Гоблин в Омске: «Переводчики относятся ко мне как к говорящей собаке»

Гоблин в Омске: «Переводчики относятся ко мне как к говорящей собаке»

Дата публикации 21 декабря 2012 11:40 Автор Мария Мурманцева Фото Елена Павлова

Словосочетание «в гоблинском переводе» относительно зарубежного кино знакомо каждому. Это значит, что будет смешно и местами нецензурно. Почему его воспринимают как «говорящую собаку» и как легко испортить хороший американский фильм, Дмитрий Пучков рассказал корреспонденту ИА «Твой Омск».
Словосочетание «в гоблинском переводе» относительно зарубежного кино знакомо каждому. Это значит, что будет смешно и местами нецензурно.  Почему его воспринимают как «говорящую собаку» и как легко испортить хороший американский фильм, Дмитрий Пучков рассказал корреспонденту ИА «Твой Омск».  
 
— Дмитрий Юрьевич, расскажите, чем ваши методы работы отличаются от создания профессионального дубляжа?

— Большинство профессиональных переводчиков меня воспринимают примерно как говорящую собаку. У них производственные процессы построены иначе. Есть переводчик — он существует отдельно от кинопроката. Ему дают английский текст, он его переводит на русский, как правило, не видя фильма. Дальше этот текст попадает к режиссеру озвучки. Режиссер не смотрит кино принципиально, он по-английски вообще не понимает, и смотреть этот бред ему ни к чему. Он берет русский текст и в своем понимании правит его, опираясь на свою точку зрения, как это лучше сказать, не понимая, о чем говорят в оригинале. После этого зовут актеров. Они тоже кино не смотрят. Режиссер ставит им боевую задачу: «Вот твои 17 фраз, скажешь их вот так и вот так». Дальше они хором это кино наговорили, звукорежиссер все это в кучу склеил. При этом масса режиссеров борется с засильем глупости и пошлости в американском кино, они все это старательно исправляют, вымарывают, вычеркивают. В результате это все отражается на сборах в прокате. Подумайте, люди тратили на съемки по 100 миллионов долларов. Талантливые люди писали сценарий, не менее талантливые — играли. После этого материал дают одному балбесу, который за 200 долларов разделывает его как бог черепаху и получается совершенно другой фильм.
 
— Как работаете вы?
— Я говорю за кадром, соответственно, всем слышно, как говорят актеры на самом деле, а это серьезнейшая часть фильма. И это дает совершенно другой эффект. Кино получается исключительно смешным, крайне бодрым и собирает полные залы и серьезное количество денег. В фильмах, которые я перевожу, часто встречается нецензурная лексика. В моем понимании кино предназначено для взрослых людей, которые идут смотреть его осознано. Я цензурой не занимаюсь.
 
— Есть ли те, на кого вы ориентируетесь, кому подражаете?
— Я не знаю ни одного переводчика, в глаза их не видел. Как у бывшего оперуполномоченного, у меня круг знакомств состоит из уголовников и милиционеров. Переводчиков нет. Даже не сажал ни одного.
 
— Что сложнее переводить: фильмы или мультики?
— Мультики сложнее. Там много шуток, они завязаны, как правило, на игре слов. У нас слова другие, и играют по-другому. Знаете, есть такой хороший фильм «Кто подставил Кролика Роджера». Начнем с того, что зовут его Роджер, а фамилия у него Кролик и называется он на самом деле «Кто убил Роджера Кролика». Кроме этого, там персонажи из мультиков 1940–50-х годов, и нашему зрителю вообще непонятно, над чем там смеяться. Переводить такое сложно. В книжке можно дать сноску на полстраницы, кто этот персонаж и почему над ним смеяться надо. В кино вы так не сделаете.  Если только трехтомник вручать вместе с диском.



— Как относитесь к российскому кино?
— Оно существует в своем специальном мире. Когда был Советский Союз, государство считало кино важнейшим элементом пропаганды. Церкви не было, нужно было как-то мозг промывать приемлемыми и цивилизованными способами. Соответственно, книжки, песни, кино — все это было поставлено на службу государству и идеологии. На кино давали очень серьезные деньги. Гигантское количество кинотеатров было в СССР. Для сравнения, в США сейчас 15 тысяч площадок, в СССР было 50 тысяч. Сейчас у нас немножко больше 2 тысяч осталось. В России деньги на кино по-прежнему выделяются, но тех задач уже нет. Вот российская кинобратия и вцепилась в корыто государственное, пассатижами не оторвешь. Есть микроскопическое количество тех, кто пытается зарабатывать, а все остальные осваивают бюджеты. Все получили зарплаты, и никому не интересно, как фильм прокатается.
 
— Есть там место творчеству?
— Есть, конечно. Раньше там были коммунистические продюсеры, которые с плеткой как карабас-барабас стояли. Например, как за режиссером Смирновым, который под надзором большевиков-комиссаров снимал «Белорусский вокзал». Замечательное кино. Сейчас нет большевиков-комиссаров, и он снял фильм «Жила-была одна баба». Мой ролик, где я его смотреть не советую, посмотрело в два раза больше человек, чем само кино. Зачем им деньги дают — для меня загадка.
 
— Вопрос из совершенно другой сферы. Общество взволновано делом Магнитского. Что думаете по этому поводу?
— Давайте выйдем на улицу и спросим у ста человек подряд, знают ли они, кто такой Магнитский. Хорошо, если нас не изобьют после двадцатого вопроса. Никому он не нужен. Я тоже в тюрьме службу нес. Умер человек, это серьезнейшее происшествие, вне зависимости от того, кто умер, — Чикатило или Магнитсикий. Ваша задача — его содержать и довести до суда живым и желательно здоровым. Ну а если вы там его приморили, наверное, нужно разобраться, что произошло. Я как специалист вам скажу, у нас много человек умирают в тюрьмах. Но никого они не интересуют. Вы слышали, чтобы где-то построили новый изолятор, который соответствует европейским нормам? В законе о содержании в изоляторах написано, что восемь метров должно быть на человека и холодильник должен в камере стоять. Ну и что? У нас в Петербурге тюрьма построена еще в 1875 году, да камеры по восемь квадратных метров. Но влезают туда по четыре человека. Холодильник туда поставить нельзя, места нет. Если  на шнуре холодильник будет — они друг друга повесят, электричеством они будут друг друга пытать. По-моему, разговоры о деле Магнитского настолько неприоритетны по сравнению с тем, какие муки люди испытывают в целом.
 
— Дмитрий, у вас очень красивый голос, вы как-то занимались речью?
— Только участвуя в круглосуточных допросах. 
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области Праймериз как точная наука

Между настоящими выборами и предварительным голосованием ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"9 мая — особенный для омской промышленности день

О том, что в годы Великой Отечественной войны Омск стал одним ...
Хомутских Артем

Хомутских Артемспортивный журналистКак сборная Франции по фехтованию Сибирь постигала

Теперь мастера клинка из Франции представляют, какой ценой ...

Все авторы блогов

Loading...