Николай Михалевский: «В живописи заключена большая тайна»

Николай Михалевский: «В живописи заключена большая тайна»

Дата публикации 22 октября 2014 07:25 Автор Светлана Васильева Фото Евгений Кармаев

Руководитель Театра живописи Музея им. Врубеля о гастролях и творческих планах.
Театр живописи Музея им. М. А. Врубеля побывал на гастролях в Вене. Художественный руководитель Николай Михалевский рассказал нашему обозревателю о поездке в Австрию и творческих планах уникального театра.

Образы Родины в австрийской столице

– Николай, как стали возможны гастроли?

– Друзья театра сказали: пора показать спектакли миру. И послали видеоматериалы, рецензии на спектакли в несколько стран. Заинтересовались представительства Россотрудничества в Испании и Австрии. Но в Испанию пригласили сыграть наши спектакли в марте, а в это время мы с Таней (Татьяна Филоненко – заслуженная артистка России, жена Николая Михалевского) заняты в спектаклях Театра драмы. А в Вену позвали выступить перед началом театрального сезона.

– Что вы показали и какова была реакция публики?

– В Российском центре науки и культуры сыграли «Сцены из Мертвого дома», в школе при российском посольстве представили моноспектакль «Войдите» по творчеству Исаака Левитана. На Достоевского пришли сотрудники посольства, совместных предприятий, наши соотечественники, живущие в Австрии, и жители Вены, интересующиеся русской культурой. В Русском доме, как называют Центр, постоянно проходят творческие встречи, вечера артистов из Москвы и Петербурга. Незадолго до нас были вахтанговцы. Мы отличались тем, что приехали из провинции и привезли не шоу, а трагичный спектакль, на котором у зрителей выступают слезы. В зале была пронзительная тишина, а после окончания зрители не расходились, они подошли к сцене, хотели общаться, благодарили.

Спектакль о Левитане и Чехове мы играли для детей в школе при российском посольстве. И сюда пришли те, кто накануне смотрел Достоевского. «Войдите» – это моноспектакль Татьяны Филоненко. Она легко вела диалог, танцевала – и «взяла» зрителя. Была овация, ее несколько раз вызывали. Для этих зрителей Чехов и Левитан – символы Родины, а репродукции картин – ее образы. Спектакль помог детям и взрослым на час как будто вернуться в Россию. Я увидел, что им это важно, и подумал, что мы делаем благое дело.

– Создавая театр в музее, думали ли вы, что он сможет стать гастролирующим?

– Думал. Я сторонник работы с разным пространством. Был опыт создания Центра искусств в СибАДИ, там работали в подвале. В Музее имени Врубеля нам выделили лекционный зал, когда мы получили грант на постановку спектакля о Врубеле. Посмотрели с художником Сергеем Федоричевым: белый потолок, дневное освещение. Как тут играть? Декорации, прожектора монтировали без единого гвоздя, на противовесах, чтобы все можно было легко разобрать и собрать. Получилась сцена. Мы выезжали со спектаклями в Тару, хорошо были приняты. Это подтвердило, что гастроли возможны.

Единственный в мире

– Как родилась идея театра в музее? Вы с детства любите живопись?

– Люблю живопись. Но я же не стал искусствоведом. Мы занимаемся в музее своим делом. И все время убеждаемся, что идем правильным путем. Чувствуем: в живописи заключена большая тайна. Ни один, даже самый хороший искусствовед, не сможет рассказать о Врубеле так, как театр. Мы переводим искусствоведческий текст на человеческий язык. Зачем зрителю толковать о технических приемах изобразительного искусства? Ведь мы, актеры, не посвящаем публику в тонкости системы Станиславского, это наше внутреннее дело. Вот и в музее рассказ о художнике может быть захватывающим, обращенным к душе. Театр живописи – это игра, авантюра, провокация.

– Вы начинали с цикла «Картина в прожекторе» 17 лет назад. Как развивалась идея театра в музее?

