Сергей Максимов: «Объемы незаконных вырубок омского леса с каждым годом уменьшаются»

Сергей Максимов: «Объемы незаконных вырубок омского леса с каждым годом уменьшаются»

Дата публикации 11 сентября 2019 14:09 Автор Источник фото Главное управление лесного хозяйства

Начальник Главного управления лесного хозяйства Сергей Максимов рассказал «ОМСКРЕГИОНУ» о состоянии областных лесов, об угрозах пожаров и подтоплений, а также об экологической и экономической сторонах лесного хозяйства.

— Снижаются ли площади наших лесов из-за подтопления в сельских районах? Последнее время о высоком уровне грунтовых вод много говорят как о реальной угрозе, в том числе и лесным ресурсам региона.

— Общая площадь лесных насаждений, которые регулярно подтапливает, составляет около 600 тыс. га. При этом 104 тыс. га леса считается частично утратившим свои функции, а 55 тыс. га попросту гибнет. Подтопление — это естественный процесс, в одном месте вымокло, в другом, более высоком, лес растет. Проблема в другом. Мы бы могли спасти гораздо больше товарной древесины, но по действующему законодательству к санитарной вырубке можно приступать, если дерево полностью засохло. К примеру, нынешней весной затопило некоторые участки березового леса, но мы не имеем право его спилить, пока на дереве сохраняются зеленые листья. В следующем году можно, но оно уже потеряет свои потребительские качества, его сельские жители даже на дрова брать не будут. К тому же такое дерево опаснее для лесорубов. Дело в том, что при его спиливании довольно часто обламывается и падает его верхняя часть, а это уже угроза для жизни лесозаготовителя. В нынешнем году в регионе уже зафиксировано две смерти по этой причине.

— Можно ли изменить эту ситуацию?

— Губернатор Омской области Александр Бурков сейчас активно отстаивает нашу позицию в Москве. Это трудно, потому что под санитарными вырубками нередко скрывают незаконные порубки. Но и перестраховка вредит делу. По хвойным лесам санитарные вырубки не проводятся уже несколько лет. А по березе эти мероприятия проводить необходимо, потому что большая часть заготовленного леса идет населению на отопление. Для нас это актуальная проблема.


— А там, где новый лес сам не поднимется, восстанавливать будете?

— Конечно, по нацпроекту «Экология» мы будем ежегодно получать 80–90 млн рублей. Примерно 60 млн из них уходит на приобретение лесопожарной техники для лесхозов, а 25 млн — на лесовосстановление. Площади искусственных лесных посадок будут каждый год увеличиваться. Кроме этого, в нынешнем году нам дополнительно выделили 45 млн рублей на закупку лесопожарной техники. Закупки с Москвой уже согласовали, ждем, когда Минфин перечислит эти деньги в регионы. Такого серьезного финансирования раньше не было.

— Сибирские пожары нынешнего лета, когда огнем была охвачена территория, сравнимая по площади с Бельгией, перепугали весь мир. Как в нашем регионе обстоят дела с лесными пожарами и противопожарными мерами?

— В нынешнем году сильно горели Иркутская область, Красноярский край и Дальний Восток. Эти районы, кстати, каждый год горят активно, одним из источников возгораний становятся сухие грозы. Рядом с поселениями и экономическими объектами пожары тушат. Мы летом не горели, несмотря на то что нынешний год более сухой, чем предыдущий. У нас пожары чаще всего возникают с середины апреля до середины мая. В нынешнем году пожары у нас возникали чаще, чем в прошлом, но охваченная ими площадь лесов была меньше. Мы быстро реагировали на возгорание и тушили его. Очень помогает мониторинг из космоса. Наши диспетчерские службы, работающие в круглосуточном режиме, могут засечь любой костер в лесу. И быстро отреагировать, ведь противопожарная техника, которую мы приобретаем, базируется не только в лесхозах. Она распределена по населенным пунктам таким образом, чтобы в кратчайшие сроки прибыть в нужное место.

— Омские леса тоже воспламеняются из-за сухих гроз?

— Нет, источником 98% зафиксированных случаев возгорания стала деятельность самих жителей Омской области. Выезд на пикники, пал сухой травы, непотушенные окурки, выброшенные из окон автомобилей, и другие причины. Весной талая вода уходит быстро, если дождей нет, сухая трава превращается в порох, которому достаточно одной искры. Деревни чаще горят не там, где лес, а там, где поле, поросшее травой. По правилам прошлогоднюю траву надо убирать, а территорию — опахать. Только зачастую некому этим сегодня в деревнях заниматься. Кстати, с наступлением сезона весенней охоты количество пожаров также вырастает. В нынешнем году нам, к счастью, повезло, потому что в день открытия охоты на водоплавающую дичь пошел дождь.


