Председатель совета директоров АО «ФИНАМ» Владислав Кочетков: «Никто не знает, где у кризиса будет самое дно»

Председатель совета директоров АО «ФИНАМ» Владислав Кочетков: «Никто не знает, где у кризиса будет самое дно»

Дата публикации 19 марта 2020 14:44 Автор Фото Сергей Мельников

В разгар финансового кризиса в Омск приехали представители крупнейшего розничного российского брокера АО «Инвестиционный холдинг ФИНАМ» – управляющий директор Александр Бирман и председатель совета директоров Владислав Кочетков.

Сейчас многие начинают задумываться о своих финансах и инвестициях на будущее. В прошлом году российский рынок переживал бум частных инвесторов, индивидуальные инвестиционные счета начали открывать даже домохозяйки. Но сейчас на рынке царит хаос и неопределенность, и «ОМСКРЕГИОН» попросил аналитиков поделиться своими прогнозами.

- Ваш приезд в Омск так «удачно» совпал с мировой нестабильностью и финансовым кризисом, он планировался заранее?


- Владислав Кочетков: Визит планировался около полугода. «ФИНАМ» – компания исторически московская, но 70 % нашего бизнеса в регионах. Мы представлены более чем в 90 городах России, в Омске работаем более 15 лет, и здесь у нас более 7,5 тыс. клиентов. Но сейчас на волне кризиса в день открывается двойная норма новых счетов, так что их количество растет. Мы приехали для того, чтобы встретиться с клиентами, донести им информацию и получить обратную связь. Это важная часть формирования стратегии бизнеса. Например, по итогам визита в Казань в прошлом году мы запустили линейку халяльных стратегий. Их делать сложно – это стратегия с ограниченным выбором ценных бумаг, без плеча, но они неплохо продаются в Татарстане и Башкирии, где есть мусульмане.

- Как халяль связан с финансами?

- Владислав Кочетков. Эти технологии соответствуют канонам ислама. Вообще, халяльные финансы – это отдельное большое направление, лидером в котором является Малайзия, где находятся крупные исламские банки. Активно оно развивается в Катаре и ОАЭ, в России пока в меньшей степени. Но в России людей, которые следуют канонам ислама, также миллионы, поэтому это потенциально интересное направление. Есть специальные списки бумаг, которые соответствуют требованиям халяля, и наши коллеги сделали хорошие портфели, хотя это было сложно. В Омске эти стратегии также представлены.

- Мы попали сейчас в один из самых масштабных финансовых кризисов в истории рынка, какое настроение у инвесторов и экспертов-профессионалов?

- Владислав Кочетков. Настроение, честно говоря, немного странное. С одной стороны, любой кризис – это повод для того, чтобы купить подешевевшие бумаги. Самые большие доходности получаются как раз на кризисах. Можно вспомнить 2008 год, тогда мы вкладывались в широкий рынок, в сентябре он упал на 15 %, а затем к февралю доходность была порядка 40 %.

Но сейчас кризис не только финансовый, но и эпидемиологический. Он завязан на коронавирус, и как он будет развиваться, совершенно не понятно. Еще пару недель назад мы считали, что этот вирус более-менее медийный, гриппом болеют на порядок больше. Но с учетом текущего развития ситуация может быть значительно серьезней. Если в первом квартале на рынке не работал Китай, а во втором квартале не будет работать Европа и подключится Америка, то будет очень серьезное давление на мировую экономику.

Мы пережили в марте несколько «черных дней», после совсем «черного» четверга в пятницу, 13 марта, началось восстановление. По классическому кейсу мы должны были бы месяца через три выйти на новые максимумы. С учетом коронавируса ситуация менее однозначная. Но ценовые уровни по бумагам очень интересные: покупая сейчас «Сбербанк» и «Газпром», вы можете ориентироваться на дивидендную доходность, которая платится по доходам прошлого года, на уровне 10-12 %, а может, и до 15 % годовых. Это без учета налоговых вычетов и прочих преимуществ. Это действительно хорошие вложения, и люди это понимают.

- Александр Бирман. Мы проходили кризисы много раз, они были разными по времени, где-то три месяца, где-то полгода, но с учетом своей цикличности рынок так или иначе восстанавливается. У нас есть финансовые решения на все варианты развития событий. Это могут быть индивидуальные стратегии с учетом страхования от валютного риска, какие-то долгосрочные инвестиции и так далее. Но главное – это возможность зайти на рынок через более низкий уровень.

- Владислав Кочетков. Покупать сейчас можно, но это нужно делать людям с крепкими нервами. Потому что с текущего уровня мы можем «улететь» еще на 15% или 20%. Никто не знает, где будет самое дно. Если вы готовы пересидеть пару месяцев в минусе – самое время купить акции. Если не готовы – есть инструменты с фиксированной доходностью, те же самые облигации и еврооблигации. Они просели меньше, на 5-7 %, но это неплохое время для покупки. На самом деле все большие капиталы на фондовом рынке всегда делаются в кризис.

