Сергей Флягин: «Умейте слушать тишину»

Сергей Флягин: «Умейте слушать тишину»

Дата публикации 29 июля 2015 11:04

Ведущий солист балета Омского музыкального театра о славе и о том, как открыл в себе дар драматического артиста.

В музыкальном театре – премьера. Свой 68-й сезон театр закрывает постановкой балета «Идиот» по одноименному роману Федора Михайловича Достоевского. Главную партию – князя Мышкина – в спектакле танцует ведущий солист балета, заслуженный артист России Сергей Флягин.


Князь с душой ангела


– Сергей, образ князя Мышкина – это продолжение одной из ваших предыдущих ролей или рисунок с чистого листа?


– Роль князя Мышкина не хотелось бы сравнивать ни с какой другой. Я уже работал с балетмейстером-постановщиком Надеждой Калининой в спектакле «Шинель», поставленном по повести Николая Гоголя. Кому-то может показаться, что князь Мышкин – это продолжение моего Акакия Акакиевича Башмачкина. Но это совершенно не так. В балете «Идиот» мне надо проявить себя как человека, который любит женщину не по-мужски, а как ребенка. Любит любовью ангела. Мой Мышкин в душе ангел. С Надеждой Калининой всегда работается тяжело, но эта работа приносит удовольствие, позволяет артисту раскрыться внутренне, развивает интеллектуально и физически. Мы знаем хореографию Надежды Станиславовны, знаем, чего она хочет от артистов.


– Однажды вы сказали, что открыли в себе дар драматического артиста, работая над балетом «Шинель».


– У меня и до Акакия Акакиевича были партии, которые несли в себе драматическую основу: это Модест Алексеевич в «Анюте», Юродивый в «Юноне» и «Авось». Главная фишка в том, как балетмейстер умеет раскрыть артиста. Некоторые хореографические моменты можно показать техникой, но для Калининой главное – драматизм, эмоция.


– И для зрителя, наверное, тоже.


– Конечно. Одно из последних высказываний Майи Михайловны Плисецкой по сути своей звучит так: невозможно на сегодняшний день донести до зрителя балет лишь одной техникой. Всегда в образе должен быть драматизм: и любовь, и ненависть. Почему русский балет был всегда «впереди планеты всей»? Потому что наши артисты балета исполняют свои роли в первую очередь как драматические артисты.


Артистов надо ценить


– В балете «Анюта» замечательная литературная основа – рассказ Антона Павловича Чехова «Анна на шее». Звучит прекрасная музыка Валерия Гаврилина. А можно ли в балете музыку сделать зримой?


– Для этого нужно воспитывать зрителя. А он у нас разный. И до него порой сложно донести литературное произведение, а уж музыку тем более.
– А омский зритель какой?


– Благодарный. Я пришел в театр в 1993 году, и та публика, которую я увидел, сохранилась до сих пор. Мы пытаемся воспитывать нового зрителя в тех же традициях – так, чтобы артистов ценили.


– То, что вы сейчас говорите, относится и к необалету «Страсть», поставленному по мотивам романа Льва Толстого «Анна Каренина» и наделавшего немало шума в театральных кругах?


– Я рад, что познакомился с балетмейстером-постановщиком этого спектакля Дмитрием Генусом. У него своеобразная специфика постановки. Он не требовал от нас хореографии. Он требовал жизни. «Как в обычной жизни живешь, как несешь свою любовь и ненависть – точно так же покажи это на сцене», – говорил он мне. Необычный спектакль, но, к счастью, нашелся и его зритель. Многие сетовали вначале на паузы в спектакле. Так вы умейте читать их, умейте слушать тишину! Проще всего хлопнуть сиденьем, плюнуть и уйти. Тишина и сценическая пауза – это тоже видение, тоже работа, это уважение зрителя к артистам.


– Правда ли, что, придя в театр девятнадцатилетним артистом, вы сразу вошли во все спектакли репертуара, включая оперы и оперетты?


– Да. Это был настолько богатый опыт, как моральный, так и профессиональный, что, я считаю, мне крупно повезло. Становление артиста балета идет постепенно, как бы по ступенькам. Знаю многих солистов, которые начинали в театре монтировщиками, артистами кордебалета. Я считаю, что артист должен пройти все ступеньки – от А до Я. Благодарен труппе нашего театра, администрации, своим педагогам-репетиторам за их бесценные уроки.


