Яган Каландар — неизвестный строитель Омской крепости [ПРОДОЛЖЕНИЕ]

Яган Каландар — неизвестный строитель Омской крепости [ПРОДОЛЖЕНИЕ]

Дата публикации 16 сентября 2021 08:48

В 2021 году исполнилось 305 лет учреждению Омской крепости. В дни празднования юбилея омский исследователь истории Степан Викулов рассказывает о первостроителях крепости.

Первая ямышевская крепость. Осень 1715 – весна 1716 гг.

Отряд, общей численностью немногим меньше 3 тысяч человек, прибыл к Ямышевскому озеру 1 октября 1715 года. Вначале были поставлены вспомогательные здания и сооружения – казармы, офицерские дома, склады, а также артиллерийский острог. К построению главного оборонительного сооружения (земляной крепости) приступили 29 октября и завершили строительство к 10 ноября.

В начале декабря основные работы были завершены, после чего Яган Каландар изготовил карту (см. фото), которая предположительно вместе с письмами была отправлена царю Петру в декабре 1715 года.

План Ямышевской крепости. 1715 г.

Ямышевская крепость строилась исходя из фортификационного опыта руководителя экспедиции подполковника Бухольца и артиллерии поручика Каландара. А их опыт ограничивался знаниями, полученными на Северной войне, когда противник брал крепости в результате артиллерийского обстрела и длительной осады. В результате крепость (главное оборонительное сооружение) и остальные оборонительные сооружения были разрозненны, без внешнего ограждения.

В феврале 1716 года на Ямышевскую крепость было совершено нападение калмыцкой конницы численностью более 5 000 всадников. Приведем строки из работы профессора Миллера Г.Ф. 1760 года:

«Неприятели тотчас узнали, что с крепости [главного оборонительного сооружения – С.В.] сопротивления им будет менше других мест, того ради усугубили они свое на оную нападение. Она не совсем еще была достроена, и в ней находилась одна толко болшая полатка, в которой отправлялась божия служба. Следователно, калмыкам, бросившимся в оную в великом числе, никто не мог противится, хотя старались с артилерискаго двора [острога – С.В.] пушечною стрелбою отбить от крепости, но в том не имели желаемаго успеха. Калмыки, завладев крепостью, уже льстили себя совершенною победою, но подступившая заблаговременно команда пехоты сих незваных гостей опять из крепости выгнали. […]

Когда ж временем приближались неприятелские партии к крепосте, то стреляли по них из пушек, и тот же час они назат отступали; один толко пушечной гром, котораго калмыки до того еще не слыхали, был им страшен».

Об этом эпизоде писал летописец 18 века Иван Черепанов:

«Заседшие в анбары калмыки вред чинили в крепосте россианам, а из артилерискова двора угодить бомбою во оные анбары не могут для того, что бомбандиры инженерству были неискусны, более бомбы метали на удачю, нежели как надобно».

 

Солдаты и офицеры русской артиллерии. 1712 - 1720 гг.

В результате осады отряд Бухольца оказался в тяжелом, практически безвыходном положении. Выход из крепости и движение к Эркети грозило большими потерями от болезней, отсутствия питьевой воды, боевых стычек с неприятелем и, в конечном счёте, пленением всего отряда. Причем джунгары не скрывали этих намерений и, весьма сожалели, что у них не случилось такой возможности.

«1723 году сентября 15-го дня, в бытность капитана Ивана Унковского при Урге контайшиной в Калмыцкой земле, присланы от Контайши с Калмыком Цуем десять человек Русских полонянников, которые допрашиваны; а что в допросе сказали, о том значит ниже сего.

Илья Андреев сын, Лычагин сказал: …А те речи он Илья сам слышал от Калмыка Ноюна, да еще де он слышал от многих Калмык, что напрасно де так мы не сделали: как хотели ехать к нам от Ямышева с войском, також и с артиллериею, въ Ургу подполковник Бухгольц, и мы б его взяли совсем в полон».

Сдать крепость и вернуться в Тобольск без соответствующего приказа – серьёзное нарушение царского указа и присяги. Воинскую дисциплину поддерживать было достаточно сложно. Большинство драгун и солдат были необученные юноши 15-18 лет; кадровыми офицерами были «1 майор, 1 капитан, 1 поручик да Преображенских сержантов и солдат, которые у него за офицеров…»; остальные «…которые даны ему офицеры русские от губернатора, то воинского обхождения не знают, а которые из шведов, те произведены в Тобольске в офицеры»; «бомбандиры инженерству были неискусны, более бомбы метали на удачю».

