Елена Ульянова: «Отец жив, пока его помнят»

Елена Ульянова:  «Отец жив, пока его помнят»

Дата публикации 28 ноября 2012 11:13

На открытие памятника Ульянову в Тару приехала Елена Ульянова – президент фонда «Народный артист СССР».
На открытие памятника Ульянову в Тару приехала Елена Ульянова – президент фонда «Народный артист СССР».
 
Дочь Михаила Ульянова приезжает в Омск и Тару на все события, связанные с его именем.

Звездные роли

– Какие роли Михаила Александровича вам особенно дороги?

– Бесспорно, любимый фильм с участием отца – «Бег». Генерал Чарнота – это такой уникальный актерский опыт. Еще, конечно, «Ворошиловский стрелок». И фильм, который не так хорошо известен, – «Последний побег». Там отец потрясающе играет руководителя ансамбля в школе для трудных подростков, который принимает участие в судьбе одного мальчишки, оказавшегося никому не нужным. Героя не понимают ни жена, ни зять, а он смешной, немного странный, тратит свою душу так, что сердце не выдерживает. А из театральных ролей я люблю его Ричарда III и Шмагу из спектакля «Без вины виноватые».

– Михаил Александрович рассказывал: в роли Шмаги он первый раз в жизни вышел на профессиональную сцену в Омске. И эта же роль стала последней, сыгранной им в Театре имени Евгения Вахтангова весной 2005 года. Сказал: вот так странно закольцевалась моя актерская биография. А Шмага – это провинциальный актер…     
  

– Отец вложил в этот образ все свое понимание актерской профессии: есть радость, а есть и горечь. Почему Ульянов состоялся? Я объясняю это так. Бог отмечает талантом избранных, дает им ниточку, за которую можно уцепиться, вытащить и сделать себя. Не все используют этот шанс, не все слышат глас Божий. Но тот, кто цепляется зубами и прилагает огромные усилия, чтобы вырастить свой талант, становится великим в своем деле. Таким был отец.

– Когда смотришь его ранние работы, например, в фильме «Дом, в котором мы живем», вызывает удивление: он играл зрелых героев, даже когда был молодым. Ни одного легкомысленного персонажа. Почему?

– Он всегда был солидным, серьезным, сосредоточенным, что и видели режиссеры. Похоже, это наша фамильная, ульяновская, черта. Я росла страшно серьезной девочкой. Замкнусь – мне хорошо. Спрашивают: «Лена, у тебя что-то произошло?». – «Ничего не произошло».

Вне сцены

– Михаил Александрович производил впечатление человека, которого совершенно не переменила слава…

– Так и было. В Москве он оставался сибиряком. Мог себе позволить быть самим собой, не играть, ничего не изображать вне сцены, а просто жить, честно и с достоинством.

– В Омске рассказывают немало случаев, когда Михаил Александрович помог землякам в трудной ситуации. Вы знаете такие примеры?

– Их множество. В коридорчике нашей квартиры висел на стене репертуар вахтанговского театра. И против каждой даты была приписочка: сходить туда-то. Он хлопотал о квартирах, телефонах, путевках, докторах для артистов. Просить было не в его характере, но и отказать людям он не мог. Собирался и говорил: «Иду торговать лицом», имея в виду, что знаменитому актеру, исполнителю роли маршала Жукова, не откажут. Был такой принцип: можешь или нет, даже если болен, – встань и иди.

– Каким он был в семье?

– Любящим, внимательным. Знаете, в театре до сих пор помнят: когда я родилась, он был занят в спектакле «Иркутская история». Там у его героя Сергея есть реплика: «Валька-то, Валька моя, сына родила!». А он вылетел на сцену и закричал: «Алка-то, Алка моя, дочку родила!». Не смог сдержаться от радости. Конечно, получил выговор.

– Есть такое мнение, что ваша мама, вахтанговская актриса Алла Парфаньяк, пожертвовала сценической карьерой ради мужа. Это правда?

– Так и было. Мама была очень хорошей актрисой и потрясающе красивой женщиной. Она встретила отца мальчишкой, почему-то увидела в нем великого актера и пошла за ним. Мама была женой знаменитого Николая Крючкова, за ней ухаживал Марк Бернес, ее осыпал букетами Александр Вертинский, к ней был неравнодушен Леонид Утесов. Она относилась к этому вниманию легко, как королева. Отчего в жизни королевы появился никому не известный сибирский паренек – загадка. Или ее великая интуиция. Алла Петровна никогда не бросала мужа, подставляла ему плечо, отдавала душу. Да, пожертвовала карьерой, жила его интересами. Папа посвящал ей стихи.

