Убойная сила регламента

Убойная сила регламента

Дата публикации 21 мая 2014 07:40 Автор Татьяна Лелякина

Вступивший в действие технический регламент на мясо поставил на грань выживания личные подсобные хозяйства.
Обращение не услышали 

На днях в редакцию обратился предприниматель из рабочего поселка Таврическое Валерий Бержеминский, один из организаторов протестных акций против новых «мясных правил». Он принес с собой номер «Омской правды» десятилетней давности с моей статьей о проблемах личных подворий. В ней уже тогда был поставлен вопрос о создании инфраструктуры для обслуживания этой категории товаропроизводителей. Герои публикации, владельцы ЛПХ из Таврического района, говорили, в частности, о необходимости открытия в каждом крупном селе мини-боен для крестьянского скота. Мотивировали это тем, что требования к сырью возросли и мясо подворного убоя не пользуется у мясокомбинатов спросом, а перекупщикам сдавать скот невыгодно.

Судя по тому, что таких убойных мощностей шаговой доступности в сельских районах как не было, так и нет, это мнение крестьян не услышали.

И вот сегодня, когда новыми правилами стран Таможенного союза мясо крестьянского убоя поставлено под запрет, приходится констатировать: нормальной альтернативы ЛПХ никто предложить не может. Владельцы подворий в шоке. Они признаются, что будут либо закрываться, либо искать способы обойти закон.
 
Деревня без мужчин


  Вместе с Валерием Бержеминским мы решили вновь проехать по тем же адресам, где были десять лет назад. И увидели: владельцам личных хозяйств по-прежнему живется нелегко.

 Да у меня в сарае сейчас лишь куры да кролики. До позапрошлого года держала еще корову, но и ее сдала, – говорит Ольга Водзаковская из села Неверовка.
Раньше у Водзаковских было большое поголовье: несколько коров, свиньи, лошади. Но, как говорит Ольга, трудились много, а результата – почти ноль. Работали на одни корма – они дорогие. Вырастят скотину, надумают сдать – опять проблема. Заготовители только и норовят заплатить поменьше. Самим же на рынке стоять времени не было.

Потом глава семьи уехал на Север – работать по вахтам, поскольку в местном хозяйстве зарплата мизерная. С тех пор, уже восемь лет, бывает дома месяц через два. А одной Ольге с большим подворьем не справиться. И сейчас она покупает молоко и сметану в магазине, хотя когда-то и представить себе такое не могла.

По словам хозяйки, похожая ситуация во многих неверовских семьях. Мужчины уезжают на заработки, дома все лежит на женщинах. Поэтому, к примеру, на их улице скотины на подворьях практически не осталось. Лишь в двух домах еще держат крупный рогатый скот.

«Проездили половину быка»

Семья Екатерины Павловой как раз из тех, кто пока держится за скотину. Потому что просто нет другого выхода.

 – Сын строится, нужны деньги. Он не пьет, не курит, а подняться не может. У него четверо детей. Работы нормальной нет. Сейчас в городе торгует, – делится Екатерина.

 Но разводит скот семья исключительно для себя. Реализовывать его невыгодно. Недавно Павловы решили сдать большого быка – так пока брали справку, из-за нестыковок в работе соответствующих структур «половину быка проездили». Нега­тивный опыт у владельцев этого подворья и от общения с предпринимателями, закупающими скот у населения. Екатерина рассказала такой случай. Как-то она и ее зять сдавали своих свиней.
У зятя животные были крупнее.

Но денег ему насчитали… втрое меньше, поскольку он при взвешивании не присутствовал. А Екатерина, видя, как торговцы норовят подвинуть гирьки весов в свою пользу, чуть ли не в драку кинулась. Сельчанка считает, что новые мясные правила с их требованием убоя крестьянского скота на специализированных пунктах только добавят людям проблем и сделают производство мяса на подворьях «золотым».

– Зачем это людям? Они просто не будут скот держать, – уверена Екатерина.

Есть желание, нет денег

 В соседней деревне Андреевке мы все-таки нашли подворье, занимающееся животноводством по-крупному. У Николая Киселева и его сына Анатолия – более ста свиней, десять коров, примерно столько же бычков мясной породы. И есть желание развиваться дальше. Правда, средств на это пока не хватает. В построенном недавно новом деревянном сарае для скота даже не везде положен пол.

 – Деньги закончились. Хотя сарай самый простой, в одну доску, из чего было – из того и строили, – поясняет глава семейства.

 На своем подворье Киселевы трудятся не просто от темна до темна. По их словам, вставать к скотине приходится и ночью. Реализуют произведенную продукцию они тоже сами, чтобы не платить посредникам, иначе прибыли вообще не увидишь.
 – Про новый технический регламент, конечно, слышал. Считаю запрет крестьянину самому забивать скот, предназначенный на продажу, очередным ударом по селу, – не скрывает негативных эмоций Николай.