Наступало теплое время, и число солдат, самовольно возвращавшихся домой, могло резко увеличиться. Офицеры понимали, что необходимо было прекратить бессмысленный поход, продолжение которого повлекло бы сотни человеческих жертв, закончиться крахом, бесславно и трагически.

У сибирского губернатора было своё мнение, изложенное в письме от 17 сентября 1716 года: «Ямышеву крепость сотней человек можно бы было держать от калмык, он [Бухольц – С.В.] мало не с двумя тысячами, испортив ту крепость, и приплыл назад,… а калмыков всего было 5 000, и те стояли в дальности».

Возникшая в отряде эпидемия неизвестной болезни сняла все сомнения – было решено разрушить крепостные сооружения и по первой весенней воде вернуться на территорию Тарского уезда – к Татмыцкой слободе или к устью реки Оми. В Тобольск было направлено соответствующее письмо. К тому времени вернулся из Санкт-Петербуга губернатор Гагарин. В своем письме он категорически запретил Бухольцу возвращаться в Тарский уезд, потребовал двигаться вверх по Иртышу до озера Зайсан и там построить крепость. Об этом губернатор Гагарин писал 2 мая 1716 г. в письме на имя кабинет-секретаря А.В. Макарова:

«Сего, мой государь, маия 2 дня получил я писмо от подполковника господина Бухолца от Ямышевской крепости, посланное апреля 12 дня. В котором пишет ко мне, что лошадей у него калмыки отогнали мало не всех, також и драгун побрали в полон, и подошли де калмыки многолюдством, и стоят в близости от крепости…

Пишет в том писме, что первое число сего маия хочет разорить крепость Ямышевскую и плыть с войском назад в Тарской уезд к реке Оми или в Татмыцкую слободу, которая от Тары в двух днях…

И сего, мой государь, маия 2 дни послал я к нему наскоро, чтоб он отнюдь не уступал от крепости той. Но по писму его не чаю застать его в той крепости тому куриеру…

Ныне же в скорости посылаю в прибавку к нему людей тысячю человек и велю делать ему против [согласно - С.В.] государева указу город на Зайсане озере. Також надобно, мой государь, и на Оми реке зделать крепость для положения правианту и всяких припасов…

А к Ямышевской крепости посылаю, мой государь, ныне сибиряков, хотя он и отступит от нее. А им велю, починя оную, и сидеть в ней, прося помощи от бога, двумстам человеком. Крепостей, мой государь, калмыки брать у нас по милости божии не могут николи ни при малых людех…».

Обратим внимание, что в письме от 2 мая 1716 года Гагарин высказал принятое им решение о строительстве крепости «на Оми», впоследствии названной Омской крепостью. Данное решение было оформлено затем соответствующим губернаторским указом.

Однако губернаторское письмо в Ямышевскую крепость опоздало (или было проигнорировано). 28 апреля 1716 года отряд Бухольца (с его слов в Сенате) приступил к разрушению крепости и по первой воде дощаники с людьми и имуществом двинулись вниз по течению Иртыша к границам Тарского уезда.

Первая омская крепость. 1716 год

Гагарину удалось остановить отряд Бухольца в устье Оми, куда сам Бухольц прибыл 10 июня 1716 года. Губернатор принял решение — использовать вернувшийся отряд для строительства здесь крепости. В письме на имя кабинет-секретаря А.В. Макарова от 26 июля 1716 года Гагарин пишет:

«Изволь, мой государь, донести его царскому величеству, что подполковник господин Бухалц от Ямышевской крепости приплыл назад в Тарской уезд сего 1716 году июня в 10 де[нь]. А крепость Ямышевскую, разоря, оставил…

Ныне пишет, что с ним вышло тысеча шестьсот человек, в том числе больные и раненые. И раненых и больных прислал в Тоболеск шездесят человек...

И я в нынешнем лете велел ему делать крепости на реке Оме, дабы нынешнее лето не стоять им даром, для того что людей у него с новоприсланными салдаты немалое число».

10 июля из Тобольска отправился отряд полковника «слобоцких драгун» Федота Алексеевича Матигорова с указом на имя тарского коменданта и подполковника Бухольца о строительстве крепости в устье Оми. Предположительно конный отряд Матигорова со слободскими драгунами (казаками) прибыл к устью Оми 22 июля (по старому стилю) 1716 года и передал указ о строительстве крепости. Этот день и можно считать датой начала строительства Омской крепости.

