Сергей Зубенко: «Я так гаркнул, что все вздрогнули»

Сергей Зубенко: «Я так гаркнул, что все вздрогнули»

Дата публикации 9 декабря 2015 11:28 Автор Светлана Васильева Фото Евгений Кармаев

Актер Омского ТЮЗа о съемках в фильме «Тихий Дон».

Нужны были незасвеченные лица


– Сергей, как вы попали в съемочную группу «Тихого Дона»?


– Абсолютно случайно. Кастинг-директор ездила по России, приходила в театры, по фотографиям выбирала, с кем встретиться.


– Искала характерные лица?


– Искала лица, не засвеченные в ситкомах, телесериалах. У режиссера Сергея Урсуляка был принцип: снять в этом фильме новых артистов. В «Тихом Доне» только несколько звезд. Сергей Маковецкий – друг режиссера, с которым они учились вместе. Он только в одном фильме Урсуляка не снимался. Людмила Зайцева – известная актриса, но давно не работала в кино. Дочь Сергея Владимировича, сыгравшая Наталью, год назад окончила Щукинский театральный институт, он ходил на экзамены, там присмотрел Полину Чернышову на роль Аксиньи.


– Было ли важно, чтобы актер был казачьего роду-племени?


– Нет. Сергей Владимирович Урсуляк рассказывал, как проходил кастинг в Москве. Каждый день – огромный поток, как на экзамены в театральное училище.

И каждый второй говорил: «У меня в роду казаки». Режиссер устал это слушать и для прикола повесил надпись: «Я знаю, что у вас в роду были казаки».
– А на самом деле у вас были среди предков казаки?


– Не было. Мой прадед был сослан в Сибирь на каторгу. Через десять лет ему разрешили поехать домой за своей любимой, и он привез с Украины суженую, которая столько времени его ждала. Здесь родился дед, и сам я родом из Омска.


– Ваш герой Сотник – грозный, громогласный казак. Какие задачи ставил режиссер?


– В кино все рождается на площадке. У меня два эпизода: принятие присяги в третьей серии и выборы атамана в седьмой. Когда на репетиции я буквально гаркнул свой текст, актеры, стоявшие напротив, вздрогнули. Сергей Маковецкий сказал, что я сразу ухватил суть образа. Но я же готовился. А снимался эпизод часа четыре. В сцене участвовало 150 человек. Было холодно, ветер – под 30 метров в секунду. На актерах под шинелями утеплители, а местные кадеты из массовки продрогли. Я говорю: «Зато вам, мальчишки, на всю жизнь память будет». А в результате в фильме их почти не видно. В кино так бывает.


Шашка из музея


– Где проходили основные съемки «Тихого Дона»?


– Недалеко от станицы Вешенской построили четыре хутора, один потом, как это было написано Михаилом Шолоховым, сожгли. Я снимался в станице Еланской. Она была раньше многолюдной, а сегодня остались только четыре дома и церковь на холме, причем действующая. Дома в стороне, в кадр не попадают, а огромный хутор выстроен был по старым фотографиям.


– Большие затраты…


– Но ведь и роман – эпопея. В фильме Сергея Герасимова на первом плане – история любви. Но многое ведь непонятно: почему Григорий пошел к красным, а потом опять оказался в рядах белоказаков? У Шолохова есть эпизоды реально страшные.


– В 1958 году не все дозволено было показывать…


– Потому и стояла задача рассказать всю правду. Сначала решено было снять десять серий. Денег хватало на восемь. Сергей Урсуляк не знал, как быть. И пошли с продюсером на такую хитрость: смонтировали две серии из нарезки и показали людям, от которых зависело решение. В результате вышло четырнадцать серий.


– Как решалась задача показать казачий быт во всех подробностях?


– Была большая группа консультантов. Находили раритетные вещи. Например, у старшего Коршунова в фильме – настоящий атаманский посох из музея, у меня – старинная шашка. Когда я первый раз прилетел на съемки, из аэропорта ехал с иеромонахом Исидором, настоятелем одного из петербургских монастырей. Он раньше консультировал Павла Лунгина на фильме «Остров» и рассказывал, что ради достоверности там было немало переделок. А для сцены присяги в «Тихом Доне» он вез облачение священника из православного музея и подлинную книгу, в которой напечатана присяга казаков государю. Кстати, отец Исидор, узнав, что я из Омска, обрадовался: он, в миру Игорь Минаев, после окончания театрального училища им. Щукина полтора года работал в Омской драме.


