Михаил Ефимович Бударин: к 100-летию со дня рождения маститого омского историка

Михаил Ефимович Бударин: к 100-летию со дня рождения маститого омского историка

Дата публикации 1 декабря 2020 13:23 Источник фото М.Е. Бударин. 2000 г. Фото из архива СФ РИК

Имя этого человека хорошо знакомо омичам. Его публикации по истории края часто можно было встретить на страницах местных газет. Он автор более чем 150 научных работ, а на здании ОмГПУ установлена мемориальная доска ученому.

21 ноября этого года исполнилось 100 лет со дня рождения профессора, члена-корреспондента Сибирского отделения Академии наук высшей школы РФ, доктора исторических наук Михаилу Ефимовичу Бударину (1920–2003).

М.Е. Бударин родился в селе Лариха Ишимского уезда Тобольской губернии (сегодня это Ишимский район Тюменской области). В 1939 году Михаил окончил среднюю школу в г. Ишиме. Затем поступил в медицинский институт в г. Казани, но учебу пришлось оставить из-за тяжелой болезни матери. О том времени он вспоминал так:

«В пору отрочества и юности получил я от мудрых и добрых своих наставников совет – посвятить жизнь истории и искусству. Мой Ишим – город сильной уездной интеллигенции и традиционное место политической ссылки и при царях, и при большевиках – в шести десятилетках и четырех техникумах имел из ссыльных отборную научную элиту. В моей школе было шесть ссыльных профессоров и доцентов из Ленинграда, Киева, Харькова, Минска. Они учили нас не по школьному, но по вузовскому методу. И по принципу штучного воспитания. Учась накануне войны на лечфаке Казанского мединститута, кроме своих занятий на первом и втором курсах я ходил еще на лекции к старшекурсникам – слушал лекции по психиатрии. Чтобы понимать людей и себя среди людей. Потом были годы работы в газетах – городской, областной «Омской правде», собкором «Известий» по Омской и Тюменской областям. Годы учебы в Высшей партийной школе при ЦК ВКП(б) в Москве. И здесь со мной работали штучно. При получении в 1949 году двух дипломов за два высших гуманитарных образования – исторического и филологического (факультет журналистики) – моим научным руководителем по дипломному сочинению за исторический факультет был известный партийный и государственный деятель профессор Константин Андреевич Попов, по рождению омич. Он издал книгу «Допрос Колчака» потому, что в январе-феврале 1920 года девять дней допрашивал в Иркутске адмирала (но не расстреливал!). К. А. Попов мне говорил: «Запомните, Миша, историю надо преподавать увлекательно, драматично и весело. Как сказал Энгельс, «история – величайшая поэтесса. Она изобретает сюжеты, которые не придумал бы и сам Шекспир. Жизнь – не те дни, что прошли, а те, что запомнились. История – не вся масса обыденных фактов, но серия ярких вспышек действительности». Кроме того, – говорил мне К. А. Попов, – преподавание истории с драматизмом и юмором поможет выявить наиболее одаренных студентов».

Мне довелось знать М.Е. Бударина с 1988 года, в том числе и в роли преподавателя и педагога. Отчасти внимая его совету, я поступил в 1990 году на исторический факультет Омского педагогического института имени А.М. Горького. На втором курсе он прочитал у нас несколько лекций по основам ораторского мастерства и культуры речи. В ходе своих очень доступных и прекрасно построенных лекций он любил повторять: «Запомните, дорогие друзья! Учитель — это театр одного актёра. Заходишь к детям, и они начинают рассматривать Вас словно через лупу (начиная с костюма и заканчивая вашей речью и жестами), поэтому будьте готовы и бдительны».

М.Е Бударин (в первом ряду второй слева) вместе с преподавателями и аспирантами исторического факультета ОмГПУ на научно-практической конференции приуроченной к его 80-летию. Фото А.П. Сорокина.

Накануне Великой Отечественной войны М.Е. Бударин вернулся в Ишим и работал в местной ежедневной газете «Серп и молот», преподавал химию в вечерней школе для взрослых. Вот что, вспоминая этот период своей жизни, писал он в одной из своих статей:

«В предвоенном сороковом году заведовал я отделом культуры и быта в ишимской ежедневной газете «Серп и Молот». В самый канун 1941 года поручил мне редактор сделать гвоздь новогоднего номера – очерк о сибирском селе «на разворот» (на две внутренние полосы). О счастливой колхозной жизни, разумеется.

В кошевке на редакционном коне через декабрьский буран добрался я до цели поздней ночью. Распряг коня на колхозном дворе и, чтобы не будить никого из правленцев, решил скоротать ночь в избушке-сторожке, чье оконце светилось близ кирпичного магазина.

Сторож, крепкий еще дед, с выправкой старого солдата и с глазами острыми и мудрыми, накормил меня горячей картошкой. Спрашиваю:

Чей бывший магазин сторожишь?

Мой.

А чей дом, где контора МТС?

Тоже был мой.

Я даже привстал с тулупа у печурки:

Так ты же, дед, кулак!

