Психиатр Дмитрий Четвериков: «Смирительную рубашку я видел только на картинках»

Психиатр Дмитрий Четвериков: «Смирительную рубашку я видел только на картинках»

Дата публикации 29 августа 2019 14:42 Автор Фото Сергей Мельников

О том, как сегодня живут пациенты с психическими заболеваниями и какими расстройствами чаще всего страдают омичи, «ОМСКРЕГИОНУ» рассказал заведующий амбулаторным отделением областной психиатрической больницы им. Н. Н. Солодникова Дмитрий Четвериков.

Омский врач-психотерапевт Дмитрий Четвериков уже более 27 лет помогает людям с душевными заболеваниями. По его мнению, в самой закрытой области медицины — психиатрии — происходят серьезные изменения. Касаются они в первую очередь гуманизации сферы. Теперь медицинское сообщество с помощью средств массовой информации намерено изменить и отношение общества к психиатрии как к явлению и к самим пациентам с отклонениями в психике.

— Дмитрий Владимирович, что сегодня из себя представляет областная психиатрическая больница имени Солодникова?

— В Омской области существует только одна психиатрическая больница, которая оказывает все виды психиатрической помощи населению. Ей скоро исполнится 125 лет. У нас есть большой блок детских, подростковых отделений с круглосуточным и дневным пребыванием. Есть отделения стационарного и полустационарного типа, где занимаются лечением трудоспособного населения. Есть у нас и отделение пограничных расстройств.

В одном из отделений лечатся люди с отдельными формами патологии. Например, если у человека, страдающего психическим заболеванием, развивается туберкулез или другие инфекционные заболевания, он попадает туда. Для наших пациентов есть свои врачи общей практики. Я говорю про терапевтов, офтальмологов, стоматологов, так как даже пневмония у наших пациентов протекает не совсем так, как у других людей. У нас также существует отделение экспертного характера, где занимаются судебной, трудовой экспертизой.

Кроме того, в областной психиатрической больнице имени Солодникова в настоящее время есть совершенно уникальное для России отделение интенсивного лечения в сообществе, когда специалисты по необходимости сами приезжают к пациенту домой. Такие выезды специалисты осуществляют часто к детям и пожилым. Это экономически эффективно, так как нет трат на питание, содержание и пациент не выходит из привычной среды.


— Еще я с удивлением узнала, что у вас есть геронтологический блок. Вообще, насколько актуальна проблема психического здоровья у пожилых омичей?

— Это очень большая проблема современного мира. Некоторых заболеваний мы раньше не знали даже, так как до них люди просто не доживали. Сейчас продолжительность жизни существенным образом увеличилась, и появились новые проблемы с психикой у лиц старческого и пожилого возраста. Например, это болезнь Альцгеймера, старческие и предстарческие специфические депрессии. С возрастом у человека появляется целый букет соматических болезней, которые влияют на структуру мозга и формируют определенные психические нарушения. У нас открыты даже два отделения, где лечатся люди, в том числе которым и за сто лет. Для этой категории пациентов действует стационар и дневное отделение.

— Вся психиатрическая помощь омичам оказывается бесплатно в рамках ОМС?

— Мы работаем в рамках областного финансирования, и для пациентов у нас все услуги оказываются только бесплатно.

У вас проходят лечение и преступники, признанные невменяемыми. Есть ли у вас яркие примеры таких пациентов?

— Скажу сразу, маньяков у нас нет. Да, у нас получают лечение некоторые осужденные. Если судом человек, совершивший преступление, признан невменяемым и виновным, то он попадает к нам. Такие пациенты находятся в отделении принудительного лечения. Могу сказать, что не всех по суду направляют на лечение именно к нам. У нас в основном принудительное лечение проходят те, кто под действием голосов, например, совершил кражу, нанес какой-то серьезный ущерб своими действиями.

— Вообще, какие виды психических расстройств чаще всего наблюдаете у омичей?

