Надежда Хатипова: «Ожидается прорыв в моде»

Надежда Хатипова: «Ожидается прорыв в моде»

Дата публикации 16 июля 2014 09:12 Автор Светлана Васильева Фото Сергей Мельников

в 2014 году Надежда Хатипова стала первой в рейтинге известного эксперта моды Александра Хилькевича как самый перспективный дизайнер одежды в России, получила Гран-при на фестивале моды «Восток – Запад» и побывала на стажировке в Копенгагене.
От Востока до Запада

 Надя, год назад вы были номинированы на национальную премию, победив на конкурсе «Восток – Запад» с коллекцией «Пять седьмых», которая потом была показана в Каннах. Почему омской выпускнице института сервиса стала близка тема Востока?

 – Может быть, корни влияют. У папы в роду башкиры и татары, у мамы – украинцы и поляки. Мне интересна восточная культура. И была история, что на отдых во Вьетнам я взяла пальто, расшитое бисером, и на пляже расшивала. Ну и мне попалась очень интересная книга о религии и художественной философии Японии и Китая.

Почему у меня было семь моделей в коллекции? Каждая отвечала какому-то принципу. Например, красота, возникающая вследствие практического применения. Горшок, который достали из печи, и он треснул случайно – эта трещина красивее, чем если бы ее сделали специально.

Это была дипломная коллекция. И я говорила о семи моделях, а показывала шесть. Преподаватели не спросили почему. А дело в том, что я долго не могла созреть, чтобы создать модель на тему седьмого принципа «Душевный покой». Знаете, в Японии есть сад, где лежат семь камней, но с любой точки видны только шесть. А седьмой может созерцать только тот, кто обрел душевный покой. Вот и у меня не получалось. Но к конкурсу сшила и седьмую модель.

 – А в 2014-м вы представили на конкурс коллекцию на русскую тему, за которую удостоены Гран-при. В чем философия русского костюма?

 – Я увлеклась славянством, прошлым России, историей слова. Поразилась, насколько много глубины и смысла, и символов в фольклоре, сказках. Что касается костюма, то его отличала удивительная рациональность кроя. В России все строилось на правильных пропорциях, гармонии. У женщин было много костюмов, передававшихся по наследству, богато украшенных вышивкой, жемчугом, с очень красивыми головными уборами. У мужчин же костюмов было только три.
Я побывала в Вологде, в музее кружева. Как приятно, что этот уникальный промысел жив и его поддерживает государство. Эти кружева можно сочетать с современными тканями, кроем.
И книги, и поездки будят воображение, дают толчок для работы.

– В 24 года вы имеете немало знаков признания. Голова не закружилась?

– Меня готовили к этому неудачи. Два года назад я сделала коллекцию «У войны не женское лицо» — в стиле милитари. Преподаватели хвалили, а на конкурсах она не проходила в число победителей, куда бы мы ее ни возили. Я все пережила, и успех воспринимаю правильно.

Из института вышла другим человеком

– Как вам пришла мысль заняться дизайном одежды?

– Выбор произошел естественно. Когда-то мама, окончившая музыкальную школу по классу скрипки, уговорила меня пойти тем же путем. Я ради нее поступила в музыкальную школу, но, ни дня не проучившись, пошла в художественную. И когда я училась в старших классах, родители знали, что хочу поступать в институт сервиса.

– Во время учебы велика конкуренция среди будущих модельеров?
– У нас была супердружная и творчески сильная группа из 13 человек. Вместе отмечали дни рождения, наряжались, поздравляли преподавателей. Никакой зависти, конкуренции, наоборот, поддерживали друг друга.

– Что вам дал институт?


– Он дал мне все. Я вышла оттуда другим человеком. Я сначала не понимала, где нахожусь. Меня в институте раскрыли как личность. Очень жалко было расставаться с преподавателями – руководителем моего диплома Мариной Рафаиловной Тимофеевой, с заведующей кафедрой «Дизайн костюма» Галиной Васильевной Толмачевой. Мы много трудились, так, что не было свободного времени, но это все было в удовольствие.

– Вы в отличие от многих успешных выпускников не уехали в Москву. Как складываются дела в Омске?


– Сначала меня пригласили поработать стилистом-консультантом в «Меге». Платили зарплату, а для людей услуга была бесплатной. Нужно было очень быстро, буквально за 10 минут, просканировать цветотип человека, узнать, в какой области он работает, и помочь составить гардероб из того, что можно купить в магазинах «Меги». Я до этого уже участвовала в «Битве стилистов», которая проходила в течение трех месяцев.

– Но ведь это совсем не то, что быть творцом одежды?

– Да, сначала мне казалось, что это как если бы в медицине ты была акушеркой, а не хирургом. Но опыт оказался очень полезным. Я считаю, дизайнер должен многое попробовать в своей жизни, чтобы грамотно работать. Сейчас у меня есть заказчики, с которыми общение началось именно в «Меге». У дизайнеров есть такая проблема: мы иногда долго думаем, вынашивая идею. А тут нужно было предлагать решения очень быстро.

– У вас есть своя мастерская?

