Алла Сурикова: «Мои фильмы можно смотреть с детьми»

Алла Сурикова: «Мои фильмы можно смотреть с детьми»

Дата публикации 6 августа 2014 08:25 Автор Светлана Васильева Фото Сергей Мельников

Режиссер, народная артистка России Алла Сурикова о секретах смешного кино.
Ее называют королевой комедии. Почетный гость VIII фестиваля «Киносозвездие России», создатель фильмов «Суета сует», «Человек с бульвара Капуцинов», «Ищите женщину» и многих других представила омским зрителям свою новую картину «Полный вперед!».

О пользе неудач


– Алла Ильинична, один известный артист сказал: «Удача, счастливый случай играют в жизни актера главную роль». А вы в своей книге «Любовь со второго взгляда» написали, что вам на пути к профессии  помогали неудачи…


– Написала, конечно, с иронией. Но действительно так получилось. Я не поступила в Институт легкой промышленности и поэтому выбрала филологию. Не поступила в аспирантуру. На студии имени Довженко сняла свой первый полнометражный фильм, а его положили на полку. Если бы этого не произошло, я бы не убежала из Киева в Москву.

Я преподаю в двух вузах и своим студентам говорю: не отчаивайтесь, если постигла неудача, произошел какой-то срыв. Нужно собраться, по-иному посмотреть на ситуацию и постараться повернуть ее на себя. Сделать шаг вперед или, может быть, в другую сторону, но не биться головой о стенку.

Вы пришли в кино, когда профессия режиссера считалась мужской. Были немногие исключения, например, Лариса Шепитько. Ни ее фильм «Восхождение», ни ваш «Человек с бульвара Капуцинов» не назовешь женскими. 

– Лариса сняла свой первый фильм «Крылья» в 20 лет, а сегодня это одна из лучших картин советского кино. А я только в 29 лет поступила на Высшие режиссерские курсы. Когда меня спрашивают, в чем отличие режиссера-мужчины от женщины, я говорю: у режиссера-мужчины есть  жена, а режиссер-женщина еще и жена.

– А есть ли преимущества у женщины-режиссера? 

– Конечно, есть. Женщине-режиссеру сложнее нахамить на съемочной площадке, а куда-то далеко послать можно разве только мысленно. 

– И с чиновниками от кино общаться легче?

– Когда я начинала в кино, были худсоветы. Я про них придумала: «Худсоветы – советы худеющим. Я же форму свою берегу. И мечтать, и жить, и надеяться по советам чужим не могу». Но мой учитель Данелия сказал: «Если кто-то из членов худсовета на просмотре в какой-то момент отвлекся или закашлялся  –  значит, в этом месте картины что-то не так. Нужно задуматься. Сделать не то, что тебе говорят, а по-своему, но быть внимательной. Помню, сдавала картину «Суета сует». Во главе худсовета генеральный директор «Мосфильма» Николай Трофимович Сизов. Автор сценария Эмиль Брагинский,  мой  «первоисточник», предупредил: «Вы только с ним не спорьте, что бы он ни говорил». Я думала, мне не дадут слова. А Сизов говорит: «И что же нам скажет режиссер?» Я сказала, что буду спорить не как режиссер, а как женщина. И кое-что отвергаемое худсоветом отбила.

Сизов был настоящим человеком. Он не дал закрыть картину Шукшина «Калина красная», показав ее на крупном партийном собрании. Пленум аплодировал стоя, и это спасло фильм. И я пришла к нему и попросила: «Давайте вернем то, что я вынуждена была поправить». Он удивился: «Но ведь фильм уже сдан». Я говорю: «Ничего, никто не поймет, не увидит, пожалуйста». Сизов махнул рукой.

– После «Суеты сует», сколько бы я ни была на регистрациях брака, всегда жду, что прозвучит фраза: «Пожалуйста, сойдите с ковра»…


– Ее услышал Брагинский на свадьбе сына. И вот что значит талант! Одна фраза стала посылом для целого сценария.

Алла Феллинична

–  У вас что ни фильм, то хит. Вы предугадываете успех у зрителей?


– Нет, конечно. Но, работая над  комедией, режиссер думает над реакцией самой разной аудитории. В картине «Полный вперед!» есть кое-что, чего не было в сценарии. Например, во время прыжка с парашютом герой Оскара Кучеры спрашивает у героя Николая Фоменко: «А если парашют не раскроется, что делать?» Тот отвечает: «Приносите обратно – заменим». Где-то я нашла эту шутку. И еще: «Человеку надо верить, даже если он говорит правду». Высший пилотаж, когда в картине есть многослойность: одни будут смеяться, когда герой упал в лужу, другие оценят парадоксальную фразу.

«Полный вперед!» – фильм для детско-семейной аудитории. Для детей принципиально добавлена эксцентричность героев второго плана, для родителей – лиричность главных героев. Мои фильмы можно смотреть вместе с детьми. Кроме одного – «Вы не оставите меня», где есть эротика. Сейчас пересмотрела фильм, он мне понравился (когда кино уходит от тебя, оно потом смотрится практически отстраненно), но эротику я бы сейчас слегка подрезала.

– Почти во всех ваших фильмах есть виртуозные драки. Их постановка – особое искусство?


