Марина Есипенко: «Я принцесса Турандот в третьем поколении»

Марина Есипенко: «Я принцесса Турандот в третьем поколении»

Дата публикации 3 июля 2013 12:15 Автор Светлана Васильева

Заслуженная артистка России, одна из самых востребованных актрис Театра имени Вахтангова – родом из Омска.
Заслуженная артистка России, одна из самых востребованных актрис Театра имени Вахтангова – родом из Омска.

Ее называют подлинно вахтанговской актрисой с особой харизмой и сдержанно-элегантным женским шармом. А для поклонников авторской песни она в первую очередь жена барда Олега Митяева – впрочем, признанная прима одной из лучших столичных сцен на это не обижается: жена так жена.

Быть кондуктором или артисткой

– Марина, это правда, что омский режиссер Любовь Ермолаева предсказала вам будущее вахтанговской актрисы, когда увидела во Дворце пионеров в «нежном» возрасте?

– Да, это правда. Я играла Питера Пэна. Театральной студией руководила Надя Козлова, ученица Любови Иосифовны Ермолаевой. Надя собиралась уезжать поступать в театральный институт, мы сделали ей тетрадку на память с фотографиями и пожеланиями. Ермолаева увидела мою фотографию и спросила: «А что это за мальчик у тебя такой?». Надя ответила: «Это не мальчик, а девочка». И тогда Любовь Иосифовна сказала такие пророческие слова, и я почему-то в них сразу поверила.

– С самого детства мечтали стать актрисой?

– Нет, больше всего я хотела быть кондуктором, чтобы бесплатно ездить на трамвае. Или медсестрой, как мама. Но при этом еще совсем маленькой девочкой я устраивала для соседей барака, в котором мы жили, какие-то представления. Помню, носилась с метлой. И все меня называли артисткой. Так и пошло, кто-то меня вел и решал за меня.

– Как же случилось, что вы, первая девочка из Омска, поступившая в Щукинское училище с первой попытки, забрали документы и вернулись домой?

– Юношеский максимализм и, наверное, сибирский характер. После школы я хотела работать, а не учиться. И решила: попробую поступить, а там посмотрю. У меня ведь в Омске был Театр поэзии Ермолаевой, где я играла и Нину Заречную в «Чайке», и Ирину в «Утиной охоте». Жалко было бросать. А через год появилась такая мысль: поступлю, отучусь в Москве и вернусь в Омск. Но Бог распорядился иначе. И я поняла, что должна держать марку омской театральной династии, в которой и Михаил Ульянов (он из Муромцево и Тары, а мои предки из Седельниково), и Люба Полищук. И вновь поступила. А сегодня сама удивляюсь: поступить в Щукинское училище без блата, влиятельных родственников, связей – и уехать! Это ж надо было на такое решиться.

Похожая на Юлию Борисову

– Марина, часто говорят, что вы с народной артисткой СССР Юлией Борисовой похожи. Как вы считаете, имеется в виду внешнее сходство или творческое?

– Я считаюсь принцессой Турандот в третьем поколении. Сначала эту роль играла Цецилия Мансурова, затем Юлия Борисова, потом я. Но я не скажу, что повторяю творческую судьбу Борисовой. Как-то в гримерке после спектак-ля «Без вины виноватые» мы с Юлией Константиновной обсуждали эту тему. Она спрашивает: «Почему мне все говорят, что мы с вами похожи?» Я отвечаю: «Меня тоже все замучили этим сравнением. Наверное, так Бог пошутил». Какие-то интонации, голосовые вибрации повторяются. Я сама не слышу, а окружающие слышат. Вот и нашего артиста Володю Симонова сравнивают с Юрием Яковлевым. Театры выбирают любимые типажи – может быть, в этом дело. 

– У Юлии Борисовой были выдающиеся роли, помимо Турандот – заглавные в спектакле «Миллионерша», фильме «Посол Советского Союза», неповторимая Настасья Филипповна в «Идиоте». Могли бы эти роли быть вашими?