— В некоторых изданиях пишут, что на территории, где случился пожар, лес восстанавливается лучше.

— Есть такие теории. И практика это подтверждает. Причем исследования в данной области проводились еще в советское время на территории того же Красноярского края. В огне гибнут разносчики болезней, вредные насекомые. Происходит своего рода обновление территории. Да, лет на 50 лес выходит из товарного оборота. Однако не стоит забывать и то, что с возрастом дерево способно выделять все меньше кислорода. Использовать в хозяйственной деятельности ту же березу можно, начиная с 60 лет, сосну — со 100–110 лет. Если в глухой тайге мы не можем заготавливать годные по возрасту деревья, со временем они становятся бесполезны для экологии.

— Хорошо, пока деревья не состарились и не стали бесполезны для дела, их необходимо использовать с пользой для бюджета региона и без нанесения вреда природе. Как в Омской области обстоят дела с заготовкой и переработкой леса?

— Ежегодно без нанесения вреда омским лесам мы можем изымать 14 млн куб. м древесины, в том числе 1,5 млн куб. м хвойных пород. По факту заготавливается 1,65 млн куб. м древесины, что составляет 11% от расчетной лесосеки. Березы заготавливается 1,4 млн куб. м, хвойных пород — 0,25 млн куб. м.

— Связаны ли недостаточные объемы заготовок с банкротством крупного лесоперерабатывающего предприятия — «АВА Компани»?

— На сегодняшний день таких крупных предприятий по переработке древесины в Омской области нет. «АВА Компани» заготавливала березу. Кстати, на их бывших делянках уже активно развивается молодая поросль. Что любопытно, там, где были березы, растет кедр. В лесной науке есть такое понятие как естественная смена пород. Она может проходить через сотни лет. Именно этот процесс мы наблюдаем, и он нас радует, потому что кедр является наиболее ценной породой.  


— За омский кедр бывшим переработчикам, конечно, спасибо, однако хотелось бы и региональный бюджет пополнить.

— «АВА Компани» заменит российско-китайская компания, которая, кстати, собирается производить ту же продукцию. Основное направление ее деятельности — производство мебельного щита, который почти весь экспортируется. Из него получаются отличные баскетбольные площадки, сцены, велотреки и многое другое. Арендуемый участок для заготовки березы им уже подобрали, оформили необходимые документы. Чтобы все не закончилось тривиальной рубкой и вывозом кругляка, отношения с ними область будет строить в рамках приоритетного инвестиционного проекта. Это значит, что пока предприятие не построено, к заготовке приступать нельзя. Надеемся, все у них получится, ведь это не только дополнительные поступления в региональный бюджет, но и новые рабочие места. При этом хозяйствующий субъект берет на себя обязательства охранять лес от пожаров и незаконных порубок, а также заниматься лесовосстановлением.

— Раз уж заговорили о борьбе с незаконными порубками, заслон им сегодня в регионе поставлен надежный?

— Объемы незаконной рубки у нас постоянно снижаются. Лет шесть назад незаконно вырубалось до 70 тыс. куб. м древесины в год. Стали бороться, постепенно увеличивая количество инспекторов. Активно привлекли к надзору за лесом общественников. Сегодня с нами сотрудничают две сотни общественных инспекторов. По поручению губернатора была создана комиссия, зимой расставлены посты на трассах. В нынешнем году мы заменили стационарные посты на мобильные группы. Плотнее работаем с правоохранителями. Результаты ощутимые — если в прошлом году объем незаконных вырубок составил 20 тыс. куб. м, то в нынешнем он не превышает на сегодняшний день 6 тыс. куб. м. Наши незаконные рубки мелкие, ими занимаются так называемые «щипачи». Воруют лес по десять и даже по одному кубометру. Однако и эти «черные лесорубы» не могут рассчитывать на какие-то поблажки. Ситуацию лично контролирует глава региона, которому я регулярно отчитываюсь о результатах работы.

— Большое спасибо за беседу!

 

Распечатать страницу

Комментарии пользователей (всего 2):

Омич
Уменьшаются только потому, что с каждым годом уменьшается количество омского леса...
11 сентября, 14:40 | Ответить
зная
глупости пишешь, на севере все поля заброшены, там лес активно прет, если сейчас кадастровую переоценку сделать, окажется, что леса на порядок больше. только ерунда это все, хоть по всему региону пусть лес будет, нас все-равно автомобили убьют, которых все больше.
11 сентября, 14:59 | Ответить
Добавить комментарий
Загрузка...