– Трудно было актерам освоить местный говор?


– Исполнители главных ролей полгода в Москве занимались этим со специалистом и столько же времени учились скакать на конях. А на съемках был такой Митя, который следил за речью. Подходит ко мне на репетиции и подсказывает: «У нас неправильное наречие. Нужно говорить: «Грабить нашу достоянию и имушеству». Или: у нас бы сказали: «А теперь с Богом, молодцы!» А у них – ударение на последнем слоге – молодцы.


– А как местные жители относились к съемкам?


– Ревностно следили за происходящим. Когда еще за год до съемок ростовские журналисты спросили Сергея Урсуляка, что будет самым трудным в съемках этого фильма, он ответил: «Что все местные казаки точно знают, как делать фильм «Тихий Дон». Еще живы те, кто в молодости снимался у Герасимова». Действительно, местные пристально следили за работой. Фотографировали процесс съемок, выкладывали на своих страничках в социальных сетях. Сурового вида казачки и мне потом прислали фотографии.


– В Интернете немало критики, сравнений в пользу старого «Тихого Дона»…


– Но и когда снимал Герасимов, были разговоры, что Нонна Мордюкова сыграла бы Аксинью лучше. Григорий-Глебов там сразу видный, харизматичный мужчина, актеру было под 40. А Урсуляк хотел показать обычного хуторского парня, которого время ломало через колено, и то, что происходит с человеком в стихии братоубийства. Но и хороших отзывов немало. Главное, люди заинтересованно смотрят фильм. Свой, а не американскую ерунду. Сергей Урсуляк убежден, и я с ним согласен, что классику нужно переснимать.


– Какой была атмосфера на съемках?


– Работа была организована очень четко, как на заводе. Меня поразила слаженность съемочного процесса и хорошее настроение всей команды. Нервной обстановки не было. Стояли трейлеры: в одном – костюмерная, в другом – грим, в третьем выдавали оружие. Если актер настраивается сняться в большой сцене, его никто не отвлекает. А в перерывах – общение, шутки-прибаутки. Очень свободная обстановка. Исполнителям главных ролей было нелегко. Они же все заняты в театрах, Евгений Ткачев работает в Театре наций и играет в «Сатириконе». Я летел с ним в Москву. Он говорит: «Вот приеду домой в восемь, посплю до часу, потом репетиция в театре, спектакль – и на такси в аэропорт, завтра – съемка. А я видел его расписание: грим – в четыре утра.


Не повторяться!


– Это ваш первый опыт в кино?


– Нет. В 1982 году, когда я вернулся из армии в Иркутское театральное училище, к нам приехал Евгений Евтушенко. Он искал актеров в свой фильм «Детский сад». В паре с Таней Гончаровой мы сыграли большой эпизод, когда играют свадьбу с женихами, уходящими на фронт. В 2006 году было приглашение к Андрею Звягинцеву в эпизод фильма «Изгнание». Прилетел в Молдавию, и там смешная история вышла. Все встречали и говорили: «Наконец-то приехал». А оказывается, Андрей Звягинцев повесил на стену мою фотографию и сказал: «Этот человек уже утвержден в мой фильм». Съемки были отложены на два года, а фотография висела. Когда был отснят мой эпизод, Андрей сказал: «Сделаем из него маленькую роль. Съемки через неделю». А у меня в кармане билет на завтрашний авиарейс, мне в Омск, в «Пятый театр» нужно. Так и улетел. А когда фильм вышел, моего эпизода в нем не оказалось. Ну, еще в Омске снялся у Игоря Михайлуся, ученика Владимира Хотиненко, в его дипломном фильме «Дорога».


– Чем театральному актеру интересна работа в кино?


– Любой новый опыт интересен. Мне жалко тех коллег, кто все время работает на одном месте, не бывает на фестивалях, у кого всегда один режиссер. Мне довелось путешествовать, работал в Иркутске, Волгограде, Челябинске, Красноярске. Осел на 18 лет в «Пятом театре», зато с какими режиссерами довелось поработать: Иваном Поповски, Анатолием Праудиным!