– Самый первый опыт был с участием экскурсоводов. Потом на спектакль «Пушкин» пришла Татьяна Филоненко, на спектакль про Павла I – Олег Теплоухов. Что такое в течение часа двадцати минут владеть вниманием людей, рассказывая о картине? Подобного в мире не было и нет.

– Но и этого вам показалось мало. Появились гитара, балет, киносъемка, интервью. Расскажите о рождении спектакля: от замысла до воплощения.

– Мы делали «Песню в мастерской художника» по творчеству Георгия Кичигина. Не о каждом художнике можно сделать спектакль. Нужны были энергетика Георгия, его легкость в общении, умение хорошо формулировать свои мысли. У меня еще не было сценария, когда я пришел к нему с оператором. Провоцировал художника, чтобы снять реакции, улыбку, глаза крупным планом. А в следующую встречу попросил Георгия рассказать о своих взглядах на жизнь, на искусство. Он говорил больше часа. Вот тогда только появился сценарий.

– Как театр живописи стал семейным делом?

– Татьяна – прекрасная актриса. Сын Тарас работает в Москве художником по свету в театре «Школа драматического искусства» и ставит нам свет, а к нескольким спектаклям написал музыку. Младший, Алексей, окончил литературный институт, пишет сценарии сериалов. И нам пишет. Ну какой бы искусствовед сумел и согласился написать пьесу «Русский авангард»? А драматург со стороны попросил бы заплатить серьезную сумму. Этот спектакль вызывает у зрителей море эмоций: за и против. И после просмотра мы предлагаем людям посмотреть выставку из фондов музея и самим решить, искусство это или нет. Спектакль подталкивает к размышлениям. Если бы мне не помогала семья, думаю, что и театр не состоялся бы. Когда будет труппа, можно полагаться на других людей, но сначала мы все взвалили на свои плечи.

Искусствоведы запоют и станцуют

– Идет реставрация здания под омский Эрмитаж. Театр живописи получит в нем новую площадку?

– Нам выделяют два помещения: зал и фойе. Сейчас работаем со специалистами института «Омскгражданпроект». Здание старинной архитектуры, там можно создать замечательную атмосферу. На стенах зала, фойе, гримерок будут висеть картины.
– В новом театре будут штатные актеры?

– Я хочу создать труппу искусствоведов. Когда говорю, все спрашивают: «Как это?» Отвечаю: на сцену должны выходить люди, ведающие искусство. Их нужно готовить из молодежи: танцующих девушек учить пению, поющих – танцам. И всех – рассказывать об искусстве. Мы поверили, что это возможно, после постановки спектакля «Танцуем Эдгара Дега». Девушки танцуют классику и рассказывают о художнике.

– Над какими спектаклями работаете сейчас?

– Ставим «Русскую народную сказку» с участием актеров Театра драмы Марины Бабошиной и Владимира Девяткова. К открытию в 2016 году новой сцены подготовим спектакль «Эрмитаж». Думаем о постановке «Истории одного города» к 300-летнему юбилею Омска. На подготовку одной премьеры уходит до двух лет, так что пора начинать работу.

– Николай, вы с Татьяной плотно заняты в репертуаре Театра драмы. Трудно совмещать работу на двух сценах?

– В свободное от спектаклей и репетиций время можно болтать, отдыхать, пить водку. А мы привыкли работать.

– После спектакля «Замечательный этот Врубель» я подумала: вряд ли кто-то в Омске знает больше о художнике, чем Михалевский и Филоненко. Такое впечатление, что вы на время постановки переселились в эпоху Врубеля…

– Когда берем материал в работу, тратим свою жизнь. А тратить жизнь нужно на вечное.
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области Праймериз как точная наука

Между настоящими выборами и предварительным голосованием ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"9 мая — особенный для омской промышленности день

О том, что в годы Великой Отечественной войны Омск стал одним ...
Хомутских Артем

Хомутских Артемспортивный журналистКак сборная Франции по фехтованию Сибирь постигала

Теперь мастера клинка из Франции представляют, какой ценой ...

Все авторы блогов

Loading...