– Ну конечно, у меня были хорошие помощники. У комедии верхний слой – это зрелище. И желательно, чтобы такие сцены были. Даже в фильме «Искренне ваш» – комедии слова, характеров. Вообще, у меня открытых комедий – раз-два и обчелся.

– Миронов, Чиаурели, Табаков, Джигарханян, Абдулов, Гундарева, Куравлев, Караченцов… У вас снимались все звезды советского кино. Со многими актерами вы дружите?

– Лена Проклова как-то сказала: «Люди соединяются на картине, становятся друг другу ближе, чем муж и жена, брат и сестра. А потом идешь по «Мосфильму», встретишь кого-то, спрашиваешь «Как дела?» — а ответ не слышишь, потому что бежишь в другой фильм, в другую жизнь». Это правда. Режиссеру еще сложнее. Если актер у тебя снялся и ты не зовешь его на другую картину, он ревниво к этому относится. А я как могу ревновать, например, Олечку Кабо, которая снимается у разных режиссеров? Она же не может сидеть и ждать, пока я запущусь с новой картиной. Но, конечно, дружба существует и после картины. Не со всеми, но существует… Мы дружили с Андреем Мироновым, а после его ухода –  с его мамой Марией Владимировной. С Софико Чиаурели – великой актрисой с замечательным чувством юмора.

– В шкале человеческих достоинств чувство юмора у вас на каком месте?


– Пожалуй, на одном из первых. Щедрость и чувство юмора. У меня на картине «Человек с бульвара Капуцинов» и еще на пяти других был оператор Гриша Беленький – человек с потрясающим чувством юмора. Он придумал называть меня Аллой Феллиничной. Мы приехали в Италию, и я в шутку это сказала. Вышла статья «Сурикова считает себя дочкой Феллини». У журналиста не хватило чувства юмора.

– По первому образованию вы лингвист. Как вы относитесь к тому, что происходит сегодня с русским языком, в том числе и на экране?

– Я всегда призываю своих студентов искать синонимы ненормативной лексике. У меня в картине «Чокнутые» дерутся Караченцов и Проскурин. Сошлись два русских мужика –  один с вилами, другой с корзиной. Я перерыла словарь Даля вдоль и поперек и нашла слова, которые для русского уха понятны, но это не мат. Я не люблю мат на экране. Хотя за рулем иногда…

– Беда ведь не только в мате...

– Не только. Недавно в Артеке я получала приз за картину «Полный вперед!». Формулировка вызвала оторопь: «За вклад в государственную стратегию укрепления института семьи в России». Остро захотелось себя пожалеть. Ну хоть бы написали: «За семейный фильм». Спрашивают: что-то не так? Промолчала. Ну как объяснишь, если человек не понимает?

Когда мы только переехали в Москву с дочкой Кирой, Андрей Миронов как-то встретил меня в коридоре «Мосфильма»: «Звонил вам сегодня, спросил дочь, где мама. А она говорит: «Та шо такое? Та мама на рОботе». Сегодня она владеет французским и английским, у нее замечательный русский, она написала очень хорошую книгу «Несладкий кофе». Точное замечание, вовремя сделанное, заставило ее работать над словом, над собой, постигать по-настоящему русскую литературу, русское искусство.

В фильме должна быть душа

– Алла Ильинична, жив ли сегодня жанр доброй, лиричной, человечной комедии?


– Комедия не умерла. Скоро я в 15-й раз буду проводить фестиваль, который сама придумала: «Улыбнись, Россия!». В этом году он будет называться «Улыбнись, Россия! Несмотря ни на что и вопреки всему». В 1999 году на первый фестиваль мы собирали кино по крупицам. Сейчас комедий довольно много. Другое дело – их уровень: какие-то  ниже пояса, какие-то выше головы. Мой учитель Георгий Данелия говорил, что в мире делается около 50 комедий в год, из них четыре успешных. Почему все четыре должны быть у нас?

 Мы на фестивале показываем палитру. Сегодня наши продюсеры ориентируются на прокат, а в кино ходят в основном подростки, приученные к американскому кино.  И начинают делать клише комедий Голливуда. Или есть тенденция снять то кино, которое будет пользоваться успехом на фестивалях. А на западных фестивалях любят, когда мы показываем себя грязными, оборванными, злыми. А поскольку жизнь у нас разная – и такая, и такая –
и авторы, и критика выбирают эту сторону жизни, а я выбираю другую. Я считаю, что надо человеку говорить, что завтра он будет лучше, чем сегодня, поднимать человеческое достоинство, давать надежду на свет в конце тоннеля, помогать выдохнуть и пойти в завтрашний день со светлым ощущением своей личности. Мы приучены, что в нашем кино должна быть душа. А душа просит улыбки.

 Комедия не умрет, потому что люди должны смеяться. Чаплин сказал: «Жизнь не есть чередование похорон». Смех помогает людям выздороветь. Есть даже такая программа –  «Клоуны вместо клизмы», и ученые создали таблетки, которые помогают бороться с болезнью смехом.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области Праймериз как точная наука

Между настоящими выборами и предварительным голосованием ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"9 мая — особенный для омской промышленности день

О том, что в годы Великой Отечественной войны Омск стал одним ...
Хомутских Артем

Хомутских Артемспортивный журналистКак сборная Франции по фехтованию Сибирь постигала

Теперь мастера клинка из Франции представляют, какой ценой ...

Все авторы блогов

Loading...