Омская крепость должна быть без занудства — новый директор учреждения Василий Минин

Омская крепость должна быть без занудства — новый директор учреждения Василий Минин

Дата публикации 6 сентября 2021 15:21 Автор Фото Алексей Пантелеев

Автономное учреждение «Омская крепость» с 1 сентября возглавил историк и реконструктор, председатель региональной общественной организации «Служилые люди Сибири» Василий Минин. Он рассказал «ОМСКРЕГИОНУ», как планирует преобразовать Омскую крепость.

«Поиграть в историю»

— Василий Михайлович, с какими идеями вы пришли в Омскую крепость?

— Директором я работаю всего четыре дня, пока еще вникаю в суть хозяйствования. Хочется здесь создать исторический парк. Есть хороший пример в Крыму — парк живой истории «Федюхины высоты». Там компактная территория, на которой в течение нескольких веков происходили интересные события. И Омская крепость идеально для этого подходит — это уникальный военно-исторический памятник федерального уровня, и аналогов ей на территории России немного.

В историческом парке создаются локации, посвященные самым важным историческим эпохам. В «Федюхиных высотах» это римский форт каструм, присутствие генуэзцев в Крыму и героическая оборона Севастополя против европейского альянса в 1854-55 годах.

Фото: feduhypark.ru/crimean-war

У нас такой большой территории нет. Но есть служилые люди Сибири, которые с XVII века ходили в походы за солью через это место. Затем — эпоха Петра Первого и основание Омска. Потом — 1812 год и Ширванский полк, который ушел из Омской крепости на войну с Наполеоном и геройски проявил себя при Бородино, потеряв 80% солдат. И есть еще одна очень интересная тема — внутренние войска второй половины XIX века, времен Достоевского. Оказывается, тогда в этой системе были очень видные гуманисты, которые изменили систему пребывания каторжан, и один из них жил в Омске. Последующие принципы гуманного содержания заключенных в местах не столь отдаленных во многом связаны с Омском. Это тоже наша уникальная история. Мы эту тему обязательно затронем, потому что это позволит показать эпоху Достоевского совершенно с другой стороны, с которой ее еще никто не раскрывал.

Так что исторический парк для меня — это научно-популярный, доступный объект, без занудства, ориентированный на детей и молодежь, чтобы они пришли и поиграли в историю.

 

Это должны быть люди в костюмах или, как в историческом парке на Левобережье, какие-то мультимедийные игры?

— Нет, не мультимедиа, а именно люди, живое общение. Сейчас я штатное расписание формирую из своих учеников, и по факту практически весь коллектив, который со мной занимается военной историей на протяжении многих лет, придет в Омскую крепость. Есть возможность сформировать коллектив из людей, объединенных одной идеей, но работающий на обслуживании такого большого муниципального объекта. Штат при этом по крайней мере сейчас расширяться не будет. Но когда пойдут результаты, для масштабирования понадобятся дополнительные ресурсы. Сейчас в штате есть экскурсоводы, методисты. И теперь придут люди, которые выросли на военно-исторической реконструкции.

Какие еще задачи поставили в мэрии?

— Основная задача была, когда я говорил с руководством — чтобы Омская крепость стала любимым, уютным, посещаемым и комфортным местом для омичей. Отсюда другие задачи — развитие инфраструктуры, концепция, которую мы будем развивать, повышение проходимости и привлечение финансов.

Но сегодня здесь зачастую можно встретить «мертвое» пространство, а многие здания закрыты для посещения, будете это менять? Взять, к примеру, денежную кладовую — одно из самых старых зданий крепости все время закрыто на огромный засов.

— Сейчас мы сюда зайдем. Здесь в старину в крепости хранился денежный запас, соль и награды — все самое ценное. Нам тоже безумно жалко, что такие помещения никак не используются. Они атмосферные, очень классные, компактные и уютные. Сейчас проводим сюда отопление, и здание можно будет использовать круглый год. Мы сделаем здесь новую локацию. Я начинал этот проект, еще будучи руководителем общественной организации, а теперь уже буду заканчивать и запускать как руководитель Омской крепости. Здесь будет гренадерная, то есть, караульное помещение для гренадеров. Сегодня очень популярным жанром становится иммерсивная экскурсия. И поэтому здесь будет стоять проектор для мультимедийных историй и анимации, подготовлены места примерно для 20 зрителей. Само помещение — это пушкарская, будет стоять антураж, наши пушки, мебель — это будет как бы «рабочее жилище» пушкаря. И будем здесь рассказывать об эпохе Петра Первого и военных реформах — о том, с чего город Омск начинался.

