Сергей Сочивко: «Да, я сказочник»

Сергей Сочивко: «Да, я сказочник»

Дата публикации 10 июля 2013 12:57 Автор Светлана Васильева Фото Евгений Кармаев

В библиотеке имени А. С. Пушкина открылась выставка «Омские сказы Сергея Сочивко».
В библиотеке имени А. С. Пушкина открылась выставка «Омские сказы Сергея Сочивко».

На выставке – одиннадцать работ из серии «Омск – город губернский».

Пиршество красок и занимательных сюжетов. Художник запечатлел сценки из городской жизни с участием военных, купцов и городских обывателей остроумно и с теплотой. Век назад жизнь в Омске была степенной, несуетной, жители отличались добродушием и любовью к праздникам. Красивая жизнь с элементами патриархальности изображена на фоне знаковых памятников омской архитектуры.

Спектакли на полотнах

– Сергей Евгеньевич, вы ведь не омич, а больше всех коллег работаете над образом города. Почему?

– Я 28 лет живу в Омске, хожу по старинным улицам и пытаюсь представить, как они выглядели, какой были наполнены жизнью сто лет назад. Изучаю в архивах черно-белую историю по фотографиям, а для зрителей раскрашиваю ее в яркие краски. Когда показал эти картины об Омске на выставке в Томске, искусствоведы приняли их просто на «ура». После этого ко мне приехала руководитель галереи, попросила: «Сделайте что-то подобное для Томска». Съездил, окунулся в литературу. Там старины еще больше, чем у нас, и у пейзажа особый аромат. Сделал семь живописных полотен и подумал: а почему никто раньше не трогал этой темы, не фантазировал: а что здесь было до нас?

– Ваши картины напоминают маленькие спектакли. Это потому что по диплому вы – театральный художник?

– Да, именно с такой специальностью я был выпущен из Пензенского театрального училища. Но ни одного спектакля на сцене так и не поставил. Выполнять волю режиссера – это не по мне. Мой театр – здесь, в мастерской. Я тут сам себе и сценарист, и режиссер, и художник по костюмам, по свету.

– А иногда и актер. Вот на картине «Праздничный день» казак, очень похожий на Сергея Сочивко, раздувает самовар.

– Я стал изображать себя на картинах с легкой руки Георгия Кичигина. Он сказал: «Сергей, а ты возьми себя в ту эпоху и живи в ней».  Я и живу. Почти на всех картинах среди омичей можно и меня найти.

– И домочадцев?

– Их тоже. На картине «Казачий рынок» они на переднем плане с рыбой идут с рынка. И сына Арсеньку изображал на колясочке и друзей с собачками на прогулке. Люблю иногда делать такие пикантные штучки. 



Казачьи истории

– Сергей Евгеньевич, вы долго носили казачью форму. Выглядели этаким русским богатырем. А почему сняли?

– Потому что из казаков сделали подобие политического движения. Ходят по городу 48 атаманов, которые в свободное время вырезают из консервных банок звездочки на погоны. Смотришь – а кто-то из них уже в политсовете какой-нибудь партии. Я считаю, ставку в казачьем движении надо было сделать на создание культурного казачьего центра. Как на Кубани, где при Кубанском казачьем хоре открыли школу, культурный центр. Так что ни в каких формированиях не состою. Но от патриотизма – ныне модного понятия – не отказывался даже в 90-е, когда патриотов ругали.

– Формы нет, а выдающиеся казачьи усы не сбрили.

– И не сбрею. Казаком был и останусь. Кстати, у меня и сертификат есть Книги рекордов Омска за 2012 год: я первый в номинации «Самые длинные усы». Быть мужчине без усов считалось неприличным у казаков. Даже когда идут на первую службу. А степенные казаки всегда и бороду носили. Кстати, частушки про усы я впервые услышал в Сибири, их еще в 1991-м спел ансамбль из Ачаира.

– Вы из каких казаков будете?