Первая омская крепость являлась аналогом ямышевской крепости, поставленной в 1715 году. Тот же руководитель строительства, тот же фортификатор и планировщик, те же офицеры и воинский отряд в том же количестве, те же просчёты. Артиллерийский острог в первой омской крепости, так же как и в ямышевской крепости, поставили отдельно от земляной крепости (сооружения). Земляная крепость, также как и на Ямышево, представляла собой усеченный правильный многоугольник с бастионами, но в отличие от ямышевской была не четырехугольная, а пятиугольная, т.е. были усечены не два луча, а один.

К концу 1716 года завершилось строительство первой омской крепости, располагавшейся в районе современного речного вокзала. Она состояла из земляной пятиугольной крепости, артиллерийского острога, походной церкви, пороховых и провиантских складов, казарм для солдат, домов для офицеров, и т.д. Первая омская крепость, так же как и первая ямышевская крепость, несла в себе главный недостаток: крепостные сооружения были разъединены, внешнее ограждение практически отсутствовало. При нападении неприятеля всему гарнизону пришлось бы защищать крепостные объекты, стоящие отдельно друг от друга, что и произошло зимой 1716 года при обороне Ямышевской крепости. Неудачная планировка обеих крепостей объяснялась малым фортификационным опытом у руководителей строительства – подполковника И. Бухольца и артиллерии поручика Я. Каландара.

Учитывая опыт строительства Ямышевской крепости, можно предположить, что крепость в устье Оми строилась следующим порядком. Примерно 22 июля был забит колышек в центре будущей земляной крепости (сооружения), затем приступили к строительству стационарной походной церкви и началось строительство прочих зданий и сооружений – казарм, офицерских домов, складов, артиллерийского острога. К строительству главного оборонительного сооружения (земляной крепости) приступили, возможно, в конце августа 1716 года.

В 1734 году профессор Г.Ф. Миллер знакомился с Иртышскими крепостями, общался с офицерами, участвовавшими в строительстве первой омской крепости, в т.ч. с майором И.Л. Вельяминовым-Зерновым, беседовал с И. Бухольцем весной 1735 года в Селенгинске. С их слов профессор сделал описание первой омской крепости:

«Итак немедленно крепость при реке Оми строить начали. Артиллерии Порутчик Каландер имел опять смотрение над строением. Избрали место на южном берегу реки Оми около 50 сажен [106,5 метра – C.B.] от её устья. Низкой земляной вал в фигуре правильнаго пятиугольника обнесен полисадом, с пятью таких же болверков [бастионов – С.В.] на углах, и со рвом, около котораго поставлены были рогатки. Сие крепостное строение еще до зимы приведено в полное состояние… Называли ее по ея положению Омскою крепостью».

Описание, составленное Миллером, подтвердил в своей работе сибирский летописец 18 века И. Черепанов.

В настоящее время фрагменты остатков крепостного вала первой омской крепости выявлены на одном из планов Омской крепости 18 века.

В это же время полковник Матигоров с тремястами драгунами (казаками) восстановил Ямышевскую крепость, построил из остатков крепостных сооружений острог, в октябре 1716 года принял бой с более чем семитысячным конным отрядом калмыков и успешно отбил все их атаки. Успех обороны Матигорова объясняется, прежде всего, удачной планировкой острога — все оборонительные сооружения находились внутри за острожной стеной. Неприятель не смог беспрепятственно двигаться внутри оборонительного сооружения. Ну и, конечно, воинскими способностями командира, боевым духом и профессионализмом всех трехсот сибирских воинов.

16 декабря 1716 года в Омскую крепость пришел царский указ за подписью сибирского губернатора о подготовке и организации экспедиции на озеро Зайсан. Однако Бухольц оставляет крепость под командою майора И. Вельяминова-Зернова и 22 декабря 1716 отбывает в Тобольск, а затем весной 1717 года покидает Сибирь. В своем письме на имя князя Меньшикова в феврале 1717 года он пишет:

«А в прошлом же 716-м году декабря в 16 де[нь] прислан ко мне указ великого государя от господина ж губернатора за ево рукою, в котором писано: по имянному ево, великого государя, указу велено мне иттить до Зайсан-Нор озера, чрез которое прошла река Иртыш, и на оном озере построить город немалой.