- Какие сроки можно дать для того, чтобы рынок вернулся на прежние позиции?

- Владислав Кочетков. Проблема, опять же, с эпидемиологией. Если бы это был стандартный финансовый кризис, который связан с замедлением мировой экономики, то я бы сказал, что к третьему кварталу мы бы вернулись на прежний уровень и начали рост. Но сейчас не понятно – может, к третьему кварталу мы все умрем, а может, все будет нормально. Китай говорит, что уже практически победил коронавирус и возвращается к ударному труду. А это – спрос в том числе на российскую нефть.

- А ведь можно вспомнить прошлый год, насколько он был успешным для тех, кто решил инвестировать то, что удалось накопить…

- Владислав Кочетков. Прошлый год был одним из лучших в истории для рынков по всем параметрам. Индексы и российские, и мировые показали максимумы, за год произошло рекордное привлечение инвесторов в России – более 2 млн человек. Было также рекордное привлечение по средствам – порядка 3 трлн рублей. С учетом того, что политика ЦБ направлена на продолжение снижения ключевой ставки, а значит и ставок по депозитам, этот год обещал быть не хуже.

- Александр Бирман. Поэтому рынок потенциально более интересен за счет того, что появился приток средств вкладчиков-депозитчиков. Люди уходят от классических банковских продуктов к формированию инвестиционных портфелей. Надеюсь, что к концу года мы все вернемся к нормальным показателям.

- Бум частных инвесторов наблюдался и в Омске тоже.

- Владислав Кочетков. Да, за прошлый год наша клиентская база в Омске выросла почти в три раза, а объемы средств – в два с половиной раза. Но стоит признать, что это может быть связано и с эффектом низкой базы. Мы поменяли в прошлом году модель работы в Омске с франчайзинга на прямое управление из Москвы. И Омск по прошлому году вошел в тройку лидеров по росту после Санкт-Петербурга и Москвы.

- Александр Бирман. Рост клиентской базы по всей группе компаний связан и с новыми продуктами – автоследования, доверительного управления. Сейчас мы используем максимальную диверсификацию – вложения в разные валюты, разные инструменты с разной долей риска. Мы видим постоянный интерес клиентов, люди приходят к нам обучаться – у нас появился самый первый в России учебный центр. Одна из наших задач – поднятие финансовой грамотности. Мы хотим, чтобы люди перестали приходить в различные «пирамиды», которые до сих пор существуют на рынке. Регулятор в лице ЦБ стал работать более эффективно, но мы по-прежнему видим, как на обзвонах работают колл-центры непонятных компаний, которые предлагают какие-то финансовые продукты, прикрываясь громкими именами.

- Владислав Кочетков. Грамотность – это хорошо, но все же усредненный клиент хочет готовое «коробочное» решение. Он не говорит – я хочу купить 15 % Газпрома, 20 % Apple, немного «Боинга» и потом добавить ТГК-1, потому что верит в энергетику. Он приходит, потому что по депозитам с 2014 года доходность упала с 18 % до 5 %, и говорит – я хочу сейчас получить, к примеру, 12 %. Наша задача – дать ему с минимальными рисками «коробку», где он получит свой доход с вероятностью 97 %. То, что там упаковано внутри, ему не важно. Если он хочет доход, скажем, 120 %, то и риск будет 50 % – как говорится, либо он получит свои деньги, либо нет. Но за прошлый год были стратегии, которые на дивидендах показали доходность за 150 % годовых, это вполне реально. Наш исторический чемпион, который, кстати, начинал карьеру в Омске, Элвис Марламов, за 2015 год показал доходность 666%. Если вы хотите сверхвысокую доходность, то должны быть готовы к рискам. А консервативные инвесторы, рассчитывающие на 10-15 %, могут получать практические безрисковые решения.

- Трейдинг, наверное, вообще для людей с крепкими нервами.

- Владислав Кочетков. Но есть такие, кто любит нажимать на кнопки самостоятельно. Я сам хотя и финансист, но скорее пассивный инвестор, иногда покупаю валюту на фондовом рынке. Но когда открываешь торговую систему, у тебя каждые пару секунд меняются финансовые результаты, ты можешь нажать на кнопку, зафиксировать результат и заработать. Это на самом деле интересно! У нас есть клиенты, которых без обид можно назвать игроманами, они получают удовольствие от процесса – это как компьютерная игра, нажимаешь на кнопки, зарабатываешь или теряешь. Но инвестиции – это как правило более длинный процесс, и правильные инвестиции – это надолго.

