпочитают мясо, а я вегетарианец. Большой плюс в том, что круглый год есть множество разных фруктов и овощей. Есть блюдо шао-као — это когда на гриле делают мясо и овощи. Это очень вкусно, потому что там разнообразие: баклажан, картошка, грибы, помидоры. В целом можно найти вегетарианскую еду, но чаще я ел бананы, лапшу быстрого приготовления, разные булочки. А еще я спасался недорогим и вкусным кофе из «7-eleven».


В Китае очень популярен хот-пот. Ты просто заказываешь разные ингредиенты, все это сбрасывают в большой котелок, там все варится, а ты уже палочками достаешь и наслаждаешься.

Для того чтобы пообедать без проблем, у меня существует заготовка — перевод на китайский фразы «вегетарианский рис/лапша». И мне это делали без проблем. С таким переводом я ходил в разные места, и всегда было вкусно по-особенному, хотя блюдо, по сути, одно.


Шутка смешная, ситуация страшная

В этом году у меня была сложная ситуация на границе. Я давно хотел побывать в Гонконге — это бывшая британская колония, с ним связаны имена Брюса Ли, Джеки Чана. Это как бы часть Китая и административный округ, но визовая политика для русских туристов отличается. Прилетаешь в город — и 14 дней можешь находиться без проблем.

Через пару дней я решил съездить из Гонконга в континентальный Китай — в город Гуанчжоу, и вот на границе уже были проблемы. Обычно тебе ставят штамп о прибытии и галочку на визе, а в этот раз штамп поставили, но вместо галочки нарисовали какие-то иероглифы.

В итоге меня попросили пройти в комнату для допроса. Причем, несмотря на то что это было на границе Китая и Гонконга (где все говорят на английском), офицеры разговаривали лишь на китайском. Мы могли общаться только с помощью переводчика на телефоне. Я вбивал какие-то предложения, только с третьего раза переводчик более-менее мог правильно их перевести, потом все в обратном направлении. Так мы и изъяснялись. Спрашивали про цель моего приезда — возникли вопросы, зачем ранее я посещал Урумчи. Там живут не китайцы, а уйгуры, исповедующие ислам. Это самый близкий к Омску китайский город, и через него проще всего попасть в Китай, поэтому раньше я чаще всего прилетал туда и далее ехал на Восток — уже в истинно китайские города. Но вся проблема в том, что у Урумчи очень напряженные отношения с Пекином.

Я пытался объяснить, что я не террорист, а просто турист и был там проездом. После этого у меня стали просить контакты людей из Китая, у которых я останавливался ранее, чтобы связаться с ними и подтвердить мои слова. К моему сожалению, этих контактов уже не было. Потом были вопросы, где я собираюсь проживать в этот раз. На тот момент я договорился с одним «хостом» с каучсерфинга и, слава богу, у меня был его номер телефона. Ему позвонили и он подтвердил, что у него действительно остановится русский турист.


Я уже настроился, что меня вот-вот отпустят, но мне сказали разбирать рюкзак. У меня были с собой лишь бритва, одежда, личные вещи и тысяча моих визиток, где на китайском написано «певец и композитор». Но ведь я приехал по туристической визе, а не по рабочей. То есть, если их заметили бы, то поняли, что я приехал нелегально работать и продвигать свои песни. Я уже начал прикидывать расклады, что же делать, если меня не впустят. У меня самолет из Гонконга в Россию только через четыре недели. А в Гонконге я могу быть максимум 14 дней. И я уже думал искать, куда я могу полететь из Китая, чтобы все же потом уехать домой по своему билету.

В итоге, когда все вещи разобрали, офицер увидел мои визитки и стал внимательно их разглядывать. А на них есть несколько фотографий. Он увидел одну фотографию с радио в городе Ланьчжоу, где я как раз был в прошлый раз, и только тогда они все поняли и сказали «Добро пожаловать в Китай». Вот так визитки, которые, как я думал, меня погубят, меня спасли. Потому именно благодаря им офицер увидел, что я действительно был в городе Ланьчжоу, а не в Урумчи, и занимаюсь всего лишь музыкой, а не терроризмом.


Мечты сбываются, главное — верить

В первой поездке свое свободное время я проводил с людьми, у которых останавливался. Я начал узнавать у них, какие есть местные радиостанции, чтобы попытаться пустить на них в ротацию свои песни, прийти на эфир или записать live. Посовещавшись между собой, они сказали, что это будет невозможно. Чтобы попасть на радио, нужны либо деньги, либо связи — в принципе, как часто бывает и у нас в России. Но тем не менее по моему настоянию они нашли пару адресов и мы сразу же поехали туда.

