Александр Капралов: «Искусство как религия: выбираешь на всю жизнь»

Александр Капралов: «Искусство как религия: выбираешь на всю жизнь»

Дата публикации 20 ноября 2019 07:18 Автор Фото Евгений Кармаев

Известный омский скульптор отмечает 60-летие персональной выставкой в Доме художника.

Мечта о новом Дон Кихоте

– Александр Николаевич, выставка поражает изобилием новых скульптур, идей, в них заложенных. Все выполнены из сварного металла. Наверное, это самый трудоемкий вид скульп­туры. Вы трудоголик?

– Мне кажется, человек, по-настоящему занимающийся искусством, думает не о количестве, а о качестве. Я в последнее время большие работы не делаю, в основном – малые. С годами все перестает устраивать, хочется сделать лучше, получается – не получается, но работаешь. Занимаясь искусством, нельзя останавливаться. Это как религия: выбрал один раз – и на всю жизнь. Кто по-настоящему верит, его ничто не остановит. И художник, если работает по-настоящему, будет это делать. Пока ноги носят.

– Что вы чувствуете, когда идете по городу и видите, что омичи фотографируются рядом с вашими скульптурами?

– Чувствую, что я за последние 20 лет не поставил ни одной работы в Омске. Дон Кихот, Крест несущий, Весы – это давние мои скульптуры. Еще делал работы по заказам для ресторанов – серьезными их не считаю, это скорее железная реклама. Мечтаю возле ТЮЗа все-таки воплотить проект, которому 20 лет. Переделать Дон Кихота и дополнить его образами Санчо Пансы и ослика. Пусть родители сажают детей на ослика, чтобы сфотографировать. А вообще, мне нравится, когда человек останавливается перед скульптурой и о чем-то думает. Например, почему в скульптуре «Динамическое равновесие» у музея им. Врубеля одна клетка пустая, а другая полна человечков. Что-то у него в голове в это время происходит.

– Скульптура Достоевского была вашей дипломной работой на худграфе. Около театра драмы мы видим этот же вариант?

– Работа «Крест несущий» была сделана на третьем курсе. Потом, когда выходил на диплом, работал лаборантом, мне говорят: «У тебя есть Достоевский, вот и выставишь его на защиту». Это чтобы меня на три месяца не освобождать от работы. А потом мэр Валерий Рощупкин увидел эту работу, и решили ее воплотить у театра.

– Вы не могли тогда знать, что ваш «Крест несущий» поставлен рядом с каторжным острогом, где отбывал срок Достоевский. Это интуиция подсказала место?

– Не знал, конечно. Мы для Дон Кихота и Достоевского выбирали места вместе с Игорем Вахитовым, который в то время был главным дизайнером Омска. Получилось, на мой взгляд, удачно. Скульптуре Достоевского не подходит площадь, нужно было камерное замкнутое пространство. Сейчас, когда поставили лавочки, можно сесть, подумать, осмыслить жизнь.

– Еще интереснее будет, если рядом воссоздадут фрагмент острога – есть такой проект…

– Я об этом не слышал. Посмотрим, как продолжится жизнь «Креста несущего». У скульптуры тоже есть своя судьба. Мои скульп­туры не вечны, это не бронза. Если в бронзе отлить – это на века. А я спокойно отношусь к тому, что скульптуру заменят или я доработаю ее.

– А долог ли век сварных скульптур?

– Они 20 лет стоят, думаю, еще 100 лет простоят. Металл портится в активной среде, например в земле. Заржавеет – раз в год покрашу, и все в порядке.

– Сами красите?

– Дон Кихота сам. Беру с собой сына, пару банок краски, лестницу и отправляюсь к скульптуре.

Колесо – это вечное движение по кругу

– Почему вы выбрали путь скульптора, работающего со сварным металлом?

– Сварка придает скульпторам легкость, свободу. Я пробовал сделать в мастерской свою литейку. А потом разобрал. Была у меня только одна литая скульптура – «Мыслитель», ее сделали на заводе имени Баранова. Она давно куплена, даже не знаю, где находится сейчас. Понял, что не мое. Литье нужно делать на предприятиях. А мне нравится все делать самому.

– На протяжении многих лет вашей главной темой были отношения человека с властью…

– Так было раньше. С возрастом мне захотелось поюродствовать, посмеяться над всей нашей жизнью. Поэтому много скульптур с юмором.

– И скульптурный ваш автопортрет ироничен. Что вы хотели сказать о себе?

– Половина образа – квадрат, половина – круг. У каждого из нас есть черные и белые полосы в душе. Еще я надел себе венок из людских голов. Он символизирует общение, круговорот знакомых, друзей. Хотел показать, что за 60 лет в моей жизни было много встреч, разговоров.

– Иногда слышишь от омичей: обидно, что не стало на улицах скульптур «Коммунальный карась», «Трон». А как вы относитесь к переездам ваших работ?

– Я думаю, это хорошо. «Карась» уехал в Краснодар, для скульптуры нашли подходящее место. Пусть и там знают про нас, про Омск. А «Трон» – в Новосибирске. Еще есть работа в Сургуте. В Чите в 1990 году я был на симпозиуме по граниту и там работу оставил.

