Игорь Санин: «Акварель может все»

Игорь Санин: «Акварель может все»

Дата публикации 4 марта 2015 07:48

Автор «романсов на бумаге» свой юбилей отмечает персональной выставкой.
В Доме художника открылась выставка заслуженного художника России Игоря Санина. Она приурочена к 75-летию признанного мастера акварели.

Его работы называют поэзией в красках, романсами на бумаге. В сюжетах есть простота, но нет обыденности, пейзажи художника пронзительны по чувству и вызывают душевный отклик у зрителей. Поэтому среди его многочисленных наград победителя художественных конкурсов нередки призы зрительских симпатий.

В поиске гармонии

– Игорь Александрович, почему вы выбрали акварель?

– Я и маслом писал. Дипломной работой в Свердловском художественном училище была живописная жанровая картина «На переезде», а в Московском полиграфическом институте – плакаты и книжная графика. Окончил экспериментальную студию художественного проектирования под руководством Е. А. Розенблюма. Потом в Омском художественном комбинате освоил оформительство, в том числе интерьеров, делал росписи, оформил свыше десятка книг. Занимался линогравюрой, литографией, офортом – все было интересно, в каждой технике были перспективы. Но остановился на акварели, потому что, если занимаешься сразу всем, результата не достигнешь. Нужно ограничить себя в желаниях. Была еще причина. Все получалось, а акварель – нет. Техника акварели казалась мне капризной и непредсказуемой. И меня заело. Бывало, ради одной работы выбрасывал до десятка листов.

– Вы находите и показываете красоту в повседневности, там, где люди ее не видят…

– Это и есть задача художника – обратить внимание невидящих на то, что красиво. Чтобы прозрели. Люди по-разному понимают красоту. Вот мы с художником Сергеем Зольниковым ездили на пленэр в Седельниковский район. Делаю зарисовки домиков. Поворачиваюсь к Сергею, а он хохочет: «Прохожие показывают на тебя пальцем, как на сумасшедшего, вот, мол, чудак – рисует убогие дома». И, случается, подходят, говорят: «Вот изобразил бы новый дом, как, например, у нашего односельчанина Николая, он его в синий цвет покрасил и ворота украсил лебедями. А я в этой поездке увидел разрушенные крестьянские гнезда, и такая появилась у меня ностальгия. Сделал цикл «Сибирская деревня», где листы назвал «На краю», «Заросшие ворота», «Разоренное гнездо»… Это мое размышление о том, что происходит в наши дни.

– Жители глубинки имеют возможность увидеть результаты вашей работы на их малой родине?

– В Усть-Ишиме мы с художником Иваном Желиостовым по итогам пленэра делали выставку. Люди пришли нарядные, мужики в белых рубашках, пиджаках. С собой привели детей и внуков. Реакция была очень эмоциональной. Кто-то говорит: «Ой, да это же мой дом!» Одна женщина покритиковала, что трубу не нарисовал. Но все не скрывали удовольствия, что попали на выставку. Людям хочется чего-то душевного на досуге, а они этим обделены.
– А как вы достигаете такой удивительной прозрачности пейзажей?

– Я не знаю, как ответить на этот вопрос. Пишу, да и все.

Жить в палатке? Согласен


– Пейзажисту невозможно работать без поездок?

– Отчего же? Можно. Я знаю интересных художников, которые всю жизнь живут в городе и находят темы и сюжеты. А я другой. Я люблю путешествовать, искать новые впечатления. Мне и горы нравятся, и озера, и леса, и поля.

– Бывает, и в палатке живете?

– По-разному. В поездке в Хакасию жили в палатке. Это неважно. Меня тянуло на природу и в молодом возрасте, и сегодня, в моем солидном. Когда долго никуда не езжу, начинаю болеть, настроение падает. Хочется больше увидеть, почувствовать.

– Предпочитаете спокойный среднерусский пейзаж экзотике?

– Скромная природа очень богата по содержанию. Я не люблю вычурности.

– Бури, скалы – это не ваше?

– Смотря какие скалы. Мне как-то один кавказец говорит: «Нарисуйте мне картину. Я хочу, чтобы скалы были, водопад, орел летал и тигр под пальмой лежал». Я говорю: «Я так не умею». – «А я думал, вы художник». Скалы можно изобразить, но нужно найти обобщенный пластический образ, чтобы не вышло подобия фотографии.

– Выставка – как карта ваших путешествий: древние русские города, Тюменский Север, Алтай, Тува, Башкирия, Казахстан, почти вся Сибирь… А где еще хотели бы поработать?

– На Байкале, Дальнем Востоке, Сахалине – там, где еще не был. На пленэре живописец с этюдником, а акварелист, как репортер, – с карандашом и блокнотом. Но вместо записей – зарисовки, множество «почеркушек», которые используешь потом в тиши мастерской. Как можно больше увидеть, впитать, пережить – такова работа художника на пленэре.

Философия в красках

– Искусствоведы говорят, что вы раздвинули выразительные границы акварели. И у вас появились философские произведения. Серия листов «Башкирские камни» совсем не похожа на лирические пейзажные работы.

– Кому-то эти работы кажутся абстрактными, но это не так. Они основаны на конкретном материале. Я не хотел просто срисовывать камни.

– А о чем говорят камни Башкирии?

– Ну вот в одной из композиций они ассоциируются с цветами, бабочками и говорят о красоте, спокойствии, гармонии. А красно-черные композиции более
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Сумароков Станислав

Сумароков Станиславбуквоед и любитель изящной словесностиО свободе прессы в сереньких конвертах

Немного перефразирую классика: «Уж сколько раз твердили ...
Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области«Потеря связи населения со своим депутатом создает серьезные проблемы».

Что не получают жители, если не выходят на встречи со своим ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"Каждый должен оставить свой след в истории Омска

Фонд «Город будущего» открывает в центре Омска общественную ...

Все авторы блогов

Loading...