Прибыв на первое радио, мы случайно сразу же встретили на входе программного директора, а мои друзья ему уже на китайском объяснили, что я певец и композитор из России, который приехал продвигать свою музыку. На что директор ответил, что уже завтра будет двухчасовой эфир с моими песнями и интервью. Меня это воодушевило еще больше.


В этом году, когда я поехал в Гонконг, то решил, что было бы здорово снять там видеоклип, несмотря на то что это один из самых дорогих городов мира и эта идея выглядела довольно нереальной. Но тут оказалось легче в том плане, что в Гонконге все говорят на английском и крупные западные социальные сети, в отличие от континентального Китая, работают. В «Фейсбуке» я начал искать сообщества видеографов Гонконга и размещать там объявление о том, что я певец и композитор из России и ищу человека, который готов мне снять клип за небольшую плату. Три человека откликнулись, но двое из них, узнав, сколько я могу им предложить (весь мой бюджет на месяц был всего 400 долларов, и я решил, что за клип могу отдать не более 50 из них), сразу же посмеялись и исчезли. А один просто сказал, что его все устраивает и он готов работать.


Я подумал, что это начинающий видеограф, который работает на энтузиазме. В тот же день, как я прилетел, я бросил свои вещи в хостел и сразу же поехал на встречу с ним. Оказалось, что Билли на самом деле уже двадцать лет занимается фотографиями и видео, а буквально пару дней назад вернулся из Парижа со съемок, а после поедет в Шанхай. То есть это человек достаточно востребованный. Наверное, ему понравилась моя песня и сама идея кооперации с русским, раз уж он согласился работать почти бесплатно. Моей идеей было всего лишь погулять и поснимать пару часов, а вместо этого мы работали семь часов, почти до самой ночи. При этом это была не просто съемка — в перерывах и по пути в новые локации мы много говорили обо всем на свете: Россия, Китай, музыка, политика. В конце я ему заплатил эти 50 долларов, а он меня позвал в ресторан, чтобы угостить ужином. Наверное, он там эти деньги все и оставил. Эта была явно нефинансовая история. А спустя пару недель, когда я уже успел поиграть на улицах Гуанчжоу, я понял, что хочу добавить эту идею в клип и написал об этом Билли. Он ответил, что, когда я поеду назад в Россию через Гонконг, можно вновь встретиться и поснимать. И опять больше пяти часов мы снимали новые кадры для врезки в клип. Это была глобальная кооперация с теплой, дружеской атмосферой. Надеюсь, примерно через месяц клип уже выйдет.


Макао, куда мне удалось заскочить, — это бывшая португальская колония, а ныне — один из самых дорогих курортов в мире. Казино, пляжи, невероятная европейская архитектура. Так что там я побывать даже не мечтал, потому что был уверен, что туда въезд разрешен только миллионерам. Но за три дня до возращения в Россию в метро города Шеньчженя я встретил девушку Лилию из Новокузнецка. Она уже давно в Китае и поведала мне, что на самом деле посетить Макао можно очень дешево. Насколько я знал раньше, туда можно добраться лишь на пароме из Гонконга за 5 тысяч рублей. От Лилии же я с удивлением узнал, что недавно китайцы построили подводный мост через море. То есть ты едешь сначала по дороге, а потом эта дорога просто уходит в тоннель под море и вокруг тебя только вода. Уши закладывает как в самолете. Билет на автобус через такой мост стоит всего 500 рублей. В самом же Макао и вовсе есть бесплатные автобусы, которые развозят туристов по казино на разных частях острова.


Как только я вернулся из Шеньчженя в Гонконг, я бросил вещи в хостеле и отправился в Макао. Сел на метро, приехал за город, сел на автобус, который отвез меня до порта, там я пересел на «подводный» автобус, выехал из Гонконга, пересек границу с Макао, а там уже передвигался на бесплатных автобусах. К полуночи я вернулся обратно в Гонконг таким же путем. В конце я посчитал — за этот день у меня было 34 перемещения на разного рода транспорте. Сумасшедший денек! Но оно того стоило. И посещение Макао мне обошлось ровно в полторы тысячи рублей.

Я думал, что я смогу побывать в этом месте только тогда, когда заработаю свой первый миллион. А оказалось, что мечты реализуются вот так просто. То же касается и Гонконга, и снятого там клипа, и моих зарубежных концертов.

 

Записала Дарья Коменда

 

Распечатать страницу

Комментарии пользователей (всего 4):

Поклонница
Te amo, Vadiamo!
16 июля, 13:49 | Ответить
Vadiamo
Muchas gracias))
17 июля, 14:28 | Ответить
Некто
А если сочиняется и пишется для себя, то зачем тогда толкать это в массы?
16 июля, 16:22 | Ответить
Vadiamo
Точнее сказать не "для себя", а "как самому нравится"). А от доли тщеславия и желания самореализации я не отказывался))
17 июля, 14:30 | Ответить
Добавить комментарий