Никита Гриншпун: «После смерти Татьяны Казаковой я ощутил себя на выжженной земле»

Никита Гриншпун: «После смерти Татьяны Казаковой я ощутил себя на выжженной земле»

Дата публикации 7 октября 2019 16:10 Автор Фото Сергей Мельников

Художественный руководитель «Пятого театра» рассказал о том, почему пришла пора для перемен и трансформаций, о программе фестиваля «Молодые театры России» и о вечных поисках вдохновения.

Очередной «Культурный завтрак с «Омской правдой» в ресторации «Маниллов gourmet» был посвящен предстоящему фестивалю «Молодые театры России», который пройдет с 23 по 28 октября. Разговор с худруком Никитой Гриншпуном затронул самые болезненные точки.

 

Никита Юльевич, в прошлом году из-за финансовых трудностей судьба фестиваля «Молодые театры России» была под вопросом. Как обстоят дела сейчас?

— За будущее есть опасение всегда, и финансовые трудности есть всегда, но если мы сегодня обсуждаем фестиваль, значит на данном этапе эти вопросы решились. Сейчас грех жаловаться, в этом году региональное министерство культуры решило те прошлогодние проблемы, и без их поддержки фестиваль бы не состоялся. Плюс федеральный Минкульт тоже откликнулся.

Как происходит отбор постановок, которые в итоге попадают в фестивальную афишу?

— Очень просто: хорошее берем, а плохое не берем. В выборе мне помогает Олег Семенович Лоевский (известный российский театральный критик, сценарист. — Прим. ред.), я ему доверяю. Если он говорит: «Хорошо» — я ему верю. Он обладает художественным вкусом — это его работа. Я смотрю не так много спектаклей, потому что я «в шахте». У него совершенно другой образ жизни — он живет в самолетах. Как в один день можно посмотреть один спектакль в Надыме, а второй в Санкт-Петербурге? Он фантастическая личность. Я доверю его вкусу, и не я один — ему доверяет весь мир. Скажу совершенно точно: в программе нет никого треша, клубнички, мата, никто никого не съест.

 

Фестиваль открывает спектакль «Мой внук Вениамин» с участием Лии Ахеджаковой. Почему вы выбрали именно эту постановку?

— Мы искали хедлайнера, потому что прекрасно понимаем, что фестивалю нужно, чтобы было имя. Как ты привлечешь публику, если его нет? Лоевский обратил мое внимание на новый спектакль Марфы Горвиц, и мы смогли достичь договоренностей. Не так часто Лия Меджидовна Ахеджакова приезжает в Омск, и мои ожидания, что это будет востребовано, оказались правильными, и мы решили показать этот спектакль два раза. Первый показ — 23 октября, это мое желание, второй — начало фестиваля.

 

Почему в фестивале не участвуют омские театры?

— Наше мы можем посмотреть в любой другой день, а денег не так много. Обойдется без нас. Дадим возможность пришлым показать, что происходит в стране.

Что вы ждете от этого фестиваля?

—  Жду встречи со зрителями. Хочу, чтобы городу понравилось. Хочу, чтобы была разная палитра. Понимаю, что будут ругать, но успокаиваю себя тем, что люди должны это знать, должны это видеть. Театр разный, театров много, они меняются с такой скоростью и с такой быстротой, что надо как-то за этим поспевать. Я понимаю, что нельзя охватить все, но хотя бы два-три театра мы покажем. Очень хочется впечатлений. Лично я хочу прийти, посмотреть спектакль, который спровоцирует на работу и появится желание сделать что-то лучше, что-то талантливее.

 

Что из последнего увиденного вами произвело на вас такой эффект?

— Сегодня ночью я посмотрел спектакль Андрея Могучего «Губернатор». Я жалел себя за то, что у меня нет таких возможностей. Потом я подумал: как круто, когда одним языком, в одной стилистике берется и рассказывается история. Просто, без всяких штучек.

В рамках спектакля для зрителей будут какие-то встречи, мастер-классы?

— А надо? Вы когда-нибудь были на подобных мероприятиях? На какой-нибудь лекции по современному театру? Как в образовательный формат я в это не очень верю, может быть, я ошибаюсь. Хороший спектакль — это единственное ради, чего делается фестиваль.

 

Какие перспективы у фестиваля?

— Мне кажется, что формат фестиваля себя изжил. Я особенно это чувствую в свете последних событий — смерти Татьяны Вячеславовны Казаковой. Я не думал, что меня это так потрясет, выбьет. Мы не были друзьями, у нас были правильные отношения художественного руководителя с актрисой. И вдруг с ее смертью умер «Пятый театр». Мне нужно это сказать… Мне было очень удобно с ней, она была связующим мостиком с тем, уже давно не существующим театром. Она единственная, которая тянула этот миф. Когда ее не стало, я понял, что мне было очень удобно существовать в тени этого мифа, не нужно было декларировать новый театр, не нужно было его придумывать. И вдруг я ощутил себя на какой-то выжженной земле, на поляне, и сейчас без этой тени надо брать на себя ответственность, надо теперь придумывать этот театр, это не значит, что нужно все кардинально менять. Но то, что объединяло их, ко мне никакого отношения не имеет.

Это была такая подводка к фестивалю. Сам возраст фестиваля противоречит его замыслу  — ему 25 лет, а это уже ответственный гражданин, с семьей, обязательствами, кредитами, работой. Человек, обросший чем-то. Да и дух уже тот пропал. И может быть, придется это трансформировать. Не убрать, нет. Придумать что-то новое, опираясь на город, на тех людей, которые в нем живут, на артистов. Изнутри могу вам сказать, что сейчас у фестиваля немного формальный характер, а хочется, чтобы это было по-настоящему. Надо, чтобы совпала форма с содержанием, сейчас осталась только форма. Поэтому мы можем стать свидетелями перерождения, но не разрушения. Есть прекрасная база, фундамент, на котором будет гораздо легче строить новое.


ранее по теме

На «Молодые театры России» в Омск приедет Лия Ахеджакова

На «Молодые театры России» в Омск приедет Лия Ахеджакова

Проект «Мой внук Вениамин» с участием любимой миллионами народной артистки России будет показан на сцене «Пятого театра» в октябре.


Распечатать страницу
Добавить комментарий