Сергей Сосновский: «Мы каждый год пишем заявления об уходе»

Сергей Сосновский: «Мы каждый год пишем заявления об уходе»

Дата публикации 29 мая 2013 14:29 Автор Светлана Васильева

Его называют обаятельным дебоширом. Народный артист России Сергей Сосновский работет в двух театрах – МХТ имени А. П. Чехова и «Табакерке», снимается в кино и телесериалах. В нашем городе побывал со спектаклем «Старший сын» в рамках фестиваля «Золотая маска» в Омске».
Его называют обаятельным дебоширом. Народный артист России Сергей Сосновский работет в двух театрах – МХТ имени А. П. Чехова и «Табакерке», снимается в кино и телесериалах. В нашем городе побывал со спектаклем «Старший сын» в рамках фестиваля «Золотая маска» в Омске».

Сбылась актерская примета

– Сергей Валентинович, вы родом из Сибири. А как случилось, что с берегов Енисея перебрались на Волгу и много лет проработали в театрах Саратова? 

– Я родился в селе Макруша Каннского района Красноярского края. Таежное село, глушь. Но я там мало пожил. В год родители увезли в Норильск. В школе учился то в Норильске, то на Украине у тетки. Мама хотела, чтобы я стал прорабом, но в строительный институт я не поступил. И, чтобы чем-то занять год до службы в армии, я пошел учиться в МГУ – Макеевское городское училище № 9 – на автослесаря. И за два месяца до окончания был принят в Саратовское театральное училище.

– Почему поехали в Саратов?

– С двумя девушками, занимавшимися вместе со мной в драмкружке, мы написали три письма в театральные учебные заведения Москвы, Ленинграда и Саратова. Попросили прислать условия приема. Ответ пришел один – из Саратова. Это все и решило.

– Из Саратова в Москву вы приехали в 49 лет. Был опыт, огромный перечень ролей. Это был переворот в жизни?

– Да, я был ведущим актером Саратовского академического театра драмы. Прекрасно работал с главным режиссером Александром Дзекуном. Но потом его после 25 лет работы «ушли» за конфликты с властями. На его место пришел молодой режиссер, по складу личности – коммерсант. И началось. Вместо спектаклей какие-то литературные композиции по Мопассану, по Бабелю. Мы разыгрывали наборы рассказов. Стало скучно. Тут еще с женой мы развелись. Дети выросли. Я снова женился. И была у меня такая примета: как только сделаю ремонт в квартире, я с нее съезжаю. Так было четыре раза.

– Дорого же обходится актерская вера в приметы!

– Что поделаешь! Тогда мы с моей нынешней женой Юлей купили двухкомнатную квартиру, совершенно убитую. И я весь ремонт сделал своими руками – от электропроводки до кафеля. И говорю Юле: «Увидишь, как закончу – мы уедем». А планов абсолютно никаких не было. И вот прибиваю последний порожек и иду в ванную мыть руки. Звонок, говорит Александр Стульнев, бывший наш саратовский директор, а ныне директор «Табакерки»: «С тобой хочет встретиться Олег Павлович Табаков. Можешь приехать 7 марта?». Я приехал, мы три часа просидели в ресторане. Табаков меня кормил, как раньше кормили, проверяя работников перед наймом: если хорошо ест, то так же будет и трудиться. Говорили обо всем, и меня поразило, что Олег Павлович помнил роли, которые я играл в молодости еще в Саратовском ТЮЗе. У Табакова хорошая память. И он говорит: «У меня полно молодых актеров и достаточно пожилых. А в возрасте от 40 до 60 профессионалов нет». Их вообще в стране было мало. В период перестройки актеры моего поколения уходили из театров.

– Вы сразу согласились?

– Конечно. Мне нечего было терять. Театр разваливался на глазах.

Между театром и кино

– Говорят, Табаков – диктатор. Легко принимает в театр, легко увольняет.

– Мы каждый год пишем заявления об уходе. И кому-то продлевают контракт, а кому-то нет.

– За это Табаков на встрече деятелей театра с президентом Медведевым в 2011 году получил нагоняй: «И для вас, Олег Павлович, должен существовать Трудовой кодекс».

