Евгений Соколов: «Я научился наслаждаться работой»

Евгений Соколов: «Я научился наслаждаться работой»

Дата публикации 17 июля 2013 13:41 Автор Светлана Васильева Фото Евгений Кармаев

Артист Государственного Омского русского народного хора Евгений Соколов вернулся из шестимесячного гастрольного тура по городам США и Кении. Он был участником международного проекта Soul («Душа»).
Артист Государственного Омского русского народного хора Евгений Соколов вернулся из шестимесячного гастрольного тура по городам США и Кении. Он был участником международного проекта Soul («Душа»).

«Душа» – национальный проект

– Евгений, расскажите, пожалуйста, о проекте.

– Организация, которая его проводит, называется Singers of United Lands – «Певцы Объединенных Земель». Аббревиатура – SOUL («Душа»), что отражает смысл проекта. Ежегодно с 2002 года происходит отбор четырех вокалистов, обязательно с четырех континентов, из четырех стран. За 10 лет приняли участие в проекте певцы из 40 стран. Я был первым вокалистом, приехавшим из России.

– Как вы попали в «Певцы Объединенных Земель»?

– История началась несколько лет назад. Когда шла реконструкция Концертного зала, вместе с английским специалистом по акустике в Омск приехала переводчица. Она и рассказала, что есть такой проект. Об этом объявили на репетиции хора. Спросили: есть желающие? Условие было – молодой вокалист со знанием английского. Несколько человек подняли руки, в том числе и я. Вообще-то, английским языком я не владел, в школе у меня был французский. Но подумал: полгода впереди, выучу. Подготовил резюме, сделал с оркестром запись песни «Снежочки» – старинной казачьей, распевной, она давно в репертуаре Омского хора. Но из Москвы в США документы опоздали к конкурсу, когда уже были выбраны вокалисты из других стран. 

На следующий год ко мне обратились с вопросом, не хочу ли я снова участвовать в отборе. Согласился, получил добро руководства филармонии. Какой был конкурс – не знаю до сих пор. Но меня выбрали, а вместе со мной вокалиста из Ирландии и девушек из Гватемалы и Филиппин. Такой получился квартет: я – тенор, Джон Кеннеди – баритон, Мария – альт, Майлин – сопрано. Но когда 26 декабря 2012 года я улетал в США, я еще не знал, с кем буду работать.

– Какими были ваши первые впечатления?

– Пожалел о своей самона­деянности: выучил много английских слов, а грамматика хромала. Понимал людей не с первого раза. И все свое свободное время тратил на английский. Нам ведь нужно было не только петь, но и проводить презентации своих стран. Через три-четыре месяца общался уже свободно.

– Легко ли вы спелись и сошлись с другими участниками квартета?

– Сначала мы две недели, без выходных, репетировали. И Маркус Лапротт, организатор проекта, послушав нас, сказал, что наши голоса очень хорошо сливаются. Работали слаженно. А если возникали проблемы – все-таки менталитеты и взгляды на жизнь разные – собирались вместе с турменеджером и разрешали все вопросы. Это оказалось очень эффективным: не таить, обсудить вслух, что у кого на душе.

«Вставайте, люди русские...»

– Где вы выступали?

– Мы объехали 20 восточных штатов США. Работы было очень много. В 50 городах мы выступали на городских фестивалях, в школах, колледжах, университетах, библиотеках, в церквях разных конфессий, в общественных центрах, пансионатах, госпиталях. Бывало до десяти презентаций в день. Нам полагалось два выходных в неделю, но, как правило, один из них занимал переезд, знакомство с хозяевами дома, где мы останавливались. Мы жили не в гостиницах, а в семьях. Потом отправились в Кению, где побывали в трех городах. 

– Чем презентация отличалась от концерта?

– Нужно было не только петь, но и рассказывать о культуре своих стран, отвечать на вопросы. Обычно на презентацию отводится час, но однажды работали три часа. Сложно было, если кто-то из четверых заболевал (я один был все время здоров). Пока кто-то из нас ведет презентацию своей страны, другие не отдыхают – подпевают, мы выучили песни друг друга. Кроме того, мы работали с хорами. 

– Какое выступление особенно запомнилось?

– В Новом Орлеане нужно было разучить русское музыкальное произведение с академическим хором. А я еще в Омске подготовил классические «Белолицы, румяницы» Сергея Рахманинова и кантату «Александр Невский» Сергея Прокофьева. И вот я, по образованию хормейстер, разучиваю кантату с певцами Нового Орлеана: «Вставайте, люди русские…» Объясняю характер этого произведения и чувствую: не понимают. История США не так сурова, как наша. На территорию страны не приходили захватчики. Я говорю: «Представьте, что на вас напали враги. Вы созываете всех, у вас нет выбора». Кантату «Александр Невский» мы исполнили на русском в огромном католическом соборе при  университете Нового Орлеана, и прозвучала она очень хорошо.

