Иван Краско: «Я неизлечимый оптимист»

Иван Краско: «Я неизлечимый оптимист»

Дата публикации 13 января 2016 11:49 Автор Светлана Васильева Источник фото piechaslipu.wz.sk

Народный артист – о ролях, сыне и свадьбе под 85-летний юбилей.

Хороший человек


– Иван Иванович, вы сыграли в спектакле «Утоли моя печали», который театр им. В. Ф. Комиссаржевской привез в Омск. Это правда, что, предлагая вам главную роль, режиссер сказал: «Потому что вы хороший человек»?


– Так и было. Я переспросил: «Хороший актер?» Он сказал: «И актер. Но прежде – человек». Спектакль оказался долгожителем, он идет уже 15 лет.


– А что такое хороший человек по-русски?


– На мой взгляд, это патриот, но не безмозглый, а гражданин своей страны, понимающий, что неправильно в нашей жизни. В нем  русское терпение и смирение, но и бунтарь в нем есть, если нужно бороться за справедливость. Совестливый человек, не изменяющий себе ради выгоды.


– Вы назвали роль исповедальной. Какие еще роли за 50 лет работы в театре так много для вас значили?


– Сократ в спектакле «Тише, афиняне!», Джесси в спектакле «Влюбленный лев», Билл в «Продавце дождя», Эдгар в «Играем Стринберга»…


– Как вы работаете над ролью?


– Когда-то на экзамене по марксизму-ленинизму я сказал преподавателю, что диалектика очень важна для артиста. Он очень удивился, а я объяснил. Не раз читал в воспоминаниях великих актрис, что вот не получалась роль, а однажды она проснулась, и дело пошло. «И при чем здесь диалектика?» – спросил преподаватель. – «А при том, что работает закон перехода количества в качество. Накапливается информация о персонаже, если, конечно, работать над ролью, обдумывать, читать, соображать». Я созреваю не сразу, и никогда не форсирую работу. Вот ставился у нас спектакль «Продавец дождя» Ричарда Нэша. Мой герой – романтик, который забредает на американское ранчо, где страдают от засухи, и говорит: могу сделать так, что через два дня пойдет дождь, много не возьму – 46 долларов 50 центов. Режиссер говорит: «Иван Иванович, вы не романтик, вы человек конкретный». Я ему: «Это вы так понимаете романтику, а я по-другому» – «Как же?» – «Мой герой крепко стоит на земле, он знает метеорологию. И он любит людей, хочет им помочь и не грабит, берет малую толику за свои прогнозы».


– А вы, Иван Иванович, романтик?


– Наверное. Во всяком случае, неизлечимый оптимист.


– Часто спорите с режиссерами?


– Не спорю, предлагаю. Вот ставил у нас «Доходное место» Игорь Коняев. У меня роль Вышневского, по Островскому, это старик с признаками подагры. Режиссер говорит: «Он негодяй и мерзавец». А я – по Станиславскому: в плохом ищи хорошее. Старик не дает племяннику денег, говорит: «Ты сначала поживи». И было в роли одно место, где мой герой прав. Он обрушивается на общественное мнение: «Обществу все равно, на какие средства ты живешь, лишь бы вел себя прилично…» Это звучит так современно. Я на репетиции взорвался, а режиссер говорит: «Довольно странно вы трактуете своего героя». А я отвечаю: «А если его система задавила и хороший человек стал жить, как все?» – «А как мы это докажем?» – «Это уже доказал Островский, позволив Вышневскому умереть на сцене. Для любого христианина это знак». Потом при обсуждении спектакля режиссер сказал, что я всех удивил, так глубоко копаю.


– А вы не боитесь умирать на сцене?


–  Про меня говорят: ничего он не боится, даже смерти.


«Сын был очень добрым человеком»


– В спектакле «Утоли моя печали» – конфликт отцов и детей. Но ведь у вас в жизни не было такого опыта? Сын Андрей пошел по вашим стопам…


– Конфликта не было, а распри с Андрюхой по поводу дисциплины были. Я, конечно, с детства хотел привить ответственность. Помню, пошел он в первый класс. Бужу в понедельник: пора в школу. А он спрашивает: «Папа, и так каждый день?» Стали мы вместе считать, сколько я учился: семь лет в школе, три –
на подготовительном, четыре – в высшем военно-морском, потом три – на филфаке университета и четыре – в театральном институте. Вышло: 21 год. Он говорит: «А мне семь. Это в три раза больше, чем я живу». И такая тоска в глазах. Когда Андрей работал в театрах «Приют комедиантов», Ленинского комсомола, бывало, срывал спектакли. Я узнавал, и мы ссорились.