— Пальма первенства — у пограничных психических расстройств. Это не тяжелые депрессии, а тревожные состояния. Также в последние годы мы видим всплеск панических атак, нарушений пищевого поведения.

— Есть мнение, что к психотерапевту пациенты попадают, только когда все остальные специалисты разводят руками. Так ли это?

— Да, и это большая проблема. Далеко не все пациенты доходят до нас. Они лечатся у кого угодно, но только не у психиатра. Чаще всего это лечение неэффективно, но люди продолжают ходить по психологам, изучать форумы в интернете. У нас почему-то считается, что пограничные психические состояния, когда человек не теряет связь с реальностью, ходит на работу, но очень при этом страдает, лечат психологи. Я же не лечу зубы, так как не стоматолог.   

— Так вы сами являетесь еще и главным психологом Омской области. Объясните, что должен делать психолог тогда, если к нему пришел пациент?

— Психологи должны понимать: перед ними человек с проблемами или человек с болезнью. Если с проблемами — то это их сфера, если с болезнью — то наша. Каждый специалист, работающий в медицинской сфере, должен выполнять еще и роль диспетчера и отправить человека к тому специалисту, к которому нужно. К сожалению, не все психологи сами понимают, где болезнь, а где проблемы, и лечат то, что не относится к их полю деятельности. Или, может быть, сказывается желание заработать, так как часто наши пациенты ходят именно к платным психологам.


— Мы все знаем, что если заболело горло, то необходимо идти к терапевту, сердце — к кардиологу, а при каких явных симптомах человек должен обратиться к психиатру?

— Есть два основных типа психических расстройств: психозы, или психотические расстройства, когда у человека наблюдаются грубые нарушения психики и он теряет связь с реальностью, выпадает из привычной социальной обоймы, и непсихические расстройства, или пограничные состояния. Если мы говорим про пограничные состояния, с которыми я чаще всего и работаю, то в первую очередь это стойкое снижение настроения. Когда у человека беспричинно либо по неадекватной причине снижается настроение на длительный срок и привычные способы нормализации настроения не действуют, тогда следует показаться специалисту. Еще один симптом — когда на длительный срок уходит чувство радости. У каждого есть определенные вещи, которые доставляют ему удовольствие: хорошая беседа, работа, еда, секс, просмотр фильма, сон. Все это нормальному человеку дает чувство удовлетворения и радости. Больному — нет.

Если у человека теряется интерес к работе, семье, он худеет потому, что нет желания есть, возникает фантазия об исчезновении, прямые суицидальные мысли, то, безусловно, необходимо показаться специалисту.  

— Мне кажется, что все, что вы перечислили, в разные промежутки жизни бывает у всех. Разве нет?

— Конечно, у здорового человека тоже могут проявляться панические состояния. Все эти чувства появляются у всех людей. Например, такая реакция может быть на развод, смерть близкого человека и так далее. Если такое состояние развеивается в двухнедельный срок, то это нормальная реакция здорового человека на определенные жизненные ситуации, события. Если оно длится очень долго, то, скорее всего, это болезнь.

— А что касается еще одного типа расстройств — психоза, как он проявляется?

— К первичным признакам психотических расстройств относится резкая потеря памяти, изменения в социальном плане. Например, человек был активным, общительным и вдруг утратил всех друзей, закрылся и не выходит на связь или у него появился необычный интерес. Человек, который раньше не интересовался религией, оккультизмом, вдруг стал заниматься магическими практиками, говорит непонятные вещи. У человека, страдающего такими расстройствами, меняется привычный социальный сценарий. Женатый мужчина 40 лет, имеющий социальные обязательства, двоих детей, ипотеку, перестает ходить на работу и все время смотрит фильмы, не проявляя интерес к тому, к чему должен и раньше проявлял. Это звоночек, что что-то не так в психике. Каждый живет в рамках своего социального сценария, и если он резко меняется, то необходимо задуматься.