– Выходит, были просветителем. А послом русской культуры себя чувствовали?

– Ну это громко сказано! Я рассказывал о России, о Сибири. Даже показывал картинки с изображением сибирских животных. Основательно готовился, чтобы отвечать на вопросы об истории России.

– Были такие, что вас поразили?

– Однажды мальчик спросил: «Сколько людей выжило после падения челябинского метеорита?» Ну и то поразило, как мало американцы знают о Второй мировой войне. Считают, что на ней погибло около 7 миллионов. Я говорю: наши потери – 28 миллионов. Рассказал историю своей семьи. Моя бабушка четырехлетним ребенком с мамой была вывезена из блокадного Ленинграда. В поезд попала бомба, бабушку спасли, но больше она никогда не встретилась со своей матерью. А в семье деда было 16 детей, после войны осталось только трое. Я говорил, что у нас в России война затронула каждую семью. 

«Калинка» на все времена

– Какая русская песня больше всего нравилась слушателям?

– «Калинка». Когда работал с детскими хорами, ее мы чаще всего исполняли. Дети хорошо запоминали. В Детройте репетировали «Калинку» с огромным хором, по группам в течение 7 часов. Получилось здорово. И еще всем очень нравилась моя балалайка. 

– Вы ведь артист хора, а не оркестра. Когда на балалайке научились играть?

– Занимался два месяца перед поездкой. Выучил небольшой репертуар, но постарался играть его качественно. Я полюбил этот инструмент, когда услышал игру известного московского балалаечника Алексея Архиповского. И у нас в Омске есть свой виртуоз – Виктор Шурыгин. У него, кстати, балалайка императорского двора. У меня была попроще – ленинградского завода, мне ее дал артист Омского хора Андрей Богонников. Вот когда послушал настоящих мастеров, понял, что такое балалайка. Очень красивый звук, и этот народный инструмент все может. Балалайка неизменно вызывала большой интерес и восхищение.

– А произведения из репертуара Омского хора приходилось исполнять?

– Конечно. Например, «Сударушку». И вместе с Джоном из Ирландии мы исполняли песню «Русская Поляна».

– Вот это да! И как звучала мощная песня целинников за океаном?  

– Замечательно, патетически, мы исполняли ее в конце концертов. А перед этим я, конечно, рассказывал слушателям о целине. Американцам очень важно сначала понять, что будем петь.

«Мы были командой»

– Слушатели в Америке и Кении отличаются от наших?

– Они эмоциональнее, у нас всегда более сдержанная реакция. В Америке вообще большой интерес к культурам других народов. Жалеют, что история собственной культуры невелика. Нашу считают очень глубокой. Удивило, что в каждом доме, где мы жили, обязательно есть фортепиано. Однажды в семье музыкантов мальчик 11 лет взял мои ноты и с листа стал играть Рахманинова. А его сестра учится игре на скрипке. Если кто-то думает, что американцы все время проводят у телевизора и компьютера, то мы убедились, что это не так. Любят собираться вместе, ходят на концерты – на наши собиралось до 600 человек. Особенно любят музыку в южных штатах.

– А у вас было время для культурных впечатлений?

– Сходили на бродвейский мюзикл. Впечатлил масштаб спектакля, декорации. Но я поклонник другого театра. Очень люблю омскую драму.       

– Что особенно запомнилось из поездки в Кению?

– Нас принимала консерватория, и мы работали в жюри конкурса, в котором принимали участие 12 школ. Это было интересно и необычно.

– Полгода за границей. О чем скучали?

– О близких, о нашей еде. Пропустил аттестацию в Омском хоре, и сейчас предстоит ее проходить.

– А чему научились?

– Умению четко планировать свою жизнь. Наш тур был организован очень хорошо. Я подумал: неплохо бы и нам научиться такому рационализму. И еще. Ты полгода не принадлежишь самому себе, иногда бывает тяжело, устаешь. Но ты сделал такой выбор, значит, нужно наслаждаться работой, иначе сломаешься. И мы были командой, наслаждались работой вместе. Это большой опыт.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий
Загрузка...

Блоги

Борис Никонов

Борис НиконовНаблюдательный омичЗачем богатый Омск спонсирует бедную Собчак?

Как можно прославиться? Например, как чеховский ...
Виктория Богданова

Виктория БогдановаПроизводитель одежды, креативный директор бренда MacushkaНаши родители не покидали город, а пытались его изменить. И мы сможем!

Хочу поблагодарить всех, кто пришел 10 сентября на ...

Все авторы блогов