Не сломаться внутри


– Сергей Валерьевич, вы ведь еще и руководитель детско-юношеского концертного хореографического коллектива «Мир танца». Как вы с этим справляетесь?


– Руководить людьми очень тяжело. В «Мире танца» я увидел, что такое зависть, звездность… Вот тогда я вывел свое понимание слова «звезда». Для меня это те люди, которые не знают, что они звезды. А те, которые знают, не достойны ими называться. Вот и все. Я никогда не считал себя звездой. Может быть, поэтому у меня и есть возможность идти вперед. В «Мире танца» мы работаем вместе с моей женой Леной. У нас прекрасный тандем. Лена взяла на себя всю административную часть дела, то, в чем я совсем не силен.


– Есть такое выражение: «балетный ад».


– Для меня существует только балетный рай. Я в нем живу, получаю от этого удовольствие. Мне 40 лет, и я продолжаю танцевать. А для кого-то это ад. Балет не позволяет расслабиться. Он требует постоянной тренировки. Если дашь себе слабину –  считай, что пропал как артист балета. Тебя затопчут, и ты упадешь с высокой лестницы вниз.


– Что сильнее всего ранит артиста?


– Любая мелочь может глубоко ранить: партию не дали, грубое слово сказали. Кто-то не ломается, а кто-то начинает выгорать изнутри. Я, например, всю жизнь борюсь с собой. Изначально у меня не было физических данных для занятий балетом. Мама заставляла меня каждый день садиться на шпагат. Вот это был для меня ад. Но я выдержал. Поэтому, наверное, сегодня у меня все хорошо. Меня поддерживает и защищает в жизни моя семья.


– Скажите, а какие чувства испытывает человек, именную звезду которого открывают перед входом в театр, где он служит?


– Я всегда отношусь к этому с какой-то неловкостью. Это приятно моей семье, моему ребенку. Это плюс театру, потому что его артист удостоился такой чести. Но голову от этого мне не сносит.


– Своего сына Сережу вы видите артистом балета?


– Пока нет. Хотя задатки драматического артиста в нем есть. В этом году сын пойдет в первый класс и в будущем, думаю, сам выберет себе профессию.

Маргарита Зиангирова

Фото Андрея Бахтеева

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Барьер для тарифа

Барьер для тарифа

С 1 июля средний рост коммунальных услуг по Омской ...

К 100-летию «Омской правды»

Летопись века

Летопись века

В прошлом номере мы рассказывали, о чем писала ...

Информбюро

Праздник на нашей улице!

Праздник на нашей улице!

Третий год подряд улица Чокана Валиханова на один ...

Власть

«Учиться работать в новых условиях»

«Учиться работать в новых ...

Глава Росавтодора проинспектировал ремонт омских ...

Социум

 «Такой народ нельзя победить!»

«Такой народ нельзя ...

Омичи приняли участие во всероссийской акции ...

Село

Перекупщик должен уйти

Перекупщик должен уйти

Новая система сертификации животноводческой ...

Культура

Казацкому роду нет переводу

Казацкому роду нет ...

В Омской области 1 июля открывается новый ...

Наследие

Омские крылья «Нормандии – Неман»

Омские крылья «Нормандии ...

В этом году исполняется 75 лет со дня формирования ...

Спорт

Вернулись с Кубком

Вернулись с Кубком

Шесть медалей выиграли омские спортсмены на ...

Образование

Шаг в Будущее

Шаг в Будущее

Выпускные вечера в регионе прошли не только для ...

Спецпроекты

Здравствуйте,  я ваш участковый!

Здравствуйте, я ваш ...

Журналист «ОП» попробовал себя в роли стажера ...

Крупным планом

Юрий Трофимов: «Омск был, есть и останется культурной столицей Сибири»

Юрий Трофимов: «Омск был, ...

Недавно назначенный на должность министра культуры ...

Добавить комментарий
Загрузка...

Блоги

Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистНетуристическая Грузия

Цхалтубо – как санаторная легенда Советского Союза ...
Борис Никонов

Борис НиконовНаблюдательный омичОмский «Зорро» выбился из сил?

Мы знаем, что законы логики обычно действуют в политике ...
Денисов Дмитрий

Денисов Дмитрийпреподаватель информатикиКакие загадки хранит старый хутор: за чертом на спутнике

Продолжаем исследовать историю Омского опытного хутора ...

Все авторы блогов