– А я вам расскажу такую историю. В позапрошлом году я утром встал – и упал. Перекрылась подвздошная артерия, я чуть не потерял ногу. Забрали в больницу, сказали, что будут делать плановую операцию – «штаны». Это разрезы живота, ног. И в ЦКБ, «Пироговке» подтвердили: нужно делать такую операцию. А жена позвонила в Германию подруге, которая работает переводчицей в больнице. Меня показали профессору Лангу. И оказалось: никаких «штанов» делать не нужно, а можно обойтись двумя маленькими разрезами. Но нужно сразу сделать предоплату – 20 тысяч евро. И Олег Павлович мне эти деньги дал. Фактически спас.

– В трех спектаклях МХТ вы работали с бывшим главным режиссером Омской драмы Владимиром Петровым. Вам понравилось?

– Очень понравилось. «Живи и помни» – был этапным спектаклем и для меня, и для Петрова. Приезжал автор Валентин Распутин, хорошо отозвался об этой работе, мы возили спектакль в Иркутск. Петров – режиссер, работающий в диалоге с актерами. Он может пойти навстречу, изменить свои постановочные идеи, если ты приносишь ему что-то важное. Это хорошо.

– Какую еще театральную роль вы бы назвали этапной?

– Ту, что сыграл в Омске, Сарафанова в спектакле «Старший сын». Я когда-то играл в пьесе Вампилова «Прошлым летом в Чулимске». Но здесь страшно было приступать к роли после Евгения Леонова, искать свой, непохожий образ. Наш спектакль мне очень нравится. А когда любишь спектакль и роль – это всегда какой-то этап в твоей жизни.

– Благодаря работе в сериалах вы постоянно на экране. И стали очень узнаваемым артистом. А как успеваете сниматься в кино и играть на сцене?

– Моим первым фильмом был «Мой сводный брат Франкенштейн». Я снялся в нем, еще когда работал в Саратове. Ассистенты на этой картине ездили по провинциям, искали актеров. А потом моя фотография попала в картотеку. Режиссеры видят и приглашают. Сейчас у меня есть агент. Как успеваю? Да, у меня 12 или 13 названий в репертуаре. Но в нашем театре актеров отпускают на съемку. И я не понимаю тех худруков, которые препятствуют работе в кино. Это же реклама. Зрители увидели актера на экране, они хотят увидеть его и живьем на сцене.

«Учу одесский говорок»

– Сергей Валентинович, а в каком фильме вам особенно было интересно работать?

– Фильм, которым я горжусь, – «Юрьев день». Его снял наш театральный режиссер Кирилл Серебренников. Это, я считаю, настоящее кино.

– А в сериалах как происходит съемка? Бегом? 

– Бегом. Знаете, я два или три раза отказывался от сериала «Солдаты». А мне все звонили. И вот отпуск заканчивается, но до открытия сезона еще остались свободные дни. Настойчиво просят сыграть старичка, гонорар достойный – и я согласился. Сказали: 18 сцен. Я прикинул: 3 дня. Приехал, надели на меня костюм и снимают 14 сцен подряд. Режиссер разводит: ты стоишь здесь, ты там. Дают текст, забыл – ничего, своими словами.

– Не случается потом в театре разбора кинополетов?

– Бывает, подкалываем друг друга.

– Самый ехидный – Табаков?

– Нет, Олег Павлович к работе в кино относится без иронии. У него есть своя премия. И я ее дважды получал. А один раз он вручил ее Машкову не за театральную работу, а за кинороль в фильме «Ликвидация». Кстати, я сейчас снимаюсь, на мой взгляд, в качественном «одесском» сериале «Шулера», играю старого картежника-профессионала, и говорок мне ставит тот же человек, что работал и с актерами «Ликвидации».

– Вы много ездите по России. А что вам понравилось в Омске?

– Ваш академический театр драмы. Конфетка, игрушечка. Он прекрасен.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской областиЗачем продавать за бесценок объекты, которые нужны городу?

Недавнее заседание комитета Законодательного собрания по ...
Иван Сычев

Иван Сычевблогер, редактор geektimes.ruВремя первых: к премьере фильма

6 апреля 2017 года на экраны выходит фильм о космическом полёте ...
Сумароков Станислав

Сумароков Станиславбуквоед и любитель изящной словесностиДень суслика — 5, или Полет на Марс

Я уже говорил о своей любви к г-ну Сусликову? Повторюсь: я его ...

Все авторы блогов

Loading...