На одно помещение мы потратим около полумиллиона рублей с костюмами и оружием — это средства одного гранта. Чтобы на открытой территории на площади сделать новую кузницу — это еще 400 тысяч. Это такая локальная ремесленная историческая площадка с живым действием. Здесь будут меха, наковальня, потом в течение нескольких лет она будет обживаться. Омичи сами смогут попробовать выковать здесь простейшие изделия. Она изначально проектируется как интерактивная площадка — будут стоять широкие двери-ставни, которые можно будет раздвигать, и с улицы, как через витрину, можно будет подойти посмотреть на работу кузнецов.

В здании денежной кладовой будет еще две локации в других комнатах — очень хочу сделать место, где можно будет печатать монеты, причем, по историческим образцам. По другой маленькой комнате пока еще рождаются мысли.

Я вижу общую картину — создание каких-то локаций, а уже в процессе появляются наши авторские творческие придумки. Они нигде не повторяются, наполнение и детализация на 100% будут уникальными. Есть на свете другие интерактивные исторические реконструкторские проекты, например, во Франции строят замок. А мы могли бы на площади в течение одного сезона построить лодку, а потом спустить ее на воду и пойти в экспедицию. Такой совместный проект предложили даже не историки, а люди, которые занимаются судостроением. Или, например, пришел уникальный интересный специалист-реставратор и предложил открыть школу молодого реставратора — ему хочется кому-то передать свои знания. Это значит, можно сделать классную открытую площадку, и сразу повлечет за собой много «вкусного» и интересного для людей.

Откуда деньги?

Где будете брать средства на реализацию всех задумок?

— Мы как муниципальное учреждение получаем финансирование из бюджета города. Но сейчас в стране идет глобальная реформа по поиску новых методов финансирования — это грантовая деятельность, и мы очень активно и успешно в этом участвуем. У меня появляется дополнительная возможность — раньше я мог подавать заявки на гранты только в рамках НКО. Но существует большое количество фондов и министерских программ для поддержки государственных учреждений. Я тот руководитель, который не будет сидеть на месте. Мне это просто не интересно.

Сейчас «Служилые люди Сибири» и «Наследие Сибири» реализуют два президентских гранта, три региональных гранта по линии министерства внутренней политики и один муниципальный грант, а также еще четыре гранта от Российского фонда культуры. Это то, что сейчас привлечено в Омскую крепость для реализации проектов.

На эти деньги создается кузница, через несколько месяцев появится полевая кухня. Выиграны деньги Фонда русской культуры на постановку трех спектаклей. Это две сказки и один кукольный спектакль про Достоевского. Для них у нас уже готовы планшеты с куклами и одна большая ростовая кукла. Это уже реалии, которые нас окружают. Кукольный уличный спектакль состоится 12 сентября, это будет одна из площадок по Достоевскому, которые будут разбросаны по всему центру.

 

Экспозиции и мастерские будут работать постоянно или как сейчас — по предварительной записи?

— Если говорить об экскурсионном бюро Омской крепости, оно работает с 9.00 до 18.00. А что касается общественников, таких как мы, да, это работа только по записи — просто не было бюджетного финансирования для постоянной работы. Думаю, что такая схема продолжится, но наши военно-исторические выставки, я надеюсь, будут выходить на постоянную работу.

Кроме того, скорее всего в здании денежной кладовой появится касса, и наконец-то можно будет прийти в крепость и получить информацию, а не стучаться во все двери. Сейчас сложно понять, какие вообще услуги крепость может оказывать.

 

А сдавать в аренду за деньги какие-то помещения планируется?

— Нет, я считаю это последним делом. Сдать площади Омской крепости в платную аренду — значит, расписаться в собственной неудаче.

Возможно ли тогда проведение в помещениях на территории крепости временных выставок на других условиях?