Кто были у него кумиры? Даль, Высоцкий, Динара Асанова. И все рано ушли не оттого, что гении. При том напряженном образе жизни «диета» нужна была. А Андрей тоже как дорвался до работы – 13 фильмов в год…  


– Но актер был прекрасный. И тоже лицо выдавало хорошего человека.


– Он был очень добрым. И за десять лет безвременья, когда приходилось отливать плиты на могилы, заниматься извозом, шить джинсы, он совершенно не озлобился, никого не винил. И получилось, что он, как и полагается профессионалу, копил впечатления и оказался совершенно готовым к активному творчеству.


– Были роли, которые вас восхищали?


– Конечно. Я не был на его студенческом спектакле по Шукшину, но принял к сведению похвалы. А когда он снялся у Саши Рогожкина в «Блокпосте», сделал ему замечание: «Что ж ты пьяного сыграть не мог. Знаешь ведь, как это бывает». Он покраснел. Картину держали год на «Ленфильме». А потом на просмотре в Доме кино я понял: он играет такую обиду на генерала-предателя, что водка не берет. И извинился перед сыном. А фильмом «72 метра» Андрей меня окончательно покорил. Устроили просмотр для высшего военно-морского состава. И меня представили, как отца. А я от волнения слова сказать не мог.


– Вы и играли вместе.


– В последний раз он устроил мне такой сюрприз в фильме «Королевство кривых…». Я пришел на площадку и спрашиваю: «А кто из звезд у вас занят?» – «Да вот он идет». Смотрю – Андрей.


Китель на свадьбу


– Иван Иванович, вы пришли на сцену из морских офицеров. Нет более разных занятий, чем служба и лицедейство. Что привело вас в театр?


– Я с детства знал, что буду артистом. «Чапаева» смотрел раз 20. И думал: мне бы сыграть Чапаева не дали или я бы не смог, а Петьку точно сыграл бы. Но в деревне о таких мечтах надо молчать, иначе засмеют. И я тайком собирал ребят помладше и в лицах разыгрывал перед ними фильмы.
– А почему тогда пошли в военно-морское училище?


– Нужда заставила. Мама умерла, когда мне было десять месяцев, отец – через четыре года. Баба Поля болела, она сказала: «Доведу тебя до конца войны, Ванюшка, и уйду». А осуществить мечту помог маршал Жуков, начав сокращение флота.


– Что вам дал морской опыт?


– Закалку, физическую и духовную. Дисциплину, понятие чести и долга.


– Когда в театре или кино вам предлагают играть персонажей в форме, вы с удовольствием соглашаетесь?


– Конечно. В театре говорили: как только Иван Иванович надевает мундир симоновского генерала Серпилина, он становится другим человеком. Я же сутулый, а в форме фигура выпрямляется. Помню, как утверждали на роль майора Григорьева в фильме «Сержант милиции». Режиссера Герберта Раппапорта все на «Ленфильме» побаивались. Он работал в Голливуде, был очень знающим и суровым. Меня привели к нему, он спрашивает: «Как вы относитесь к форме?» Я говорю: «Для меня важнее содержание». – «Утверждены».


– Когда вы надеваете китель капитана-лейтенанта?


– Когда приглашают на встречи к морякам. А 9 сентября, за две недели до своего 85-летия, надел на свадьбу. Сюрпризом для невесты явился при параде. Словно в юность свою вернулся.


– Ваш брак со студенткой на 60 лет моложе наделал много шума в прессе. Как вы к этому отнеслись?


– Позвали на телеканал «Россия-1», и я вышел с фразой: «По улицам слона водили?». Там допустили бестактность, пригласив биологическую мать Наташи, а ее воспитывала другая женщина. Наташа была против этой встречи.


– Есть разные модели браков. У вас роль мужа-отца?