Сегодня 70 % нашей клиентской базы это те, кто активно торгуются на рынке самостоятельно, 30% берут готовые решения, но база «коробочников» ожидаемо растет.

- Александр Бирман. Для людей, которые не обладают необходимым опытом, есть высокотехнологичное решение – механизм автоследования. У нас база независимых авторов – сотни человек, активных стратегий порядка 500. Сейчас эта тема развита во всем мире и называется copy-trading, а впервые она была изобретена в России в ФИНАМе – мы запустились на два дня раньше американской системы, и сейчас мы пока монополисты.

- Владислав Кочетков. Проще говоря, есть сайт, на котором вы видите условно 30-50 стратегий, соответствующих вашему риск-профилю, и можете отобрать около пяти. Вы видите человека, который торгует с такими-то результатами, вы нажали на кнопку и сделки по вашему счету автоматически повторяются. То есть, вам не надо долго учиться и становиться гуру трейдинга – он уже есть и верифицирован. Есть еще много нюансов, о которых мы рассказываем, поскольку часть сделок все равно повторить не удастся.

- А простые клиенты сейчас не паникуют на фоне кризиса?

- Владислав Кочетков. Нет, клиенты на стратегиях, которые были лидерами, но неизбежно просели, не паникуют, отключения практически нулевые. Наоборот, открываемость очень хорошая, и схема «покупай – подешевело» работает. Люди приходят за альтернативой депозитам.

- Александр Бирман. Мы предлагаем продукты доверительного управления, формирование портфеля из еврооблигаций – он позволяет сформировать постоянную долларовую доходность на уровне от 6 % до 10 %. Это гораздо выше по сравнению с классическими вкладами. А если использовать механизм индивидуальных инвестиционных счетов, то можно получить еще возврат налогов – до 52 тыс. рублей за год. Второй вариант – стать долгосрочным инвестором и потом не платить подоходный налог с продажи.

- Что порекомендуете самым консервативным россиянам, которые до сих пор хранят свои накопления дома?

- Владислав Кочетков. За последний год решение покупать доллар казалось неочевидным, но недавно оно снова доказало свою правоту. Однако стоит понимать, что если у вас доходы и траты рублевые, вы часто на конвертации теряете больше, чем выигрываете.

С чего начинается финансовое планирование? Мы традиционно рекомендуем накопить три, а лучше шесть месячных зарплат на банковском депозите, а потом начинать инвестировать. На мой взгляд, эти накопления стоит в текущей ситуации вложить в объеме 40 % в евро, 30 % – в доллар и 30 % оставить в рублях. Я говорю про первые три-шесть месяцев по ликвидности, дальше начинаются другие инструменты. Покупать валюту в «бумаге» – штука сомнительная, хранить ее дома опасно, а за банковскую ячейку надо платить. Поэтому лучше, если эти деньги хранятся в банке на депозите, и банк вам за это начисляет проценты.

- Александр Бирман. А я не сторонник прямой валюты, в валюте точно так же есть инфляция, просто граждане России ее не ощущают. Я сторонник консервативного формирования портфеля из инструментов. Текущие продукты позволяют формировать портфели от тысячи долларов. Это как некий шаг к дальнейшему серьезному планированию и накоплению капитала, к примеру, на будущую пенсию. И эти продукты позволяют получить доходность, в несколько раз превышающую ставки по вкладам. Важна максимальная диверсификация – помимо валют, использование разных инструментов и секторов в экономике. А дальше уже все зависит от вашего аппетита к риску – исходя из этого вам подбирается продукт.

- Владислав Кочетков. Задача консультанта – понять, сколько вы на самом деле хотите заработать. В текущих условиях, на мой взгляд, вполне можно взять на сумму 400 тыс. рублей облигации федерального займа. То есть, дать в долг государству, получить доходность по текущему уровню в районе 8% и налоговый вычет 13 %. Это значительно лучше депозита и почти гарантированная доходность.

- Каков портрет омского инвестора?

- Владислав Кочетков. Есть общероссийская статистика, но Омск от нее не отличается. Средний возраст инвестора 35-45 лет, это менеджер, топ-менеджер или владелец бизнеса. Вкладывает среднюю сумму 630 тыс. рублей. Женщин в структуре клиентской базы мало – всего 20 %. Но это деление достаточно условно, счета порой открывают на маму или жену, а управляет им мужчина, и наоборот. Средняя доходность счетов женщин, как правило, ниже, но зато средний убыток тоже ниже, так как они более рациональны. Динамика по клиентам-женщинам сейчас вообще лучше, чем по мужчинам, и она лучше всего растет по индивидуальным инвестиционным счетам. Причем их активно открывают женщины старшей возрастной группы 55+.

- Спасибо за интервью!

Распечатать страницу
Добавить комментарий