— Хочется это сделать обязательно, но для этого нужен специалист, который будет планировать музейную деятельность и вести переговоры. Сейчас такой штатной единицы не существует, и произойдет это точно не в этом году и может быть даже не в следующем. Хорошего специалиста-музейщика привлечь в Омскую крепость сейчас будет крайне сложно. Потому что отношение к ней сейчас — как к культурно-досуговому заведению с непонятными задачами. К крепости относятся не как к исторической локации, и этот стереотип у профессиональных музейщиков надо будет ломать.

 

А что будет, к примеру, в пустующей инженерной мастерской?

— Это одно из немногих зданий, где доподлинно известно, что в нем находился Достоевский. Но на мастерской даже нет таблички об этом. Мне очень хочется придать этому зданию тот статус, которого оно заслуживает. Однако ни в коем случае мы не будем конкурировать с Литературным музеем Достоевского. Но тем менее, нужно создать какую-то атмосферу и насытить ее эпохой Достоевского.

Кочевой театр в крепости останется?

— Да, и количество постановок будет расти. Это очень атмосферные спектакли, здесь у нас помещается около 30-35 зрителей. Сейчас готовим две премьеры — татарские и русские сказки.

 

В крепости есть еще одно двухэтажное здание казармы, которое осталось неотремонтированным, что с ним будет?

— Оно больше не относится к автономному учреждению «Омская крепость», его вывели из нашего оперативного управления. Насколько я знаю, сейчас для него ищут инвестора.

Не идет ли речи, чтобы вынести из центра города морг — на Партизанской, 20 находится патологоанатомический корпус медуниверситета?

— Таких усилий никто не прилагал. Но на самом деле соседство очень сложное. У нас здесь каждый день очень сильно загружена наша парковка, и это большая проблема для нас. Ну и мое мнение, что такие учреждения должны находиться в другом месте, а не в культурном центре города, где много гуляющих. Часто происходит пересечение наших посетителей и экскурсий в будние дни и в обеденное время с печальными событиями — прощаниями с усопшими, а рядом находится храм, и там проходят отпевания.

 

«Как на бразильском карнавале»

Что происходит в двухэтажной казарме, в которой разместились «Служилые люди»?

— Это интерактивная площадка, на которую уже приходят посетители, и мы проводим здесь экскурсии. С этого и начиналась наша жизнь в Омской крепости. И это наша основная эпоха, которой мы занимаемся много лет — взятие Сибири первыми русскими поселенцами в XVI-XVII веках.

Нет ли здесь несоответствия, ведь Омская крепость относится уже к XVIII веку?

— Становление государственности на зауральских территориях является единым историческим процессом, части которого неотделимы. И XVII век плавно перетекает в последующий. Военное сословие в Сибири в XVIII веке формировалось из тех, кто пришел за сотню лет до этого. Но тогда это были стрельцы и боярские дети, а потом они стали фузилерами и канонирами, то есть, войсками нового образца.

Для чего в 1594 году был основан город Тара? Одна из основных его задач — снабжение всей Западной Сибири высококачественной солью с Ямышевских озер на территории нынешнего Казахстана. И одна из основных стоянок во время летних походов за солью была как раз на слиянии Оми и Иртыша. А указ о строительстве острога на этом месте был издан еще при царе Василии Шуйском за 88 лет до основания Омска, но тогда этому помешало Смутное время.

Поэтому здесь полное соответствие эпохе, и даже сейчас многое, что происходит в ХХI веке, «растет» из века XVII-го. И мы рассказываем, почему Омская крепость — это уникальное военно-историческое место. Уже из Омска планировалось присоединение Казахстана, в этих штабах задумывался рост империи. Причем, велась очень грамотная политика, эти процессы были бескровными без войны.

Надеюсь, что эта экспозиция здесь будет работать в постоянном режиме. Но если бы у нас в Омске был туристический поток — можно было бы нанять экскурсовода, и его работа бы окупалась. Сейчас же даже сами омичи на экскурсии ходят редко и не очень охотно.

 

А можно ли создать этот «поток» и сделать так, чтобы здесь выстраивалась очередь?