– Я сказал Наташе: «Я взял тебя под свое крылышко еще и для того, чтобы вернуть тебе детство». Меня оставила Наталья Николаевна, которая родила мне двух детей – Ваню и Федю, я благодарен ей за это. Я четыре года ждал, одумается или нет. Моя Наталья Александровна живет поэзией, мне первому читает свои стихи. Если состоится как актриса, буду рад, но она знает, что пристраивать я ее не буду, никакого блата.


«Убийц не играю»


–  У вас 150 ролей в кино. А есть такие, на которые вы ни за что не согласитесь?


– Не играю убийц. Мне был знак. Владимир Бортко предложил мне в «Бандитском Петербурге» сначала роль Антибиотика, а потом беспощадного убийцу Черепа. И на съемках 1 июля 1999 года у меня случился инфаркт. Потом через два года в фильме «Коррупция» предложили роль депутата-мафиози – у меня повторный приступ. С тех пор я злодеев не играю, и к кардиологу нет повода обращаться. Зовут, а я говорю, что не хочу давать таким персонажам свое лицо.    


– Среди ваших многочисленных наград есть орден Святой Татианы. За что вас им наградили?


– Я много читал на епархиальном радио «Град Петров» – «Войну и мир», «Детство» и «Юность» Льва Толстого. А особенно большое впечатление произвели воспоминания о войне Николая Никулина. Он работал в Эрмитаже и не хотел издавать рукопись при жизни. А когда умер, вышла книга с потрясающей, беспощадной правдой о войне. Мне говорили, что я прочитал так, как будто сам был на месте автора.


– Сергей Образцов говорил: «Я не понимаю, что такое заслуженный отдых. Перед чем нужно отдохнуть?». Вы с ним согласны?


– Да, я тоже не понимаю. Мой отдых по Ленину: «Активный отдых, товарищи». Столярничать люблю. Дома многое моими руками сделано. 

      
– По количеству лет актерской работы вы соревнуетесь с Владимиром Зельдиным?


– Уже есть такая шутка: в Москве – Владимир Михайлович, в Петербурге – Иван Иванович. Нет, я не соревнуюсь. Я один раз спросил Зельдина: «Это правда, что вы за всю жизнь ни одной рюмки водки не подняли, ни одной сигареты не выкурили? – «Правда». – «И не скучно?»…

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Инициатива поощряется

Инициатива поощряется

По предложению омичей в городе отремонтируют ...

К 100-летию «Омской правды»

Летопись века

Летопись века

Сегодня Омский музыкальный театр отмечает 70-летие ...

Информбюро

Время строить будущее

Время строить будущее

В Омске состоялся первый форум Российского ...

Власть

Власть должна слышать бизнес

Власть должна слышать ...

В рамках форума «Свое дело – твой успех» глава ...

Политакцент

Голоса в поддержку

Голоса в поддержку

28 мая каждый житель в рамках предварительного ...

Социум

«Сплотите ряды, ветераны…»

«Сплотите ряды, ...

В регионе продолжаются мероприятия, посвященные ...

Село

Хлебная работа

Хлебная работа

Земля всегда прокормит, если потрудиться.

Культура

Омичи увидели лучший  спектакль России

Омичи увидели лучший ...

На сцене академического театра драмы проходит ...

Спорт

Андрей Гисс: «Конным спортом занимаются люди в хорошем смысле больные»

Андрей Гисс: «Конным ...

Президент Федерации конного спорта и современного ...

Ситуация

Фарватер проблемы

Фарватер проблемы

В поселке Затон Черлакского района подтоплено ...

Закон и порядок

У «Арены» казаки

У «Арены» казаки

На омских дорогах снова появились комплексы ...

ЖКХ

Расчет не окончен

Расчет не окончен

Какие нормативы на ОДН ждут омичей?

Актуально

Мост без движения

Мост без движения

Капитальный ремонт Юбилейного начнется в ...

Правдивая история

Уединенье нараспашку

Уединенье нараспашку

Из записок омского журналиста.

Добавить комментарий

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области Праймериз как точная наука

Между настоящими выборами и предварительным голосованием ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"9 мая — особенный для омской промышленности день

О том, что в годы Великой Отечественной войны Омск стал одним ...
Хомутских Артем

Хомутских Артемспортивный журналистКак сборная Франции по фехтованию Сибирь постигала

Теперь мастера клинка из Франции представляют, какой ценой ...

Все авторы блогов