– Почему вы нарушили правило, сложившееся в актерских семьях: дети идут по стопам родителей?

– Поняла, что играть смогу, но я не талант. В детстве моя компания – это Антон Табаков, Денис Евстигнеев. Мы даже в шутку придумали клуб детей знаменитых родителей. Друзья-приятели поступили в актерские вузы, а сегодня Антон – ресторатор. Я поступила в Московский полиграфический институт на специальность «Художественно-техническое оформление печатной продукции». После окончания сначала работала в «Собеседнике», потом 11 лет в «Аргументах и фактах», арт-директором. Оформила около 200 книг, занималась офортом.

– В 2005 году Михаил Александрович приезжал с театром в Омск в последний раз. В его облике появились аскетические черты мудрого старца. Он был особенно внимательным ко всему новому, что появилось в Омске. Он приезжал на родину прощаться?

– Наверное. Но в моей памяти он остался таким, каким был всю жизнь, до болезни: сильным, жизнелюбивым. Я часто вспоминаю его слова: «Знаешь, Ленка, мы живем на юру». Я спросила: «Что это такое, папа?» Он ответил: «Горка, где дуют все ветра. Нужно научиться выдерживать их напор, научиться отличать правду от лжи и не сходить с ума от обиды. Выстоять, сжав зубы, несмотря ни на что». В последний месяц его жизни у его любимой внучки Елизаветы родились двойняшки Настя и Игорь. Я сказала папе об этом, он понял: род Ульяновых продолжается. Отец был таким мощным человеком, что вместо него на этот свет пришли сразу двое.

В полнолуние, на Патриарших

– Быть дочерью Михаила Ульянова – счастье или тяжелая ноша?

– Когда я вижу тепло, внимание, интерес, встречаюсь с людьми, которые хранят память об отце, думаю, как трудно соответствовать: дочь Ульянова – не Ульянов. Но нужно. Для меня сейчас самая главная задача – хранить память об отце. Это то, что меня держит в жизни. Был пожар в расположенном на первом этаже нашего дома «Макдоналдсе», в квартире разорвало стену, все покрылось толстым слоем копоти. Но я восстановила квартиру и кабинет отца на 100 процентов. А в Таре… Я иду по улице и думаю: здесь, наверное, ходил папа. Город на севере Омской области, мне казалось, на краю земли, оказался таким теплым, гостеприимным, помнящим Михаила Александровича Ульянова. 

– Как родился фонд «Народный артист СССР»?

– Мистическая история. Когда отца не стало, мы ночью, в полнолуние случайно встретились на Патриарших прудах с Сашей Филиппенко. Он сказал: «А почему бы тебе не открыть фонд имени отца?». Я удивилась: я далека от фондов и от актерства. Он убеждал – я отнекивалась. Это вообще трудно: открыть фонд. Прошло полгода – и фонд был. Все произошло легко. Появились идеи, люди, появилась сверхзадача. Мы уже сделали немало добрых дел.

– Вы подарили Северному театру одежду и знаменитые трости отца, с которыми он снимался в «Ворошиловском стрелке». В Муромцевской библиотеке имени Михаила Ульянова – больше 800 книг с автографами знаменитых писателей – тоже ваш дар. Что передадите в Дом-музей?

– Подарков не бывает много. Я храню и оберегаю все, что связано с отцом. И, конечно, передам в музей максимально возможное количество вещей, рукописей, афиш, книг. Для меня это даже не долг, а искреннее желание отдать городу отца все, что нужно. Трудно было поверить, что создание Дома-музея Михаила Ульянова возможно. Казалось, что экспозиция в театре – единственный вариант. Новость о Доме-музее потрясающая, и я благодарна всем, кто эту идею выносил и готов воплотить.

Светлана Васильева
Фото Евгения Кармаева
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской областиЗачем продавать за бесценок объекты, которые нужны городу?

Недавнее заседание комитета Законодательного собрания по ...
Иван Сычев

Иван Сычевблогер, редактор geektimes.ruВремя первых: к премьере фильма

6 апреля 2017 года на экраны выходит фильм о космическом полёте ...
Сумароков Станислав

Сумароков Станиславбуквоед и любитель изящной словесностиДень суслика — 5, или Полет на Марс

Я уже говорил о своей любви к г-ну Сусликову? Повторюсь: я его ...

Все авторы блогов

Loading...