И против [согласно – С.В.] оного указу подал я господину губернатору доношение, что оное озеро во владении контайши выше Ямышева вверх по Иртышу в далном разстоянии, и проход судовой и сухопутной велми трудной, и дойтить малыми войски и новыми людьми невозможно».

А на вопросы Сената в январе 1719 года он отвечал:

«Построя ту крепость по присланному к нему от губернатору указу, поставил он под командою майора Вельяминова-Зернова декабря 22 числа 716 году; а в Тобольск прибыл того же декабря 31 числа…, а з бомбандирами и с канонерами отправлен был из Москвы артиллерии поручик Календор, при котором было вышеписанных людей из Москвы и из Тобольска сорок шесть человек, и по отезде ево тот артиллерии порутчик оставлен с ними в вышепомянутой крепости при майоре Вельяминове-Зернове». 

Омские крепость и слобода. 1717 год

Яган Каландар после завершения основных строительных работ занялся исполнительной съёмкой вновь построенных оборонительных сооружений. А после того, как стал лед на Иртыше, изготовил топографическую съёмку местности, в том числе левого берега Иртыша и правого берега Оми. Результат этих топографических работ послужил топоосновой при планировании второй омской крепости в 1717 году.

Опыт обороны первой ямышевской крепости отрядом подполковника Бухольца в 1715 году и ямышевского острога отрядом полковника Матигорова в 1716 году показал непригодность в сибирских условиях крепостей, построенных по европейскому типу. Это послужило одним из оснований строительства в 1717 году нового оборонительного комплекса в районе современного музыкального театра. Этот комплекс включал в себя пятиугольный острог с бастионами и гражданское поселение (казачью слободу). Внутри острога должны были находиться все оборонительные здания и сооружения – казармы, склады, конюшни, а по углам предусмотрены бастионы. Европейский опыт был все же учтен и угловые бастионы стали применяться в строительстве практически всех новых сибирских крепостей и острогов.

Рядом с Омской крепостью на правом берегу Оми Гагарин велел основать гражданский населённый пункт (Омскую слободу) и заселить её «семейщиками» (семейными переселенцами). Руководить строительством второй омской крепости был поставлен майор Илья Гаврилович Аксаков, который был возведён в этот чин по приказу сибирского губернатора.

Сведений по основанию Омской слободы и по строительству второй крепости крайне мало. Тем ценнее опись документов Тарской канцелярии, скопированная для профессора Г.Ф. Миллера в 1734 году. Из названия документа «О строении Омской крепости города и сколко того города места где строить и строитца семейщикам надо лобы для того, что о том в Омской крепости не ведома» следует, что в устье Оми прибыли «семейщики», однако нет чертежей и соответственно неизвестно, где и как надлежало строить новый город (оборонительное сооружение).

Из Тары в Омскую крепость направляется чертёж «О строении Омской крепости за Омью рекою острогу и дворов в линию» (см. рис.).В 1722 году этот чертеж был использован капитаном-инженером Полем де Гранжем при разработке плана крепости на правом берегу Оми. Следует обратить внимание, что Аксаков просит чертёж города Омской крепости, а направляется чертеж острога.

 

Проект (контурный) 2-й омской крепости и слободы. 1717 г.

 Интересен документ «Отписка из Омской крепости за рукою оного ж Оксакова о строении в Омской крепости города по чертежю, какими людми, семейщики ль или гварнизонными казаками». Из названия следует, что чертёж получен, однако майору Аксакову не ясно, кого привлекать к строительству города (крепости) – «семейщиков» или гарнизонных казаков. Ещё раз обратим внимание, что Аксаков продолжает называть острог городом. Т.е. он не видел разницы между крепостным городом и крепостным острогом. Впрочем, как и большинство современных исследователей и краеведов.

Наиболее вероятно, что чертёж второй омской крепости и Омской слободы был изготовлен артиллерии поручиком Яганом Каландаром. Из этого же документа следует, что разработчик чертежа находился в Таре. То есть Каландар весной и летом 1717 года разрабатывал чертежи второй омской крепости, Омской слободы, третьей ямышевской крепости находясь в Таре. В это же время в Таре находился тобольский обер-комендант Семен Прокопьевич Карпов. Вероятно, что чертежи иртышских крепостей разрабатывались на основе их воинского опыта. 