– Я индивидуальный предприниматель, ко мне обращаются люди, которые хотят сшить обновки к какому-то случаю или составить гардероб. Сейчас заканчиваю работу над нарядом к юбилею. У меня есть люди, которые шьют, а я разрабатываю образ костюма, выбираю ткани, крою.

– Вы недавно вернулись со стажировки на датской фирме SAGA furs, которую получили в награду за победу на фестивале «Восток – Запад». Ваши впечатления?

– Волшебные. Другая орбита, другой мир. Это меховая фирма. А я раньше с мехом не работала, но теперь, конечно, буду. Меня встретил в аэропорту солидный и стильный мужчина, усадил в большой «Мерседес» и привез в гостевой дом. Мне говорили, что изголовья кроватей там оформлены норкой, я думала, что это шутка. Но все именно так и было. Потом меня привели к двум дизайнерам, которые создают новые технологии, и на склад, где предложили выбрать любые меха. Там глаза разбежались от коллекции.

– С какой  целью фирма приглашает русских дизайнеров?

– Я думаю, чтобы получить свежие идеи. Я сначала училась, а потом работала. И мне с собой дали мех, из которого я готовлю мини-коллекцию для показа в Москве на выставке Chapeau, которая откроется в Гостином дворе 19 августа.

– Что вы готовите?


– Большое ожерелье и пальто из меха. И вполне вероятно, следующая моя коллекция будет меховой, и сырье я закажу в Дании. Как бы ни боролись в Европе за права животных, в Сибири без меха нельзя.

Вкус можно воспитать

– Вы своим внешним видом опровергаете поговорку «Сапожник без сапог». Часто дизайнеры выходят на подиум в джинсах и майках, объясняя, что для себя шить некогда.


– А я и шью для себя, и покупаю одежду. Люблю марки Comme des Garcons и российскую Nina Donis. Предпочитаю купить одну хорошую вещь, чем много плохих. Дорого, но я ведь сама зарабатываю. А однажды я так много работала: делала заказы в бутик торгового центра «Пять звезд», готовила костюмы для ансамбля Сергея Флягина «Мир танца». И когда закончила, выделила месяц – и только для себя шила.

– Как вы считаете, хороший вкус можно воспитать? 

– Можно. Правда, раньше я думала, что человек рождается с чувством стиля, а оказалось – нет. Многие даже не представляют, какие цвета им к лицу. Значит, нужно помогать. Когда была консультантом, пришел парень и говорит: «Я терпеть не могу ходить по магазинам». Мы с ним час выбирали одежду. Он еще хочет, а меня ждут другие клиенты. В одиннадцать часов вечера звонит: «Мега» закрылась, я стою с четырьмя пакетами в руках и не могу остановиться». Приятно было вдохновлять людей.

– Специалисты долго говорили о кризисе в моде, все последнее десятилетие она жила заимствованием из разных десятилетий ХХ века. На ваш взгляд, кризис будет преодолен?

– Эксперт моды Александр Хилькевич говорит о том, что период эстрадного гламура закончился и  в течение ближайших 10-15 лет будут большие реформы в моде и прорыв идей. Сегодня люди желают стабильности, и подиумы будут предлагать функциональную, удобную одежду на все случаи жизни. Это как раз то, что я люблю. Сегодня появляются даже дизайнерские пуховики, никогда раньше такого не было.

– Каким видите свое будущее?

– Уезжать из Омска не собираюсь. Конечно, хотела бы открыть свое производство в Омске. Но для этого нужны инвестиции.

Бабушка как идеал женственности

Надежда Хатипова о том, что такое эталон стиля и как бы она переодела омскую улицу: – Для меня эталон стиля – моя бабушка Надежда Васильевна Рядченко. Ей 80 лет, она врач. Мы с ней часто гуляем, и я вижу, что прохожие оборачиваются, – красивая женщина. Она может остановиться у березы и читать Есенина. Много стихов Пушкина знает наизусть.У нее был состоятельный и любящий муж, он ее одевал, дарил французские духи, когда мало у кого они были. У бабушки безупречный вкус, который она и маме передала.Когда я смотрю на то, как одеты люди на улице, жалею о том, что властвует стандарт. Женщины боятся от него отойти. Я одной даме выбрала красивую шляпу. Она увидела, что ей в ней очень хорошо, но не решилась взять, побоялась выглядеть белой вороной. Может, я не была достаточно убедительной. Нам в институте часто повторяли формулу великой Надежды Ламановой: работая с клиентом, в первую очередь нужно найти ответы на вопросы – для кого, для чего, из чего. Вот этим я сегодня и занимаюсь.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Сумароков Станислав

Сумароков Станиславбуквоед и любитель изящной словесностиО свободе прессы в сереньких конвертах

Немного перефразирую классика: «Уж сколько раз твердили ...
Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области«Потеря связи населения со своим депутатом создает серьезные проблемы».

Что не получают жители, если не выходят на встречи со своим ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"Каждый должен оставить свой след в истории Омска

Фонд «Город будущего» открывает в центре Омска общественную ...

Все авторы блогов

Loading...