Семья Гриценко: «Проводники в поезде сказали: выйдете на перрон, вас расстреляют»

Семья Гриценко: «Проводники в поезде сказали: выйдете на перрон, вас расстреляют»

Дата публикации 20 августа 2014 10:18 Автор Евгения Карасева Фото Сергей Мельников

Руслан и Лариса Гриценко вместе с тремя детьми живут в Омске ровно месяц. Супруги оформляют разрешение на временное проживание и готовят к школе старшего сына — 11-летнего Стаса. О том, как встретили вынужденных переселенцев с Донбасса омичи и почему семья решила обосноваться в Сибири, они рассказали «ОМСКРЕГИОНУ».
— Село Новомихайловка, где мы жили, стало для украинской армии чем-то вроде военной базы. Они там поставили четыре установки «Град» и 12 июля стали бомбить районный центр — Марьянку, а заодно и другие села — Текстильщик, Петровку. Ополченцы с Марьянки побежали, говорят: «Чего вы сидите? Уезжайте». Буквально за несколько дней поля вокруг заминировали. Продукты из магазинов все разобрали, подвоз хлеба резко сократился. Наше село как бы на границе — за спиной Мариуполь, Волноваха, впереди — ДНР. 16 июля мы взяли билеты, доехали из Волновахи сначала до Москвы, оттуда уже в Омск. Уже когда сюда приехали, читаем в интернете: Марьянку разнесли, мертвый город. Сейчас знакомые звонят, говорят — у нас стоит семь «Градов», стволы направлены на Донецк. Если начнут стрелять — города не будет.
 
Руслан просился в ополчение. Его спросили: «Дети есть?» — «Да». — «Тогда, извините, вы нам не подходите». Еще бы подождали — и его бы забрали в украинскую армию, в своих стрелять. Вариантов нет, воевать все равно пришлось бы. Забирают всех. Парни молодые идут на пляж, их, ничего не говоря, скручивают и отправляют в нацгвардию. Из кинотеатров забирают, ночных клубов. Они даже стрелять не умеют, но нацгвардии все равно. Порошенко сказал: Луганскую и Донецкую народные республики признать террористами. А террористов надо уничтожать.
 
– Как добрались?

— Сели в поезд — отоспались наконец-то. Страшно было: ложишься спать и не знаешь, проснешься ты утром или нет. Когда «Грады» начинали залпы давать — мальчишки пугались. Установки стояли примерно в полутора километрах от нашего дома. Земля дрожала, окна. Дети плакали постоянно. Сейчас успокоились.
Когда ехали, боялись, что Руслана снимут на границе с поезда. Нас до Харькова проводники вообще не выпускали из вагона, сказали — на перрон выйдете, вас расстреляют. На каждой станции стоят автоматчики. Проводники открывают дверь в вагоне, показывают флажок, а на перрон не выходят.
 

 
 
— Почему именно Омск выбрали? У вас здесь есть знакомые, родственники?
 
— Никого нет, ни родни, ни знакомых. В интернете прочитали статью, в которой ваш мэр приглашал переселенцев, обещал помочь с жильем и работой. Почему-то сюда душа лежала. Начали природу смотреть — красиво. Помог нам здесь, конечно, не мэр. Приехали, с железнодорожного вокзала позвонили на «горячую линию» министерства труда Омской области. За нами прислали машину, отвезли в социальную гостиницу, там выдали продукты на первое время.
Через пару недель нам позвонили из министерства и сказали, что есть двухкомнатная квартира, в которой мы сможем жить целый год. Платить нужно только за коммунальные услуги. Сначала мы подумали, что это шутка. Нам дали буквально два часа на сбор вещей, и вот мы здесь. Район очень нравится, рядом парк, магазины, школа. В парке хорошо: аттракционы, сладкая вата, шашлыки. Но пока у нас проблемы с деньгами, вести туда детей смысла нет. Устроимся на работу — обязательно устроим семейный поход.

— Какие варианты работы рассматриваете?
 
— Руслан по специальности монтер путей, слесарь-монтажник, механизатор, водитель. Лариса пять лет проработала кассиром-контролером в сберкассе, потом — бухгалтером в сельском совете. Потом ушла в декрет, и мы стали заниматься своим делом. Пять лет мы работали на себя. У нас был огород — гектар земли, мы выращивали зелень, продавали на рынках. Рабочих не брали, все делали вдвоем. У нас было несколько точек, зарабатывали прилично. Возле нашего огорода идет трасса, в последнее время по ней круглыми сутками шли танки, военная техника. Едут на машинах люди с автоматами, стволы наставлены на нас. Потом рынки, куда сдавали зелень, в один день закрылись.

 

— Не думали о том, чтобы уехать в район? Там, наверное, было бы проще заниматься своим делом.


— Нет, не получится. Мы уже изучили вопрос, конкуренцию с местными производителями мы не выдержим.
 
—  Какие планы на ближайшую перспективу?

—  Сейчас оформляем разрешение на временное проживание. Без РВП на работу не берут. Чтобы его получить, нужно пройти медкомиссии, сделать перевод документов с украинского на русский язык, заплатить госпошлину — тысяча рублей с человека. Мы посчитали — на семью нужно около 18 тысяч рублей, чтобы все сделать. Решили обратиться в мэрию — прочитали, что там дают единовременные выплаты вынужденным переселенцам с Украины. Пришли на прием, написали заявление, но нам сказали, что средства на счету закончились, и когда появятся снова — неизвестно. Деньги ведь не государственные — их перечисляют простые омичи.

Задача номер один — оформить РВП и найти работу. Со школой уже определились — Стас пойдет в школу № 56, рядом здесь. В пятый класс пойдет. Сейчас вот надо портфель собирать, форму покупать. С садиком для младших пока непонятно — везде очереди, нам предложили детский сад, но далеко от дома. Вариантов особо нет.
 

 
— Настроены остаться в Омске?

— Пока — да, главное — решить вопрос с документами и работой. Мы приехали сюда в шортах и футболках, из вещей только ноутбук взяли, чтобы узнавать новости через интернет. Люди когда узнают, что мы «беженцы», предлагают помощь. Приносят игрушки, вещи. Женщина вот рядом живет, шла с дачи, угостила нас ведерком малины. Приехала бабушка, пенсионерка. Узнала про нас в церкви. Привезла нам конфет, гречки — по мелочи, но видно, что человек хотел помочь.
 
— Как вы относитесь к слову «беженцы»?

— Да как… Честно говоря, не нравится это слово. Статуса беженцев у нас нет, юридически мы — вынужденные переселенцы. Но для вас мы, наверное, еще много лет будем именно беженцами. Дети вот вырастут — только тогда они, наверное, станут омичами.
 
Расчетный счет для добровольного перечисления средств гражданам, вынужденно покинувшим территорию Украины
 
Наименование организации:
Омское областное отделение общественной
организации "Союз женщин России"
ИНН: 5503009055
КПП: 550301001
Расчетный счет: 40703810045000090715
Наименование банка: Омское отделение №8634 ОАО "Сбербанк России"
БИК: 045209673
Корсчет: 30101810900000000673

©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области Праймериз как точная наука

Между настоящими выборами и предварительным голосованием ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"9 мая — особенный для омской промышленности день

О том, что в годы Великой Отечественной войны Омск стал одним ...
Хомутских Артем

Хомутских Артемспортивный журналистКак сборная Франции по фехтованию Сибирь постигала

Теперь мастера клинка из Франции представляют, какой ценой ...

Все авторы блогов

Loading...