Сказка про Золушку

Сказка про Золушку

Дата публикации 4 июня 2014 08:42 Автор Светлана Васильева

Народной артистке России, нашей землячке Любови Полищук исполнилось бы 65 лет.
Журавушка

Девчонкой она жила на улице Фабричной, в двухэтажном дере­вянном доме Старого Кировска. Папа – строитель, мама – портниха. Никаких актерских генов. Но когда дружные соседи накрывали большой праздничный стол в коммунальном коридоре, маленькую Любу ставили на стул, и она пела, удивляя и радуя взрослых.

В первый класс она пошла в шко­лу № 73. Одноклассник Анатолий Николаевич Забелов запомнил первую встречу с семилетней Любой, которая потом была его соседкой по парте:

 Мама сшила ей красивое василь­ковое пальто, и она выглядела очень ярко. И потом она всегда вызывала ас­социации с прекрасным цветком.

Начальную школу Люба Полищук окончила с отличием, а вот в аттеста­те о среднем образовании у нее были только две пятерки – по физкультуре и поведению. Свое будущее она связы­вала не с науками, а с творчеством. Мама Ольга Пантелеев­на:

Люба говорила всем: «Я буду артист­кой», когда еще «р» не выговаривала. Получалось: «алтисткой».

Четырехэтажное здание школы № 97 построили в 1960 году. Люба училась здесь с пятого по десятый класс.

 Я была старшей пионервожатой, а Любочка очень активной девочкой, – рассказывала в день открытия мемориальной доски на здании школы №97 Валентина Куксина. –  Она пела в хоре. Наш хор занял первое место в городе. Больше ста человек в нем, а Любочка – солистка. Запомнилось, как в сопровождении хора выступали учитель биологии Василий Емельянович Шрам и Люба Полищук. Они очень красиво испол­няли романс «Однозвучно гремит ко­локольчик»…

 Люба была очень внимательным человеком, – продолжает Валентина Куксина. – Помню, школьников отправляли на прополку овощей в 43-й совхоз. А мне нельзя долго быть на жаре. Так вот Люба, зная это, уводила меня с поля, говорила: «Полежите, а то вам плохо будет», воды приноси­ла. Добрая, отзывчивая девочка. Я ее очень любила и звала Журавушкой.

Родители хотели иной судьбы. Но нельзя было не заметить, что предна­чертано Любе. Родные помнят ее озорной, голосистой – в маму, в отличие от спокойной, тихой, как отец, сестры Валентины. Люба  всегда все подме­тит: и походку прохожих, и особенности поведения. Придет домой – и начинает спектакль, изображая окружающих. Или возьмет воображаемую палочку и поет, как в микрофон. Отец, Григорий Мефодьевич, всегда говорил, что ей это не надо, это не ее, зачем ей в артистки. А Люба твердо стояла: «Буду!»

В Москву за мечтой

За мечтой Люба умчалась в Мос­кву. В 1966 году в стране был выпуск и десятых, и одиннадцатых классов. Конкурс в любой вуз не­бывалый, что уж говорить о театральных институтах!

Впрочем, Любе не довелось сдавать экзамены на актрису. Она опоздала.  Но не сдалась, не уехала из столицы не­солоно хлебавши. Она стала сту­денткой Всероссийской творческой мастерской эстрадного искусства. Оказалось, что в студии на территории ВДНХ как раз идет набор в эстрадную программу для Омской филармонии. Любовь Полищук вспоминала: 

Я помчалась туда. Господи, что я только не  вытворяла, чтобы меня взяли! Танцевала шейк, пела под Зыкину, под Робертино Лоретти. От смеха все лежали. И, несмотря на то что коллектив формировался из профессиональных артистов, меня взяли…

– Она была настоящим лидером нашего коллектива «На эстраде омичи», – вспоминает Алек­сандр Дмитриев.

В Омске она вышла замуж за соученика по эстрадной мастерской Валерия Макарова, в 1972 году ро­дила сына Алексея. А в середине 70-х сибирячка начала второе покорение Москвы – с работы в Московском мю­зик-холле. Тогда же состоялся и де­бют в кино – она сыграла крошечную роль в фильме «Скворец и лира».

Московский театр миниатюр, театр «Школа современной пьесы», театр «Эрмитаж», работа в антрепризных спектаклях. Она все-таки окон­чила театральный вуз – ГИТИС, но заочно. И сыграла роли в 99 фильмах. Вся страна запомнила ее в сцене фильма Марка Захарова «Двенадцать стульев», где Любовь Полищук тан­цевала танго с Андреем Мироновым. Она в любом эпизоде притягивала к себе внимание. Снималась в острохарактерных ролях в нескольких фильмах в год. Ее маме Ольге Пантелеевне особенно дорога ее работа в фильме «Золотая мина» с Олегом Далем.