Не лодырь. Кулачили меня. И в Самарово с сыновьями выслали. Дети да внуки мои и поныне там. Мы Самаровский рыбный завод срубили да город Остряко-Вогульск Советской власти, считай, задаром поставили, – с подчеркнутой гордостью молвил он.

Но почему-теперь-то ты здесь? И один?

А товарищ Калинин от ссылки освободил. И бумагу прислал. За то от ссылки освободил, что еще загодя, до раскулачивания, я все добровольно Советской власти подарил: дом, магазин, машины, скот, зерно… И дарственную в сельсовете печатью заверил.

Был я двадцатилетний желтоклюв, воспитанный на марксистских догмах. И поэтому горячо заспорил:

Так не бывает! Ты мне, дед, мозги не парь, лапшу на уши не вешай! Маркс и Энгельс – корифеи научного социализма – учат: только силой пролетариат-гегемон возьмет добро буржуазии. Об этом у Маркса в двадцать четвертой главе «Капитала», в первом томе, сказано. Я марксизм в вузе на отлично сдал!

Не знаю я твоих корипеев. А только вот, сынок, осознал я вредность капитала, – с короткой усмешкой возразил старик. – Спрашиваешь: почему я тут один? Отчего из урмана от детей и внуков отбыл? Молод ты еще, сынок, тебе этого не понять! Жена моя здесь в земле зарытая. И отчие могилы тут… Да разве в капитале дело? Человеком я перестал быть. Лишенец я. Права голоса лишен. А с германской вернулся егорьевским (т.е Георгиевским — А.Л. ) кавалером всех степеней. Грудь в крестах. Герой Отечества! И теперь вот, как пес бездомный, в этой конуре унижен. В малушке здесь у меня все: и горница, и передня, и бокова-середня…

Десятки лет мне не было жаль этого старика. А теперь, когда иду я сам по склону лет, вижу порой перед собой те глаза, острые и мудрые, с искрами усмешки. И думаю: какое мужество и достоинство было в том старике, чтобы еще подшучивать и над собой, и надо мной!».

Перу Михаила Ефимовича принадлежит монография «Прошлое и настоящее народов Северо-Западной Сибири», на основе которой он защитил кандидатскую диссертацию. Позднее состоялась защита им докторской диссертации по истории и культуре народов Севера Сибири, и в 1971 г. М. Е. Бударин стал первым доктором исторических наук в Омске. Об этом периоде своей жизни Михаил Ефимович рассказывал так:

«Защищал докторскую я в Новосибирске у академика Алексея Павловича Окладникова. Это был большой ученый – археолог, историк и этнограф, Герой Социалистического Труда, дважды лауреат Государственной премии СССР, директор Института истории. В самом начале 1971 года я прошел предзащиту. А потом Окладников сказал: «Зайдите ко мне!» Я зашел в его кабинет. Он плотно прикрыл двойную дверь, сел не за свой большой стол, а напротив меня, за приставной столик, как бы подчеркивая доверительность предстоящего разговора.

Михаил Ефремович, у меня к вам есть настоятельное пожелание. Снимите со своей докторской по истории народов Крайнего Севера СССР граф «История КПСС.

Почему? – удивился я. – Я же заведую в Омском пединституте кафедрой истории партии.

Ну и что? – возразил академик. – Аттестат у вас будет «профессор истории партии». А главный документ – диплом доктора наук по специальности «История СССР».

Мне все-таки непонятно: почему так?

Потому что партия – только часть народа. А еще потому, что в обозримом будущем компартия может не быть правящей. В практике цивилизованных демократических стран это нормально. Одна политическая структура приходит на смену другой. Перестанет компартия быть правящей, не будет истории партии. А история СССР, история России – академическая наука. И она будет жива до тех пор, пока жива Россия. – Затем он добавил: Я – член президиума ВАКа и знаю, что говорю».


Снимок взят из книги: «Александр Дмитриевич Колесников : биобиблиографический указатель» / сост. Л. П. Астахова. – Омск, 2009. с.: ил. (Ученые СибАДИ). С.62

Михаил Ефимович прожил «век и злой, и добрый», и, он разумеется, был дитём своего времени, своей эпохи. На всю жизнь я запомнил его слова, как-то сказанные им на одной из лекций: «Любовь к истории начинается с любви к родному краю. Задача историка — выкристаллизовывать факты из истории и рассматривать их в драматическом столкновении».

Память о М.Е. Бударине живёт в его книгах, среди учеников и многочисленных знакомых. А в начале 2016 года на здании педагогического университета по ул. Партизанской, 4 А, где с 1954 по 2003 год преподавал маститый учёный, появилась мемориальная доска М. Е. Бударину.

В год столетнего юбилея дань уважения этому легендарному человеку, имя которого навсегда вписано в историю омского краеведения, отдали многие омские мемориальные институты — ОГИК Музей, Исторический архив Омской области и Омская государственная областная научная библиотека имени А. С. Пушкина, организовав и проведя памятные выставки.

Александр Лосунов, историк-краевед

Распечатать страницу
Добавить комментарий