 – Вот представьте, – рассуждает он, – бабушка решила зарезать и продать поросенка. По новым правилам для этого ей надо нанять специализированный транспорт, чтобы доехать до убойного пункта. Кстати, наш таврический убойный пункт с населением работать отказался. Значит, придется ехать в другой район. Потом заплатить за убой. И что ей в итоге с того поросенка останется?

А я должен буду сам такой транспорт купить – специально оборудованный. Но он стоит полтора миллиона. Где ж мне столько взять? Если такое требование выдвигается, тогда помогите мне, дайте какую-то субсидию.

 Николай подчеркивает, что возить скот на бойню в любом случае не станет. Это невыгодно. Предпочитает уйти в подполье. Будет искать покупателей через сарафанное радио, Интернет и другие каналы.

Порядок необходим

Вместе с тем и Николай Киселев согласен, что какое-то ужесточение правил безопасности мясной продукции необходимо. Но при этом надо создать условия, чтобы добросовестный крестьянин от этого выиграл, а не проиграл.

Николай с сыном торгуют мясом на «пятачке» перед районным торговым центром.

На местном рынке сельхозтоваропроизводителей вытеснили торговцы промтоварами из Омска.

 – А если бы у меня на рынке было постоянное место, я бы и холодильник там поставил, и сторожа нанял его стеречь. То есть постарался бы все оборудовать цивилизованно, – говорит селянин.

 Сегодня же, считает Николай, безусловно, есть место для злоупотреблений.
 – Недавно стою на своем «пятачке». Смотрю – подъезжает какой-то залетный мужик с мясом, и оно у него ярко-красного цвета. Ну, я-то в этом разбираюсь. Вижу – это кнурятина, мясо от некастрированного кабана. Его нельзя готовить, у него плохой вкус и запах.

Но кто-то же у него эту гадость купит и потом будет ругать нас, добросовестных товаропроизводителей, которые и проклеймят мясо перед продажей, и в морозилку положат, чтоб слегка подморозилось, – так оно потом нормально лежит на прилавке несколько часов. Дальше мы мясо уже не продаем. Если не распродали что-то – оставляем себе. Везем только свежее.

И цену не задираем. Зачем? Хотим, чтобы покупатель к нам снова пришел, – говорит Николай.

 Он все-таки верит, что ЛПХ, желающим самим забивать скот, пойдут навстречу. Иначе пострадают не только крестьяне.

 – Разбегутся рынки. Мясо еще подскочит в цене. Уже сегодня в стране его производство не покрывает внутренних потребностей.

Я сильно в политику не лезу. Но и мне понятно: все идет к тому, что мы еще сильнее будем зависеть от импорта, – подчеркивает глава ЛПХ.

Пока же Киселевы мечтают, как будут дальше развиваться. Говорят, что хотели бы купить ангар для свиней, поставить еще один сарай. Скоро с Севера возвращается дочь Николая с мужем. Работа для всех найдется.

КСТАТИ

Как выясняется, несмотря на введенный запрет на подворный убой скота,  конкретные требования к специализированным убойным пунктам, куда  владельцы  ЛПХ должны возить выращенных животных, в новом техрегламенте  на мясо не определены. В Евразийской экономической комиссии, куда руководство Омской области обратилось за разъяснениями, ответили, что в этой ситуации следует опираться на действующие нормы национальных законодательств. Но в России самые «свежие» ветеринарно-санитарные правила, касающиеся внутрихозяйственного убоя скота на мясо, датированы 1971 годом, то есть принимались еще при СССР. Новый закон о ветеринарии пока только разрабатывается. Поэтому областное правительство  решило  разработать на переходный период свои рекомендации по убою животных на мясо для граждан, ведущих личное подсобное хозяйство.
Как сообщается на сайте минсельхозпрода Омской области, временные правила таковы. До принятия федеральными  органами власти нормативно-правового акта, содержащего требования к специально отведенным местам,  убой животных, принадлежащих гражданам, ведущим личное подсобное хозяйство и проживающим в населенных пунктах Омской области, где отсутствуют специализированные убойные пункты, разрешается проводить на месте (подворно). При этом допускается использовать мясо не только для личного потребления, но и  для последующей реализации его на продовольственных рынках города Омска и районов Омской области, где организована работа государственных лабораторий ветеринарно-санитарной экспертизы. При наличии у владельца мясной продукции документа, удостоверяющего личность, и соответствующих документов на животных повторное проведение ветеринарно-санитарной экспертизы на рынке обязательно.

 Минсельхозпрод Омской области  организовал специальную «горячую линию», где каждый сельхозпроизводитель может получить ответы на все вопросы.  Телефон «горячей линии»: 23-19-83.



Фото автора.

©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Буторин Игорь

Буторин Игорьпутешественник, мореплавательКак я ударил автопробегом по «Самсунгу»

Думаете я присоединился к хейтерам южнокорейского концерна за ...
Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистМиллионеры из омских трущоб

Вконец замерзающий омский рынок жилья опять удивил. На сайте ...
Сафонов Руслан

Сафонов Русланхудожник-карикатуристДураки, дороги и Достоевский

Наш новый блогер Руслан Сафонов отразил в карикатурах жизнь ...

Все авторы блогов