Лучшая омская подруга Галина Харитонова:

– Люба мне рассказывала: ког­да увидела Даля в первый раз, все у нее затряслось – такой актер! А Олег Иванович говорит: «Иди сюда. Дай мне свои руки. Посмотри на меня внимательно, успокойся. Я обыкно­венный человек. Все, репетируем дальше».
Роман с кино не был легким и блистательным. Была ревность кол­лег: она же с эстрады. Был вынуж­денный перерыв в съемках, когда вдруг ее внешность назвали несовет­ской, нерусской. Эта прочитанная в газете ядовитая характеристика по­разила маму.
– Папа – донской казак, мама – украинка. Моя девичья фами­лия Жердеева. В роду только русские и украинцы. Придумают же, – сокру­шалась Ольга Пантелеевна.

Умели у нас вешать ярлыки и от­равлять жизнь вероломными приема­ми интриги. А дело было в том, что она резко поговорила с руководителем «Мосфильма». Сибирячка рубила сплеча, высказывала свое мнение прямо, лукавству не была обучена. Оттого попала в «черный список».

Но она оставалась для зрителей солнечной, жизнерадостной актри­сой.

Леонид Роберман, руководи­тель театрального агентства «Арт Партнер XXI»:  «Это была уникаль­ная актриса, которая могла все – от комических до трагических ролей».

Могла все и очень сожалела, что режиссеры в основном эксплуатиру­ют комедийную грань ее дарования. Да, она обожала эксцентрику и буффонаду, умела каждую роль превращать в яркий концертный номер. Ее называли актрисой-клоунессой, как Джульетту Мазину – музу Феллини. Если в фильме был хотя бы эпизод с ее участием, кассовый успех был обеспечен. И на ее спектакли трудно было достать билеты.

А Любовь Полищук не переставала мечтать о хорошей драматической роли. Везло не часто. Но как она, например, хороша и глубока в фильме «Любовь с привилегиями», где сыграла с Вячеславом Тихоновым! Выдающийся актер и актриса, которую считали комедийной, были на равных. Но таких фильмов было не много.

С болью и без жалоб

Для всех она была обаятельной, победительной, звездой, а родные и близкие знали, как часто Любови Полищук было трудно. Двенадцать лет одна воспитывала сына. Когда пришло се­мейное счастье с художником Сергеем Цигалем, актриса получила звание народной. Казалось, удача будет сопутствовать ей всегда. Было ощущение, что ей известен секрет успеха, отмечали коллеги. Ее называли женщиной-праздником. А в жизни Любови Полищук было много боли, которую она научилась скрывать. Боли и в переносном, и в самом прямом значении слова – физической.

В 1984 году, в 35 лет, она родила дочь, которую назвали в честь бабушки мужа Мариэтты Шагинян. Роды были тяжелые – кесарево сечение. И в том же месяце – операция по удалению аппендикса. Вышла на сцену – и при исполнении акробатического трюка получила травму: вылетели диски позвоночника. Потом – гайморит, за ним грипп в тяжелой форме. Жила в больницах.

А с момента автокатастрофы в 1998-м боль стала постоянной спутницей жизни Любови Григорьевны. О последстви­ях аварии знали не многие: партне­ры, видевшие, как она репетирует в гипсовом «ошейнике» и в перерывах пластом лежит на жестком диванчи­ке, самые близкие люди. В интервью говорила: «На работе ты всегда здоров и делай что хочешь». И, сжимая зубы, делала. На сцену не вышла только дважды, когда не могла передвигаться. Часто у служебного входа дежурила «скорая помощь».

Она работала, превозмогая боль в позвоночнике, до самых последних дней жизни, снимаясь в сериале «Моя прекрасная няня». Все смеялись над ее героиней, повторяя ее характер­ное «Доню, не мамкай», а актрисе эта заразительная веселость давалась очень дорогой ценой.

Город с особым микроклиматом

Актеров ассоциируют с сыгран­ными ими персонажами. Все, кто знал Любовь Полищук, утверждают: в жизни она совершенно не походила на своих героинь. Не была взбалмош­ной, хваткой. Отличалась собраннос­тью и строгостью. Отказалась помо­гать дочери поступать в театральный вуз, и та поступила сама, скрыв от комиссии, что ее мама – народная артистка России. Маша Цигаль только после смерти мамы присоединила к своей ее фами­лию.

У Маши Любин характер, – от­мечает Галина Харитонова. – У Любы мама очень строгая, Люба так же строго воспитывала детей. Приезжает в Омск Маша, и я вижу, что она только внешне похожа на папу, а характер – Любин.

Любовь Григорьевна, покорив столицу, не разлюбила Омск. В ин­тервью о родном городе говорила: «Там был особый микроклимат, чело­веческий. И до сих пор он держится».

История жизни девочки из Старого Кировска – это воплощенная сказка о Зо­лушке. Только у сказок всегда счаст­ливый конец, а в жизни бывает по-разному.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области Праймериз как точная наука

Между настоящими выборами и предварительным голосованием ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"9 мая — особенный для омской промышленности день

О том, что в годы Великой Отечественной войны Омск стал одним ...
Хомутских Артем

Хомутских Артемспортивный журналистКак сборная Франции по фехтованию Сибирь постигала

Теперь мастера клинка из Франции представляют, какой ценой ...

Все авторы блогов

Loading...