Семейная реликвия

Семейная реликвия

Дата публикации 22 апреля 2015 11:48

«Зовут меня Любовь Иннокентьевна Бакулина (Шелковникова). Мне 78 лет. Как-то у племянника прочитала вашу газету, очень мне понравилась. Теперь выписываю сама. А обратилась в редакцию для того, чтобы рассказать о наших семейных реликвиях.

Хотя какие там реликвии! Жили всегда скромно. Да и не задумывались ни о чем таком. Это сейчас, в старости, понимаешь, как важно не потерять свои корни, сохранить частичку своей семьи. И уже дорожишь любым клочком, любой ниточкой, связывающей с предками нашими. Вот и о своем отце-фронтовике храним только память, старые фотографии да единственное письмо с фронта. Всего их было два. Второе забрала двоюродная сестра Елизавета Александровна Медведева. Проживала она в Улан-Удэ, работала учительницей в школе. Письмо отца она попросила для школьной комнаты славы.

Детство мое прошло в Бурятской АССР. До войны мы жили в поселке Нижний Ангарск Северо-Байкальского района. В семье было восемь детей. Я самая младшая. Отец был рыбаком, лесорубом, сестры работали на консервном заводе. Жили очень тяжело. А потом и вовсе война началась. И отца забрали на фронт. Взяли его в армию 11 февраля 1942 года в возрасте 45 лет. А уже в сентябре 1942-го мой отец Шелковников Иннокентий Иванович, 1897 года рождения, пропал без вести под Сталинградом. Потом получили на него похоронку.

Папу я совсем не помню. Мне было только пять, когда он ушел на войну. Все мои воспоминания – то, как его на санях увозили по льду, по Байкалу в Читу. Мы бежали за этими санями, и кто-то из сестер нес меня на руках. Позже мне рассказывали, что я очень сильно плакала. Видно, что-то уже понимала. От отца мы успели получить два письма. Из первого узнали, что везут его в сторону Сталинграда. В письмах стояли многоточия. В войну нельзя было ничего такого писать. И они договорились с мамой, что он будет ставить точки. Второе письмо было все в саже. Почему?  Этого мы так и не узнали. Есть в этих письмах и строчка про меня: «Целую Любочку заочно тысячу раз». Как же часто я это перечитываю! Также отец радовался, что пока не забирают на фронт сына Гошу, волновался из-за того, что не получал писем с фронта от сына Володи. Надеялся, что отпустят домой на время уборки урожая. А еще просил в письме прислать табак. Вот что он писал: «Табак дают редко, пошлите, может, получу, пошлите в конверте, насыпьте хоть на одну папиросу. А то у нас случайно купишь папиросу, и десять человек потом ее курят».

У моей семьи целые десятилетия ушли на то, чтобы узнать что-то об отце. Куда только не писали! Но информацию о нем все же нашли. Меня признали сиротой войны. А не так давно я, как сирота войны, записалась в областной организации «Сироты ВОВ» в список, чтобы съездить на Мамаев курган в Волгоград. Это моя мечта. Там, говорят, есть памятник Неизвестному солдату. А значит, и памятник моему отцу».
 

©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Сумароков Станислав

Сумароков Станиславбуквоед и любитель изящной словесностиО свободе прессы в сереньких конвертах

Немного перефразирую классика: «Уж сколько раз твердили ...
Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области«Потеря связи населения со своим депутатом создает серьезные проблемы».

Что не получают жители, если не выходят на встречи со своим ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"Каждый должен оставить свой след в истории Омска

Фонд «Город будущего» открывает в центре Омска общественную ...

Все авторы блогов

Loading...