– В центре выставки – «Колесо», многофигурная композиция. Вы не первый раз обращаетесь к образу колеса. Почему?

– Это четвертое колесо. Что я вижу в этом образе? Колесо – вечное движение по кругу. Наша жизнь веками крутится. На этот раз его населили люди с ослиными лицами и люди без лиц – полуфабрикаты, одни куда-то призывают, а другие двигаются, не думая. Когда создавал первое «Колесо», у меня там были герои – люди с копьями, олицетворяющие благородство. А со временем понял, что благородство уходит, стал вводить образы шутов, клоунов, потому что с годами убеждаюсь, что наша жизнь – это даже не театр, а цирк. Вокруг одни маски.

– В ваших многофигурных скульптурах много человеческих персонажей и много животных, птиц. Какой символический смысл в образах «братьев наших меньших»?

– Птица – свобода, рыба – мудрость, благополучие, лошадь – тысячелетняя связка с человеком. Это устоялось и, я думаю, легко читается.

– Юмор всегда сопутствует замыслу скульптуры?

– В молодости хотелось быть умным, серьезным, читать толстые книги. А чем становишься старше, тем с большей иронией смотришь на происходящее вокруг. Иначе жить невозможно.

Малая родина не отпускает

– Часто ли вы устраиваете выставки своих работ?

– В Доме художника была выставка пять лет назад. А в нынешнем октябре я открыл выставку в здании омского аэропорта – там пассажиры, отправляющиеся в полет, могут увидеть 11 моих работ.

– Мы впервые увидели на выставке скульптур ваши живопись и графику…

– Графика необходима, потому что каждая скульптура начинается с эскиза. А живопись – для яркого пятна. Ну какой я живописец! Чувства цвета не хватает. Вот сын занимается живописью, потому что этим чувством обладает.

– Работу над какой скульп­турой вы недавно завершили?

– «Россиянин». Михаил Задорнов как-то на концерте сказал: «У нас не Евразия, у нас Азиопа». И мне захотелось сделать работу на эту тему. Получилась фигура с двумя лицами: азиатским и европейским. Одна нога в одну сторону, вторая – в другую. Никуда мы не идем: ни в Европу, ни в Азию. И, наверное, это нормально. Куда и зачем нам идти?

– Среди поклонников вашего творчества был Евгений Евтушенко. Как вы встретились?

– Евгений Александрович был в Омске и в галерее увидел мою работу. Позвонили, он приехал ко мне в мастерскую. В его галерее в Переделкине есть две мои работы. В его коллекции Шагал, ему Пикассо дарил свои работы, Сикейрос писал его портрет, Леже, Целков – он был знаком с самыми знаменитыми художниками 20 века. Когда мы познакомились, ему было 75 лет. Глаза горят, и он интересуется в Омске каким-то художником. Буду ли я так открыт миру в 75? Но это был такой человек, каких я больше не встречал в жизни.

– Какова судьба вашей мастерской в Москаленках?

– Я ее сейчас перестраиваю. 25 лет отработал я в ней, она устала, и я устал. Я там открою галерею сварной скульптуры. Будут стоять работы с этой выставки, примерно половина из них, живописные картины, работы сына.

– Малая родина не отпускает?

– Да, у меня прописка в паспорте 60 лет одна и та же: ул. Центральная, 112. Родился в Ольгино, как тогда назывался поселок. Я 22 года работал в педуниверситете и жил в Омске, наезжая в Москаленки. Такое ощущение, что малая родина держит. Несколько раз хотел уехать – в Переславль-Залесский, Омск. Сначала в городе не было квартиры, а когда появилась, понял, что не хочу. На два дня приезжаю в Омск – и обратно.

На выставке к юбилею Александра Капралова в Доме художника.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Помощь надо оказывать всем!

Помощь надо оказывать ...

19 октября губернатор Александр Бурков, находящийся ...

Информбюро

Символ трудового подвига

Символ трудового подвига

Омским архитекторам помогут победить во ...

Власть

С прицелом на инвестиции

С прицелом на инвестиции

Александр Бурков призвал глав муниципальных ...

Экономика

Ставки идут вниз

Ставки идут вниз

Депутаты Законодательного собрания Омской области ...

Социум

Пример мужества и несгибаемой воли

Пример мужества и ...

26 октября отмечается 140-летие со дня рождения Героя ...

Строительство

«Приступаем  к программе 2021 года»

«Приступаем к программе ...

Реализация национального проекта «Безопасные и ...

Спорт

Быть в форме станет нормой

Быть в форме станет нормой

В 2020 году на реализацию проекта «Спорт – норма ...

ЖКХ

«Корона» не пошла на пользу крыше

«Корона» не пошла на ...

В этом году в Омской области будут отремонтированы ...

Актуально

Родительский контроль

Родительский контроль

Папы и мамы вправе знать, чем кормят детей в школе. ...

Точка на карте

«Все успехи района –  это заслуга наших людей!»

«Все успехи района – это ...

В прошлом году по темпам социально-экономического ...

Фотопроект

Семейный альбом

Семейный альбом

Сегодня в рубрике «Семейный альбом» мы расскажем о ...

Добавить комментарий