«Библионочь» в Омске, или Свободный вход в «аптеку для души»

«Библионочь» в Омске, или Свободный вход в «аптеку для души»

Дата публикации 27 апреля 2015 09:17 Фото Сергей Мельников

Омская библиотека имени Пушкина доказала, что ночь может быть не только томной, но и умной. В ночь на 25 апреля в качестве гостеприимных хозяев «Пушкинки» выступили Ломоносов, Карамзин и, собственно, сам «гений русской словесности».
«Библионочь» началась как положено, вечером, в 20:15, и где положено, в фойе библиотеки имени Пушкина. Музыка, естественно, классическая: сначала «Цыганские напевы» Сарасате из компьютера, затем, когда в игру вступила Омская филармония, вживую зазвучал Свиридов в исполнении струнного оркестра. Ожившие скульптуры русских классиков (Пушкина, Карамзина и Ломоносова) в качестве ведущих были забавны. Хотя актеры, исполнявшие «классические» роли, до портретного сходства с оригиналами весьма ощутимо не дотягивали. Но благо обильная публика, заполнившая «Пушкинку» в «Библионочь», была подготовленной, так что метафора перевоплощения состоялась.   


     
Любопытной была и режиссура ночного праздника книголюбов. Библиотека как бы представляла собой эдакий трехтомник, в котором каждый том имел собственную содержательную и стилистическую направленность. Первый стилизованный том был посвящен собственно библиотеке — новому зданию «Пушкинки», в «Библионочь» ему исполнилось 20 лет. Второй был призван олицетворять контакт эпох. Третий, и это вполне объяснимо, был посвящен 70-летию Победы.



Правильность такой подачи подтвердила высокая посещаемость. Если на прошлогоднюю «Библионочь» пришли 5 тыс. человек, то  эту почтили своим присутствие минимум 7 тыс. ночных библиофилов.    
 
Омская  «Библионочь» очень ясно обозначила, что вопреки интернету, санкциям и клиповому мышлению библиотеки в России еще есть и умирать, к счастью, не собираются. А директор библиотеки Александр Ремизов так прямо и сказал, что ни Всемирная паутина, ни сплошная оцифровка всего и вся не сумеют победить или заменить ту самую обыкновенную и вроде бы архаичную книгу. Детище Иоганна Гуттенберга благополучно переживет «цифровое нашествие», как на протяжении веков пережило книжные костры религиозных или политических фанатиков. Как артефакт культуры книга — вот эта вот, с шелестом страниц и неповторимо-изысканным запахом переплета, — была, есть и будет востребована. И не только как носитель информации, но и как артефакт человеческой культуры. Может быть, в одном из высших ее, культуры, проявлениях. А библиотека априори выступает хранилищем не только текстов, но и культуры.


 
«Тогда, в девяностые, возведение “белого парусника” нового здания библиотеки Пушкина было воистину событием. И сегодня мы его отмечаем не просто каким-то формальным собранием, а вот этой мощнейшей акцией “Библионочь-2015” в 20:15. Это наш подарок и самим себе, и всем, кто любит книгу»,
— вполне законно гордится событием директор библиотеки Александр Ремизов.  
 


Ведь совершенно не случайно публичные библиотеки во всем мире воспринимаются не просто как кладовые информации, но, простите за трюизм, как очаги культуры и просвещения. Может быть, в мегаполисах это и не так заметно, но «Библионочь» — это повод вспомнить о ситуации с российскими библиотеками вообще.     
 
Еще в 2012 году президент Всероссийской библиотечной ассоциации Владимир Фирсов отмечал, что одна из основных проблем развития библиотечного дела — это состояние сельских библиотек. По его мнению, библиотечное дело в России страдает «столицецентризмом».
 
«Мы представляем себе, как работают библиотеки на примерах того, как они работают в столицах — в Москве, в Петербурге — или вообще в крупнейших городах. А вместе с тем из сорока пяти тысяч доступных библиотек в России тридцать пять тысяч находятся на селе. И это очень часто единственное общедоступное учреждение культуры в поселении! Поэтому нуждается оно во всяческой поддержке», — сетует Владимир Фирсов. 
 
И в этой связи библиотечные коллизии смыкаются с управленческими.
 
И корень проблем, считает «библиотечный президент», в том, что сельские библиотеки в своем подавляющем большинстве, на 99,9%, находятся в собственности муниципалитетов. Отсюда возникают формальные основания для следующего: воля губернатора не имеет прямого или директивного значения для библиотек, которые находятся на балансе муниципалитетов, руководство которых вспоминает о библиотеках далеко не в первую очередь. Но это было просто отступление о грустном, о чем в праздник вспоминать не принято. (Хотя это и постпраздничные заметки.)
 
Одной из самых больших библиотек за всю историю человечества является Библиотека Конгресса в Вашингтоне. Библиотека насчитывает более 75 миллионов наименований, включая книги, фотографии, записи, музыкальные композиции.

 
Но все-таки хочется порассуждать о триумфе традиционной книги. Разумеется, рациональные соображения вроде бы подсказывают простое решение — оцифровать все книги, особенно раритетные, и выложить в свободный доступ. Но здесь помимо эстетских или культурологических возражений возникают еще и юридические. Предоставление информации в электронной форме для всеобщего доступа относится исключительно к правам авторов. Поэтому вопрос перевода и предоставления в общее пользование книги включает в себя огромное количество взаимосвязанных проблем между обладателями и потребителями, провайдерами, дистрибьюторами. Это, оказывается, просто невозможно — вот так взять и перевести книги в электронный вид, сделать для всех доступными.  К тому же есть книги, представляющие из себя такую огромную художественную, ювелирную, полиграфическую ценность, что перевод в текстовый файл им просто не грозит.


 
Кстати, в Омской государственной областной научной библиотеке имени Пушкина таких раритетных и сверхценных книг более пятисот.
 
Самая древняя известная человечеству библиотека была составлена в ассирийской столице Ниневии по приказу царя Ашшурбанипала в VII в. до н. э. Обнаруженная археологами в  XIX века часть библиотеки состоит из 25 тысяч глиняных табличек с клинописными текстами.

А вообще, книжный фонд библиотеки имени Пушкина составляет около 3 миллионов томов. И к тому же книги как люди: их подлинная ценность определяется отношением к ним. Но вот самой древней книгой нашей «Пушкинки» является «Октоих» издания 1638 года. Так что «Библионочи» в Омске воистину было что показать.  
 
А вот пример того, как на самом деле нужно относиться к библиотекам,  нам показал  фараон Древнего Египта Рамзес II еще в XIII веке до нашей эры. Над золотым входом в созданную Рамзесом библиотеку  была высечена надпись «Аптека для души».
 
Сергей Брысин
 
 
 
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области Праймериз как точная наука

Между настоящими выборами и предварительным голосованием ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"9 мая — особенный для омской промышленности день

О том, что в годы Великой Отечественной войны Омск стал одним ...
Хомутских Артем

Хомутских Артемспортивный журналистКак сборная Франции по фехтованию Сибирь постигала

Теперь мастера клинка из Франции представляют, какой ценой ...

Все авторы блогов

Loading...