Александр Гулько: «Людям интересны дома с историей»

Александр Гулько: «Людям интересны дома с историей»

Дата публикации 29 января 2020 08:02 Автор Фото Евгений Кармаев

Директор историко-культурного музея-заповедника о том, как «Старина Сибирская» стала туристической изюминкой Прииртышья.

Где живет Дед Мороз?

– Александр Дмитриевич, каждый раз приезжая в Большеречье, попадаешь в сказку. Сейчас – в Сибирские владения Деда Мороза. Как пришла эта идея поспорить с Великим Устюгом?

– Любому учреждению нужно развиваться. А приходит межсезонье, потом зима, и к нам не приезжают. Чем-то надо было людей увлечь, удивить. Мы ездили по стране, знакомились с опытом других музеев-заповедников. Реставрировали купеческие дома, перевозили памятники деревянного зодчества. Владения Деда Мороза мы увидели в Кемеровской области, в музее-заповеднике «Томская писаница». Там круглый год Дед Мороз живет, для него специальный терем построили. И мы решили: давайте такой пример возьмем за основу. И одиннадцать лет уже вотчина Деда Мороза есть в Большеречье.

– Идешь по улице, читаешь вывески: «Почта Деда Мороза», «Горки-Егорки», кафе «У Егоровны». А много ли пишут Деду Морозу?

– Много. Но с «Почты Деда Мороза» люди могут и отправить открыточку с видами «Старины Сибирской» своим родным и друзьям.

– Откуда в нынешние новогодние праздники приезжали гости к Деду Морозу?

– Из Москвы, Уфы, Новосибирска, Санкт-Петербурга, Сургута, Нефтеюганска, Томска, Мирного. Из Казахстана, Китая, Франции и Германии. Конечно, больше всего гостей из Омской области. В этом году у нас побывало на 821 человека больше, чем в прошлом. А за год мы принимаем больше 40 тысяч гостей. Жаль, что не смогли к нам приехать ребята из Муромцевского района. Ледовая переправа через Иртыш из-за теплой погоды не открыта, поэтому в этом году они не побывали в гостях у Деда Мороза.

И кузня, и гончарная мастерская

– С чего началась история «Старины Сибирской»?

– В Большеречье хотели снести дом купца Николая Яковлевича Гладкова. Нам казалось важным его сохранить. Отреставрировали в 2000 году, а затем и соседний дом – его брата Павла Яковлевича. Я тогда работал заведующим районным отделом культуры. К нам часто приезжали за опытом коллеги. Чтобы встречать их, захотелось найти русскую избу с тремя окошечками, как раньше строили. Долго такую избу искали, проехали весь север области. Много стоит брошенных домов, но они уже отжили свое. А потом случайно в десяти километрах от Большеречья, в исчезнувшем ныне селе Мало-Каиркуль, нашли две избы, которые построили два брата. Удалось перевезти и из двух поставить одну.

– Вы знаете, чья это была изба?

– Прокопа Дроздова.

– Не допускали мысли построить новую избу по старинному образцу?

– Нет, новоделы люди плохо воспринимают. Мы чувствовали, что интересно людям, – дом с историей. Перевезли из села Такмык и дом ямщика Копьева – в нем останавливался Радищев по пути в сибирскую ссылку.

– Еще одна давняя идея открыть в музее-заповеднике дом казачьего сотника. Он уже почти готов?

– Он стоял в селе Шипицыно. Нам помог его выкупить земляк Александр Антропенко. Только два таких дома остались в Большереченском районе – в селах Могильно-Посельское и  Шипицыно. Но первый в ветхом состоянии. Семь лет мы не могли решить проблему участка для этого дома. А в прошлом году часть земли выделил муниципалитет, а вторую часть приобрели с помощью регионального министерства культуры. И дом удалось перевезти.

– Чем отличался быт крестьян от казачьего?

– Казаки имели более крепкое хозяйство. Дом у них был обязательно крестовый, просторный, добротный. Рядом с домом конюшня, летняя кухня.

Такую усадьбу и создаем сейчас.

– В вашем роду были казаки?

– Нет. Дед по отцу родом из Киевской губернии, по матери – из Полтавской. Переселенцы с Украины. Но казачья культура почему-то мне очень близка. Хочется, чтобы казачий род возродился, и для этого в Большеречье сегодня многое делается. У нас в «Старине Сибирской» есть детская казачья дружина «Феникс». Ребята охраняют улицы, участвуют во всех праздниках района.

– Каким ремеслам можно научиться в музее-заповеднике?

– Ткачеству, вышивке, изготовлению кукол, резьбе по дереву, созданию картин со сказочными мотивами из соленого теста. Многие считают работу с соленым тестом нововведением. Но и раньше был такой промысел. Эти картины пользуются большим спросом, особенно почему-то у российских немцев, уехавших в Германию. Что-то они им навевают родное. Мы долго мечтали открыть кузницу и гончарную мастерскую. И теперь у нас есть и то, и другое. Гончаров обучает Александр Белосветовский, ковке учит Сергей Маршалко.

– Долго искали мастеров?