Третья ямышевская крепость. 1717 год

По указу сибирского губернатора весной 1717 года омский гарнизон в составе «460 драгун в драгунском батальоне, 847 человек в Санкт-Петербургском полку, 842 человека в Московском полку, 132 артиллерийских служителей – всего 2281 человек и 71 мастеровых людей» под командой подполковника Прокофия Ступина направился на строительство ямышевской, уже третьей по счету, крепости. Вместе с ним выполнял свои инженерные функции и артиллерии поручик Яган Каландар.

Впоследствии профессор Г. Ф. Миллер писал:

«Сие еще тем же летом под смотрением артилерийскаго порутчика Каландера учинено. Вместо малого острога построена регулярная крепость полушестиугольником, с двумя к степи сделанными болверками и двумя половинами, к Иртышу приведенными. За благо разсуждено крепость делать не земляным валом, но деревянным строением».

 

План Ямышевской крепости. 1728 г.

Заключение

Имя Ягана Каландара как фортификатора и планировщика стало широко известным не только в Сибири, но и в столице. В царском указе Сенату от 9 августа 1717 г. «О приглашении Шведских пленных вступить в гражданскую службу при Коллегиях», указано:

«…для того в те Губернии, окроме Московской и Сибирской, изволите Ваше Сиятельство и высокорожденные Господа Сенаторы, выбрав особливых к тому удобных людей, послать, которые бы оных могли приговаривать и меня уведомить, кто пошлется…

а на Москве и в Сибири кому оных искать и призывать, определены будут от меня из Артиллерийских служителей, а имянно, в Москве Обер-Аудитор Ранзер, в Сибири Капитан-Поручик Каландар…».

Яркая судьба талантливого военного инженера окончилась трагично. Летом 1718 года, при неясных обстоятельствах, он утонул в Иртыше, предположительно рядом с островом около Ямышевской крепости.

В январе 1719 года, князь Гагарин, находясь под очередным следствием, давал объяснение в Сенате:

«…Артилерных служителей малое число, и что их, о том паметовать не могу, а ведение подлинное о том о всем прислано в приказ артиллерии. А которой капитан порутчик Каландер был, по воли Божии, утонул, едучи к Тоболску, и в таких людех есть скудость».

Один из островов на Иртыше, выше с. Ямышево, носил имя Каландара. Об этом ещё в 1722 году писал артиллерии капитан Унковский:

«…От Ямышевской крепости пошли. Проехали Каландеров остров… Прошли Черную речку, верхнее устье Беловодья…».

Этот топоним обозначен на картах и лоциях 18 и 19 века.

 

Ланткарта от Омской до Усть-Каменогорской крепости. Фрагмент.

Примечания:

Омская крепость – укреплённый населённый пункт в устье р. Омь, учреждённый летом 1716 года по указу сибирского губернатора князя М.П. Гагарина, на основании распоряжения царя Петра. В 1864 году Омская крепость была упразднена, территория крепости присоединена к территории города Омска;

первостроители Омской крепости – те, кто участвовали в строительстве первых сооружений в Омской крепости;

первая омская крепость – оборонительный комплекс, построенный в 1716 году под руководством подполковника И. Д. Бухольца и артиллерии поручика Я. Каландара в районе современного речного вокзала. Комплекс состоял из главного оборонительного сооружения в виде земляной крепости, артиллерийского острога, солдатских казарм, домов офицеров, конюшен, складов и т.д.;

Омская слобода – гражданский населённый пункт, основанный в 1717 году по распоряжению сибирского губернатора князя М.П. Гагарина на правом берегу р. Омь при впадении её в р. Иртыш;

основатель города Омска – лицо положившее начало Омской крепости и Омской слободе, учредившее эти населённые пункты;

вторая омская крепость – оборонительный комплекс, начатый строительством в 1717 году под руководством майора И.Г. Аксакова в районе современного музыкального театра. Включал в себя – пятиугольный острог с бастионами, казачью слободу (поселок внутри крепостной стены).

Степан Викулов

Иллюстрации предоставлены автором. Позиция редакции может не совпадать с позицией автора.


ранее по теме

Яган Каландар — неизвестный строитель Омской крепости

Яган Каландар — неизвестный строитель Омской крепости

В 2021 году исполнилось 305 лет учреждению Омской крепости и 300 лет со дня насильственной смерти её учредителя – первого сибирского губернатора Матвея Гагарина. В дни юбилея омский исследователь Степан Викулов рассказывает о первостроителях Омской крепости.


Распечатать страницу
Добавить комментарий