Побочинская моцарелла завоевывает омский рынок

Побочинская моцарелла завоевывает омский рынок

Дата публикации 29 января 2015 04:20 Автор Татьяна Лелякина Фото Евгений Кармаев

Сыроварня в Одесском районе запустила в производство моцареллу в июле 2014 года. Сегодня продукцию предприятия, мощность которого составляет 30 тонн твердых сыров месяц, можно найти на рынках региона и в небольших магазинах.
О возрождении предприятия корреспонденту «ОП» рассказывает его владелец Виктор Руди.

Борьба за молоко


– Виктор Давидович, до прихода в Побочино вам приходилось иметь дело с молочной переработкой?

– Опосредованно. Вообще, я строитель по профессии. Но в 1990-е годы, когда строительный комплекс оказался в застое, друзья с Алтая, владельцы перерабатывающей фирмы, в которую входят два молочных завода, мясокомбинат, мельница, предложили: давай ты займешься продвижением нашей продукции в Омскую область и другие регионы? Я поначалу отказывался: какой из меня торговец? Но надо было как-то выживать. Поэтому снял помещение на территории маслосырбазы и стал осваивать новую профессию. За десять лет наработал неплохую клиентуру на Тюменском Севере, в Новосибирске, Томске, Екатеринбурге.

 – А в Побочино как попали?

– Я родом оттуда. Время от времени заезжал навестить знакомых. Ну и наведывался на завод. Видел, как он постепенно приходит в упадок: сырья становится все меньше, оборотных средств не хватает. Потому что на территории района начал закупать молоко Любинский молочно-консервный комбинат, у которого денег больше. Он стал платить крестьянам более высокую закупочную цену.

Желая поддержать предприятие, я предложил его собственникам начать производить для моих клиентов-северян брынзу, возить которую с Алтая было нерентабельно – везешь 50 процентов воды (рассола). Пригласил технолога, научившего местных специалистов ее варить. Договорился о поставках сырья. И так, на условиях кооперации мы несколько лет работали. Все это время я оплачивал воду, электроэнергию, прочие затраты, платил людям зарплату. И в 2009 году предложил собственникам сдать мне завод в аренду на пять лет, чтобы навести там порядок и попытаться расширить ассортимент. А то получалось: вкладываю, неизвестно для чего. Мне пообещали, что подумают. Но за полгода ничего не придумали. Тогда я ушел. А предприятие вскоре закрылось.

Спустя еще несколько месяцев глава района собрал совещание, где поднял вопрос, по какой причине завод стоит. Меня на него тоже пригласили. На совещании учредители заявили о намерении предприятие продать. А я выразил желание его купить. Своих средств у меня не было. Поэтому началось мое «хождение по мукам», то есть по банкам. В пяти из них мне отказали. Только в шестом сказали: «Мы вам поможем». И 9 августа 2010 года завод возобновил работу.

Сырный продукт


– Тяжело пришлось на первых порах?

– Конечно. Большая проблема была с сырьем. Но первый год с Божьей помощью прожили. Выпускали только брынзу. На второй год реанимировали сыр «Побочинский». Ну а потом каждый год наращивали ассортимент. Сейчас производим пять видов твердых сыров. Плюс делаем мягкие и рассольные сыры: адыгейский, брынзу, сулугуни, косичку, спагетти. А в июле прошлого года начали также производить моцареллу.

– В СМИ сообщалось, что толчком к этому стал запрет на импорт продуктов из Европы…

– Нет, просто так совпало. Мы в июле 2014 года сделали пробную партию моцареллы. А через месяц президент объявил о введении продовольственного эмбарго. К этому времени сыр еще не был запущен в производство – шла процедура сертификации. Но мы его продолжали делать «для себя». Только с октября он появился в торговле.

– Тем не менее поставленный заслон для импорта дал какие-то дополнительные возможности? В плане сбыта, например?

– Мы компактное предприятие. Делаем всего 30 тонн твердых сыров в месяц. Поэтому нас эта мера особо не коснулась. Наверное, потому что мы не работаем с сетями. В основном реализуем продукцию на рынках и в небольших магазинах, где арендуем площади и ставим свои витрины. Когда начали наращивать ассортимент, я пытался наладить контакты с сетевиками. Но они на нас смотрят свысока. Просто обидно становится за местных товаропроизводителей, которые делают качественную продукцию. Я ведь тоже хожу по магазинам и вижу, что лежит на прилавках.

– И что же?

– На 90 процентов – сырный продукт, который выдается за сыр. Настоящий твердый сыр не может стоить 230 – 240 рублей. На килограмм сыра в среднем уходит одиннадцать килограммов молока. Средняя стоимость закупки одного килограмма молока высшего сорта, а на сыр идет именно такое, – 19 рублей. Таким образом, только затраты на молоко в себестоимости сыра составляют более 200 рублей. А ведь кроме молока при производстве сыра используются ферменты, закваска, хлористый кальций, соль. Плюс затраты на электроэнергию, воду, транспортировку, хранение, заработную плату, налоги. Итого: настоящий сыр не может стоить меньше 340 – 350 рублей.

Планы – на расширение


– Тогда почему ваш сыр стоит сегодня в продаже порядка 310 рублей?

– Как раз из-за обилия сырного продукта мы не имеем возможности реализовать сыр по той цене, по какой бы хотели. И вынуждены искусственно ее снижать, тем самым снижая рентабельность твердых сыров. Поэтому, чтобы быть конкурентоспособными, и расширили линейку мягких сыров, освоили выпуск цельномолочной продукции. Это все приносит каждый день «живые деньги» и очень выручает. Ведь экономика твердого сыра чем еще тяжела? Этот продукт зреет от 35 до 40 дней. Все это время вложенные деньги не работают, а лежат без движения. Мягкие же сыры сегодня сварил, завтра нафасовал – и продал.

– Главный ваш поставщик сырья – личные подворья. А их специфика – сезонное производство молока. Зимой объемы существенно снижаются. Как выходите из положения?

– Зимой сыры практически не делаем. В основном переходим на цельномолочку. Но в последнее время у нас появились новые поставщики – хозяйства Шербакульского района. Благодаря им этой зимой, в декабре-январе, мы впервые сварили 3,5 тонны сыра. Считаю, предприятие потихоньку становится на ноги, экономика наша улучшается.

– То есть ресурсы для наращивания объемов, расширения ассортимента имеются?

– Да. Сейчас как раз занимаюсь землеотводом. Хочу расширить территорию, чтобы построить цех цельномолочки, гараж-мастерскую. Но все будет зависеть от экономики, от того, под какой процент нам будут давать кредиты. Своими силами эти планы реализовать сложно.


Материал опубликован в газете «Омская правда» от 28 января 2015 года.

©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Сумароков Станислав

Сумароков Станиславбуквоед и любитель изящной словесностиО свободе прессы в сереньких конвертах

Немного перефразирую классика: «Уж сколько раз твердили ...
Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области«Потеря связи населения со своим депутатом создает серьезные проблемы».

Что не получают жители, если не выходят на встречи со своим ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"Каждый должен оставить свой след в истории Омска

Фонд «Город будущего» открывает в центре Омска общественную ...

Все авторы блогов

Loading...