– Мы всегда создаем сначала основу. Построили кузницу, запаслись оборудованием – вот и мастер на пороге. Если увидите его, сразу скажете: это кузнец. Мощный! Сейчас руку уже набил и делает интересные светильники. Нет сегодня проблем изготовить дверную ручку или навес.

– Много ли детей занимается ремеслами?

– Мы не ставим задачу набрать как можно больше, качества не будет. Нужно, чтобы мастер толково объяснял и следил за процессом работы, поэтому наши пожелания мастерам – иметь не больше пяти учеников.

Хлопоты не в тягость

– Колокольня в «Старине Сибирской» – единственная в райцентре…

– Звонарь Сергей Рейтенбах – из музыкантов, сам освоил колокольное искусство и обучил молодых ребят и девушек. У нас проходят фестивали колокольного звона, на которые собираются звонари из разных храмов.

– Конная скульптура Георгия Победоносца, державного символа России, заставляет поднять голову и задуматься о чем-то высоком, небудничном…

– В 80-е годы несколько скульп­тур изготовили для мемориала Победы. Торжественно заложили камень на месте, где его хотели открыть. А потом пришло время экономических трудностей, не до памятников было. И «Георгий Победоносец», и скульптура воина, и «Родина-мать» долго лежали в гараже стройучастка райпо, а потом оттуда вынесли их на открытый воздух. Их обнаружил в траве художник, ныне мой заместитель Игорь Лукин. Оказалось, что спасти можно только «Георгия Победоносца».

За эту работу взялся художник Сергей Дворниченко. Но нужны были средства. Создали попечительский совет. Деньги на памятник собирали всем миром. 300 тысяч рублей хватило на реставрацию бетонной скульптуры, красивый постамент. А дорожки, цветники помогали устроить большереченские школьники и учащиеся профессионального училища № 12. Таких памятников всего несколько в России.

– Какой из найденных в экспедициях экспонатов вам особенно дорог?

– Однажды стояли у заколоченного дома, а девчата столпились на крылечке, заглядывают в щель. Я спрашиваю: «Что вы смотрите?» – «Экспонаты». – «Так вы стоите на экспонате!» Оказалось, жернов от ветряной мельницы положили, сделав из него крылечко. Сейчас ни одной мельницы не увидишь не только в нашем районе – во всей области. А когда-то в каждом селе было до десятка мельниц.

Мечтаем построить мельницу. Нашли уже около десяти жерновов. Но в основном находятся по одному, а они всегда работали в паре. Нижний каменный жернов стоял неподвижно, верхний вращался. В прошлом году мы съездили в Архангельскую область, чтобы изучить опыт сохранения, реставрации мельниц. В музее «Малые Корелы» коллеги дали возможность скопировать проекты, потому что здесь, в архиве, мы ничего не нашли. Сейчас мы запаслись всей документацией, можно начать восстановление мельницы. Останавливает опять нехватка участка. Но, думаю, сумеем решить эту проблему.

– «Старина Сибирская» на глазах становится империей. В состав музея-заповедника вошли и картинная галерея, и краеведческий музей.

– Четыре года мы все, что зарабатываем, вкладываем в воссоздание краеведческого музея. Выиграли президентский грант и подготовили выставку «Отечественная техника ХХ века». Потратили на это средства президентского гранта. У нас уже 20 единиц техники: и автомобиль «Победа», и целинный трактор Т-54, и четырехместная автоколяска, которую в народе прозвали «Моргунов». Люди с большим интересом рассматривают эти экспонаты.

– Александр Дмитриевич, за что вы любите свою работу?

– За неповторимость. Люблю привозить из экспедиций не только предметы этнографии, но и сказки, былины, песни. У меня уже есть опыт, как решать вопросы без денежных средств, знаю, к кому обратиться. Мне хлопоты не в тягость. Главное – мы пытаемся спасти и сохранить то, что представляет историко-культурный интерес для нашего региона.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Идем в школу!

Идем в школу!

В регионе не планируют переноса сроков начала ...

Информбюро

На земле, воде  и в небе

На земле, воде и в небе

В Омской области прошли масштабные учения ...

Власть

«Режимных» объектов становится меньше

«Режимных» объектов ...

В Омской области для посетителей откроется ...

Социум

«Праздник, который объединяет всех»

«Праздник, который ...

Несмотря на необычный формат, день рождения Омска ...

Село

Онлайн-формат пришелся ко двору

Онлайн-формат пришелся ко ...

Тема, как неблагоприятные погодные условия ...

Культура

Дворец в Тарском кремле

Дворец в Тарском кремле

Реновация КДЦ «Север» – уникальный по сложности и ...

Наследие

НАШЕ ВРЕМЯ

НАШЕ ВРЕМЯ

Совместный проект газеты «Омская правда» и Омской ...

Спорт

Александр Ивченко: «Чем больше футбола, тем лучше!»

Александр Ивченко: «Чем ...

Президент областной федерации футбола считает, что ...

Актуально

«Серые зоны» – на чистую воду

«Серые зоны» – на чистую ...

Неустановленные источники выбросов чаще всего ...

Фотопроект

Семейный альбом

Семейный альбом

В семье Виталия и Татьяны Бондаренко медовый месяц ...

Добавить комментарий