– Из кубанских. Правда, родо-словную по отцу знаю только до прадеда Фомы Сочивко. Как во многих семьях, в нашей на рассказы о прошлом по понятным причинам было табу. К тому же на Кубани архивы сгорели в Великую Отечественную. Но мне известна история кубанских казаков. Часть из них пошла от запорожцев, переселившихся на Кубань после основания Екатеринодара. Отсюда украинизмы в речи. А от горцев в ХIХ веке к казачьей форме добавилась черкеска. Смешение языков, культур создали мощное русское явление – кубанское казачество. Меня греет принадлежность к нему. 

А по материнской линии мои предки – крестьяне Пензенской губернии Аброськины. Рослые, крупные, статные. Прадед погиб в Первую мировую во время Брусиловского прорыва. Рос я на родине матери – в городе Красно-слободске, раньше относившемся к Пензенской губернии, а теперь – к Мордовии. Этот город основал Иван Грозный, и имя он получил не при советской власти, а в старину, когда «красный» значило «красивый».

Падал снег…

– Не обижаетесь, когда про ваши работы говорят: лубок?

– Нет. Лубок – это народная картинка. А я не итальянец, не француз, я русский художник и не стесняюсь этого. Лубок – это цвет, который изначально заложен такой, чтоб звенел. Это творчество сродни ярмарке, скоморошеству, в нем театральность, буффонада. У меня сценки из знакомой, понятной жизни, потому что я воспитан на народных традициях. Знаю, как русские люди накрывали столы, как праздники проводили, что пели. Да, я сказочник, но у меня каждая картинка сердцем выстрадана.

– «Искусство должно быть добрым» – ваша фраза. А не думали о том, что приукрашиваете прошлое в ваших сказочных сюжетах?

– Это ответная реакция на оплевывание всего, что было до нас. Я начал делать серию и о советском прошлом. Послевоенном. И как только изображу этих мужчин в кителях и галифе, полуторки и ЗИСы, у меня просят эти работы, потому и серия пока не складывается. Но сделаю! 

Это была эпоха победителей, время надежд, когда рождалось много детей. Помню, ходили с отцом в баню, и я видел искалеченных, со страшными шрамами мужчин. У всех моих друзей деды были фронтовиками, а у кого-то и отцы. Дома хранились коробки с орденами и медалями. А мата в автобусах было куда как меньше.

Вокруг сегодня много дурного, несправедливого, наглого. И я сказки свои пишу, чтобы людей увести от этой разлитой в воздухе озлобленности, агрессии, ненависти. Искренне верю, что зритель посмотрит на мои картины и улыбнется, вспомнит, что его бабушки и прадедушки тоже жили на этой земле, были участниками тех или иных событий.

– Вам важно именно зрительское признание?

– Конечно. На выставках-конкурсах меня не замечают, будто нет такого художника Сергея Сочивко. Перестал участвовать в этом бессмысленном соревновании. Никогда не думал, что с темой родного города могу оказаться в оппозиции. Но произошло. Впереди те, кто проповедует другие ценности, а я не хочу работать на разрушение. И по-моему, сложно навороченная заумь отпугивает зрителей.

– Это вы о постмодернистах?

– О непрофессионалах в искусстве, как бы они себя ни называли. Намажут пятнышки, цветики – и чувствуют себя великими. Особенно их «скромность» умиляет: рекламу себе делают без меры. А на самом деле все одинаковые.

– Но и вас с фантастическими гиперболами трудно назвать классическим реалистом…

– А не нужно узко смотреть на этот творческий метод. Реализм, от которого я отталкиваюсь, – это сама жизнь. Потому и не будет у нас, реалистов, человеческого и творческого кризиса. Вот сегодня пасмурный день, и в такой же день я проходил мимо Успенского собора. Думаю: как белый цвет выразителен на фоне холода. И как красиво падает первый снег. Такое состояние природы на контрасте с рукотворной теплотой храма было и в старом Омске. И я написал картину «В пасмурный день». Художник-реалист мыслит другими категориями.


©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Сумароков Станислав

Сумароков Станиславбуквоед и любитель изящной словесностиО свободе прессы в сереньких конвертах

Немного перефразирую классика: «Уж сколько раз твердили ...
Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области«Потеря связи населения со своим депутатом создает серьезные проблемы».

Что не получают жители, если не выходят на встречи со своим ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"Каждый должен оставить свой след в истории Омска

Фонд «Город будущего» открывает в центре Омска общественную ...

Все авторы блогов

Loading...