– Если б были такие роли – большое счастье. А Юлия Борисова не только прекрасная русская артистка, но и уникальная по своим человеческим достоинствам женщина. Высоконравственный человек, каким был и Михаил Александрович Ульянов. И это счастье, что были и есть такие соратники, которые навсегда для меня пример – и актерского, и жизненного пути.

– Вы много играли с вахтанговским мэтрами...

– И продолжаю играть. Прекрасные партнеры, люди, которые всегда поддержат, приподнимут, если буду падать духом. Михаил Александрович всегда заботился, чтобы у меня были хорошие роли, чтобы я держалась в репертуаре. Он обо всех заботился без исключения.

Без шумихи и самопиара

– Театр им. Евгения Вахтангова называют солнечным. Что это для вас значит? В чем суть вахтанговского стиля?

– Об этом много спорят: что такое вахтанговское, что – мхатовское. Вечная борьба идет. Наше – яркая театральность, наполненная глубоким содержанием. Может быть глубокий спектакль, но занудный и скучный. А вахтанговское – это смех сквозь слезы. И мудрость режиссеров, которые ставят на актеров так, что, кажется, режиссер здесь ни при чем. Не жесткий     диктат постановщика, а союз творческих людей: режиссера, артистов, автора и иже с ними – работников всех цехов без исключения. Как говорит Юлия Константиновна в роли Кручининой в спектакле «Без вины виноватые»: «Спасибо всем, всем, всем, кто стоит на этом поприще и помогает творить это прекрасное дело – театр». 

– А какая традиция Вахтанговского театра вам кажется особенно важной?

– Я всегда говорю: у вахтанговцев одна группа крови. Все профессионалы очень высокого уровня. И если врач, учитель, водитель становятся большими мастерами своего дела – это по-вахтанговски. И еще у нас есть традиция некоей закрытости – от шумихи, рекламы, самопиара.

– Вы помните, как вы вступили в это сообщество?

– Был показ всего курса. Кого взять в театр, решал худсовет. Я не знаю, что говорили за закрытыми дверями. Ситуация была сложной: годом раньше руководитель моего курса Евгений Рубенович Симонов ушел с поста худрука, пришел Ульянов. Рана еще не затянулась. Но меня взяли.

– У вахтанговцев особые отношения с Омском, где театр работал в эвакуации.

– Это я поняла еще на вступительных экзаменах. Председатель комиссии Владимир Георгиевич Шлезингер спросил, откуда я. «А… из Омска!». И я увидела, как на секундочку члены приемной комиссии унеслись куда-то в своих воспоминаниях. Не знаю, сыграло ли это какую-то роль в моей судьбе, как и то, что для Ульянова слово «земляки» имело особое значение. Или я очень сильно поверила в слова Ермолаевой: «Эта девочка будет в Театре Вахтангова»?  Но все сложилось именно так. 

Аплодисменты для тещи

– Когда вы познакомились с Олегом Митяевым, вы знали его как барда?

– Знала. Мы и встретились впервые на фестивале авторской песни.

– Олег Митяев часто приезжает в Омск, потому что вы его привозите сюда?

– Да, конечно (смеется). Я не имею к этому никакого отношения!

– А вы с мужем приезжаете на концерты в Омск?

– Нет, потому что дочь Даша учится в школе. Ей 13 лет. Кто-то должен быть рядом. Я думаю, что омичи любят Олега Митяева так же, как люблю его я. Я ведь поклонница его творчества. В Омске на концерты приходит моя мама. Муж ее обязательно поднимает с места, говорит слушателям: «Поприветствуйте, пожалуйста, это моя теща». Мне это, конечно, приятно.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий
Загрузка...

Блоги

Борис Никонов

Борис НиконовНаблюдательный омичЗачем богатый Омск спонсирует бедную Собчак?

Как можно прославиться? Например, как чеховский ...
Виктория Богданова

Виктория БогдановаПроизводитель одежды, креативный директор бренда MacushkaНаши родители не покидали город, а пытались его изменить. И мы сможем!

Хочу поблагодарить всех, кто пришел 10 сентября на ...

Все авторы блогов