— Это возможно, если мы создадим по-настоящему уникальное событийное мероприятие. Например, это историческая реконструкция, в которой будет участвовать 10 тысяч омичей, и мы будем делать фестиваль, как на бразильском карнавале — только в исторических костюмах. Пока же в октябре-ноябре мы возобновим традицию стрелять из пушки. К Новому году на улице появится юрта, у нас уже есть три разобранных юрты.

Зачем знать историю

Зачем вообще копаться в истории и популяризировать то, что давно осталось в прошлом?

— Если мы не будем знать своей истории, то мы будем работать на чужого дядю. Когда, например, возникали территориальные споры с Китаем, их разрешали советские археологи. Они проводили раскопки тех же острогов XVII века и доказывали, что сюда первыми приходили русские. А это юридическое дипломатическое право. Американцы до сих пор замалчивают присутствие русских поселений XVII-XVIII века веков от Аляски до Калифорнии. Это прецедент для нас в нужный момент надавить на «нужные мозоли».

Сейчас я хочу договориться с археологами и провести несколько сезонов раскопок первой Омской крепости на другом берегу Оми. Когда там делали шурфы, находили остатки деревянных сооружений. Есть незастроенные площадки, и скорее всего, это все еще лежит под землей.

Во-вторых, ты должен знать историю территории, чтобы у тебя было внутреннее ощущение, что ты хозяин этой земли. Если этого нет — люди уезжают. И добиться экономического благополучия без знания истории невозможно. Поэтому еще одна моя мечта — сделать учебник истории Омской области для школ, ее нужно проходить системно.

И, наконец, должен быть в Омске памятник основателю города — Бухгольцу, а в Таре — Андрею Елецкому. Без этого в культурном поле регион просто не может существовать. Туда нужно приводить первоклашек и показывать, кто основал город: теперь нас здесь миллион жителей, а был человек, которому мы этим обязаны.

Будете ли заниматься благоустройством территории? Была также идея восстановить земляной крепостной вал.

— Мое мнение — на территории не хватает деревьев. Но пока сейчас я даже не знаю всех своих полномочий и обязанностей, я только в них вникаю. За три дня я успел посмотреть помещения, в которых еще не был ни разу.

А секретные подземные ходы в крепости есть?

— У крепости, как у фортификационного сооружения, скорее всего был выход реке — но думаю, что он был недлинный, пятьдесят метров, а потом при строительстве скорее всего его полностью уничтожили.

Другие ходы в Омске известны, но они либо засыпаны, либо в них нельзя попасть. Я точно знаю, что был ход из современного здания ФСБ — до революции там находился архиерейский дом — в здание Успенского собора.

Считается, что есть подземный ход под рекой Омь, но это всего лишь инженерные коммуникации, созданные в конце 19 века, там сохранились старинные кирпичи.

«В пиджаке себя не представляю»

А привидения есть в Омской крепости?

— Мы будем культивировать легенды о том, что они здесь есть (смеется). Думаю, многие виды энергии, которые существуют во Вселенной, мы еще не понимаем и не умеем измерять. Поэтому все возможно. Но я подхожу к этому с точки зрения научно-естественной. Рано или поздно всему найдется объяснение.

Что еще умеет директор Омской крепости?

— Ковать, работать с деревом и с кожей. Могу ткать, если появится такая задача. В студенчестве я много шил на заказ вручную — это был способ зарабатывания. Мы тогда увлекались рыцарством, я проводил фестиваль «Щит Сибири». Из лука стреляю средне. А вот фехтование — это мое, сейчас увлекаюсь саблей и мечтаю добраться до шпаги. Еще стреляю из пушки, умею ездить на коне — это ведь все интересно.

Смените ли костюм на пиджак директора?

— В пиджаке я себя не представляю. Я воспитан в другой среде и другой культуре. Во время учебы на меня сильно повлияла неформальная среда, когда мы увлекались ролевыми играми — это такой тип мышления. Однажды на награждение в правительство Омской области пришлось прийти прямо с мероприятия в русском кафтане. Сейчас мне шьют костюм петровской эпохи, единственный вопрос — что при этом делать с бородой, ведь при Петре Первом их сбривали. Видимо, буду изображать пушкаря, который нарушает устав.



Распечатать страницу
Добавить комментарий