— Каков алгоритм действий человека, который понял, что ему необходима помощь специалиста?

— Он может обратиться к участковому врачу, который и направит его к нам. Мы просим направление от участкового, но это не является обязательным для приема. По записи человек приходит к специалисту, и если это наша сфера деятельности, то лечим.

— Чем сейчас лечат психически нездоровых людей? Я спрашиваю про медикаментозную терапию, от которой, во всяком случа раньше, было много побочных эффектов, и люди от этих препаратов становились «овощами».

— Все препараты, используемые при психических расстройствах, делятся на две группы: лекарства и так называемый «фуфломицин», то есть абсолютные пустышки, базирующиеся на эффекте плацебо. Если последняя группа лекарств помогает, значит человек психически здоров. В случае с действующими препаратами существуют несколько видов, которые были разработаны в середине 1950-х годов. Тогда впервые появилась возможность лечить психически нездоровых людей, например с депрессией, шизофренией, болезнью Альцгеймера, эпилепсией. Первые препараты, конечно, были тяжелыми, использовались в основном в стационарных условиях и имели много побочных эффектов.

С начала 1990-х появились более качественные препараты. Принимая их, человек фактически мог вести обычный образ жизни, водить автомобиль. Они не оказывали влияния на физическое и социальное здоровье при длительном приеме. Но в основном это были европейские препараты.

Сейчас новые препараты появляются практически каждый год. С помощью современных нейролептиков можно лечить шизофрению. Голоса в голове, неправильные идеи, поведение купируются с их помощью. При этом они не вызывают у пациента сонливость, другие побочные явления, которые делают жизнь менее комфортной. Сегодня такие препараты очень качественные. Есть лекарства, которые необходимо принимать не четыре раза в день, а всего один, или есть инъекции, терапевтического эффекта от которых хватает на месяц. Есть и уже применяются трехмесячные препараты.

Когда появились препараты второго и третьего поколения, то они стоили дорого, пять — десять тысяч за упаковку на месяц, а их необходимо пить годами. Сейчас много российских дженериков или копий, которые по эффективности чаще всего не уступают, но стоят во много раз меньше. Ими мы в основном и лечим наших пациентов.

— С их помощью можно полностью излечить больного?

— Проблема в том, что мало кто себя больным считает и не пьет выписанные лекарства по возвращении из больницы домой. А прописанные врачом лекарства надо принимать. Что происходит за время действия лекарства? Во-первых, действует сам препарат. Во-вторых, у человека появляется критическое мышление, которое подводит пациента к тому, что то, что с ним произошло, не следствие какой-то жизненной ситуации, а болезнь, которую следует лечить. Если человек боится болезни, то лечит ее. Но к этому необходимо прийти. Если у человека болит голова, то он пьет обезболивающее. А в нашем случае часто не болит, но качество жизни утрачивается.

Используются ли у вас смирительные рубашки?

— Я в своей жизни ни разу не видел смирительную рубашку, только по телевизору. У нас их попросту нет. Они не нужны. Если человек в остром психозе, слышит голоса, которые велят ему сделать что-то плохое, то есть препараты, купирующие такое состояние.


— В магазинах, в транспорте вы профессионально смотрите на людей? Вы наблюдаете за ними и можете понять, что называется, по глазам, есть ли у него психиатрическое заболевание?

— К сожалению, да. Очевидных больных видно сразу. Я как-то встречал на вокзале родственницу, и была задержка поезда, поэтому я просто стоял и наблюдал за людьми и в какой-то момент подумал: «Все-таки сколько здоровых глаз!» Меня потрясло количество психически здоровых людей, ведь на работе мы больше видим страдающих от своей болезни людей.

— Вы сказали, что современные лекарства комфортны для пациентов. А после их приема могут ли люди с психическими расстройствами рожать здоровых детей?