– У вас запоминающаяся внешность. Как удалось избежать рамок одного амплуа?


– В театральном училище уже примеряют: этот будет герой, этот характерный актер. А мне в моем первом театре – Иркутском ТЮЗе – режиссер Вячеслав Кокорин говорил: «Сережа, тебя заштамповать очень легко. Бойся похвалы». Очень важно не повторяться.


– В «Пятом театре» вы сыграли 20 ролей. Какие спектакли были особенно по душе?


– Конечно, люблю «Повести Белкина», «Кавказский меловый круг». Часто вспоминаю работу с Иваном Поповски в «Пугачеве». Нашли свидетельства о телохранителе Пугачева Топорике, и этот кровавый персонаж, наслаждающийся убийствами, опровергал актерское правило: играешь злодея, ищи, где он добрый. Я играл ужас злодейства. А в «Пяти вечерах» в постановке Константина Рехтина был лирическим героем, сыграл Ильина. И очень любил спектакль «Кроткая», в котором играл главную роль. Грех жаловаться, работы было много.


– Но вы ушли в ТЮЗ. Почему?


– Приехал Владимир Золотарь, которого я знал как талантливого, грамотного, тактичного режиссера. За прошлый сезон в ТЮЗе десять премьер, я занят в семи.


– Среди них спектакль-вербатим «В Авангарде» про фанатов хоккейной команды. А правда, что болельщики на вас обиделись за роль Антифаната?


– Во время второго показа кто-то из зала выкрикнул: «Ну ты же сам болельщик…». Да, у меня много лет абонемент на матчи «Авангарда». А тут должен был доказывать на сцене, что хоккей – это зло. Но лидер фанатов Олди меня понял. Сегодня любят все ниспровергать, вот и про «Тихий Дон» пишут в Интернете, что это зло, и деньги можно было потратить на что-то другое. Недовольные всегда есть, одного я представил. Что ж, лучше ничего не делать?

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Первая высота Игоря Малиновского

Первая высота Игоря ...

Омский спортсмен в этом году смог пробиться в ...

К 100-летию «Омской правды»

Из века – в век

Из века – в век

«Омская правда» отметила столетие праздником в ...

Информбюро

В ожидании тренера

В ожидании тренера

«Авангард» расторгает контракты со штабом ...

Власть

«Два региона объединяют общие планы»

«Два региона объединяют ...

Губернатор Виктор Назаров и аким Булат Бакауов ...

Экономика

Баланс возможностей

Баланс возможностей

По итогам мартовских поправок бюджет Омской ...

Политакцент

Крымская весна

Крымская весна

Омичи отметили третью годовщину воссоединения ...

Социум

Дорога как судьба

Дорога как судьба

Потомственный машинист Эдуард Куркин почти 40 лет ...

Село

Репутация дорого стоит

Репутация дорого стоит

Как на Тюкалинском маслосыркомбинате борются за ...

Культура

«Неизвестный Бабель! Впервые в России»

«Неизвестный Бабель! ...

Спектакль «Мария» Омского театра драмы произвел ...

Спорт

Наталья Казанцева: «Между поединками еще успевала покормить трехмесячного сына»

Наталья Казанцева: «Между ...

Восьмикратная чемпионка России и победительница ...

Образование

Полмиллиона за идею

Полмиллиона за идею

По итогам всероссийского конкурса «УМНИК» ...

Спецпроекты

«Омская правда» в моей судьбе

«Омская правда» в моей ...

Продолжаем публикацию писем читателей.

Крупным планом

Омичи затаили дыхание

Омичи затаили дыхание

Контролирующие органы третью неделю ищут виновника ...

Добавить комментарий

Блоги

Сумароков Станислав

Сумароков Станиславбуквоед и любитель изящной словесностиО свободе прессы в сереньких конвертах

Немного перефразирую классика: «Уж сколько раз твердили ...
Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области«Потеря связи населения со своим депутатом создает серьезные проблемы».

Что не получают жители, если не выходят на встречи со своим ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"Каждый должен оставить свой след в истории Омска

Фонд «Город будущего» открывает в центре Омска общественную ...

Все авторы блогов