— Конечно, могут. Единственное, процент того, что ребенок будет психически здоров, меньше, чем у тех, у кого нет такого диагноза. Может быть, ребенок будет с некоторыми особенностями, но под критерии заболевания он не попадает.

— Есть мнение, что достижения акушерства и гинекологии — это головная боль неврологов и психиатров. Вы с ним согласны?

— Я выскажу свою точку зрения, но это сугубо личное мнение, а не профессионала. Я, пожалуй, соглашусь с ним. Дело в том, беременность не зря длится девять месяцев. За это время должны «созреть» органы для самостоятельного существования. Реальность, клинические и литературные данные показывают, что у лиц с большим сроком недоношенности намного чаще развиваются расстройства когнитивного характера, то есть нарушения памяти, внимания, поведения, интеллекта.

— Как вы думаете, есть необходимость с рождения наблюдаться у психиатра?

— Если папа и мама со странностями, то есть высокий процент того, что и ребенок будет странный. Есть определенные генетические предрасположенности, но сказать точно, что вот человек родился и он заболеет психическими расстройствами, нельзя. Поэтому, я считаю, нет такой необходимости. Никто не знает, когда может заболеть. Бывает, что к тому вообще нет видимых предпосылок. Кто подумает, что 15-летний подросток, который прекрасно учится, хороший со всех сторон, может враз заболеть? Кстати, тот, кто сидит дома, только учится, не контактирует с другими детьми, находится в группе риска. Но и те, кто не учится, ведет себя асоциально, тоже могут страдать расстройствами, в частности психопатией.

— Иногда кажется, что вокруг все делают вид, что психических заболеваний нет, ими никто не страдает, так как о них вслух никто не говорит…

— Да, и это объяснимо с точки зрения психиатрии. У человека есть четыре базовых страха на уровне инстинктов: смерти как процесса разрушения, изоляции или одиночества, отсутствия смысла жизни, отсутствия структуры человека. Каждый человек помнит, как его зовут, каков его пол, какое образование, возраст, какова социальная игра. Мы все структурируем в жизни, даже не осознавая. Поведение человека и ограничивают эти страхи. Вместе с тем человек всегда испытывает к ним нездоровый интерес. Кладбищенская тема всегда была интересна, как и фильмы ужасов и кино про смерть. Когда человек это смотрит, видит, что это происходит с другими, то доказывает себе, что он жив, и подавляет страх смерти. Такая же ситуация складывается и в отношении психических расстройств. Когда человек закрывается от психиатрической тематики, то доказывает сам себе, что он-то здоров.

— Психиатрия порой закрытая в медицине сфера и даже, можно сказать, очерненная. На человека, страдающего каким-либо психическим расстройством, вешают клеймо «психа». Наблюдается ли, по вашему мнению, гуманизация этого направления в медицине?

— На протяжении тысяч лет психически больных людей изолировали. В Европе, например, душевнобольных свозили в Бетлемскую королевскую больницу в Лондоне, известную как «Бедлам». Это была первая больница, где содержались безумцы и куда привозили туристов посмотреть на них за деньги. Так как лечения как такового не было, то таких больных просто связывали, поливали водой, фактически издевались над ними. С приходом фармакологии в эту сферу методы лечения стали гуманными. Сейчас в любой стране мира психиатрическая лечебница — больница, а не концлагерь или тюрьма. Меняется постепенно и отношение в обществе к людям, имеющим психическую патологию, но не так, как хотелось бы. Определенный стереотип, конечно, держится. Улица Куйбышева, или 1-я Линия, стигматизируется, как и больные, да и персонал тоже.  Пугают, что «увезут на Куйбышева». Да мы не хватаем никого с улицы, не закрываем своих пациентов где-то. Поэтому, с помощью вас, средств массовой информации, данная сфера, может быть, перестанет быть закрытой. Мы открыты для всех!


Распечатать страницу
Загрузка...