С прицелом на Берлин

С прицелом на Берлин

Дата публикации 4 мая 2016 05:14 Автор Александр Васин Фото Евгений Кармаев

Во время войны в здании Омского сельскохозяйственного института выпускали продукцию для фронта.

Когда мы говорим о предприятиях, работавших в Омске в годы Великой Отечественной вой­ны, чаще вспоминаем завод имени Баранова, эвакуированный из Запорожья, объединение «Полет», созданное в 1941 году на базе двух московских авиационных заводов, и завод имени Козицкого, эвакуированный в наш город в том же 1941 году из Ленинграда. Но мало кто знает, что в военные годы в Омске работало еще одно ленинградское предприятие.

Вуз – завод

Сегодня оно называется ЛОМО –  Ленинградское оптико-механическое объединение, известное многим начинающим фотолюбителям фотокамерой «Смена». Впрочем, в годы войны фотоаппараты являлись далеко не единственной продукцией, а заводские объединения работали преимущественно на оборону и находились в ведомствах либо НКВД, либо Народного комиссариата вооружений.

Когда фронт приблизился к Северной столице, в этих могущественных ведомствах было принято решение об эвакуации всех действовавших предприятий в глубокий тыл. Наиболее компактное оборудование механических заводов оказалось возможным разместить в зданиях вузов, поэтому новые предприятия возникли в областных центрах Урала и Сибири: в Свердловске, Новосибирске и Томске. В Омске предприятие разместили в главном корпусе сельскохозяйственного института.

За колючей проволокой

Недавно ушедший из жизни ветеран вуза, доцент кафедры технических культур Павел Петрович Захаров вспоминал, что в июле 1941 года прибыл первый эшелон с оборудованием эвакуированного ленинградского завода. В этом эшелоне было несколько семей рабочих. Это такелажники, мастера-наладчики и инженерный персонал. Первыми были привезены семнадцатый и девятнадцатый цеха. Семнадцатый цех разместили в первом учебном корпусе. Вероятно, потому, что станочное оборудование было очень громоздким, тяжелым. Девятнадцатый цех разместили на втором этаже старой столовой (ныне помещение старой библиотеки). Остальные цеха (2-, 5-, 7-, 10-, 16-й и испытательная лаборатория) прибыли несколько позже и размещались во втором учебном корпусе. Вместе с техникой приехало много молодежи – учащихся ремесленных училищ из Ленинграда, Смоленска, Ржева и других городов. Руководство завода с техническими отделами и военное представительство были размещены в первом учебном корпусе. Территорию завода быстро огородили четырехметровым плотным забором с колючей проволокой, по углам поставили смотровые вышки. Режим охраны был очень жестким. На территорию можно было попасть либо через первый корпус, либо со стороны поликлиники. В Ленинграде в довоенное время завод назывался «Прогресс». В Омске он стал номерным – №357.

В сентябре 1941 года уже выдал первую продукцию – оптические приборы для всех видов боевого оружия – и заработал на полную мощность. Завод также выполнял заказы по изготовлению небольших партий биологических и металлургических микроскопов, теодолитов, нивелиров и других оптических приборов. По словам бывшего заместителя директора завода по производственной части Михаила Гавриловича Примайчука, завод эвакуировал Лаврентий Берия. Кстати, сам Примайчук возглавлял делегацию рабочих завода, которая приезжала в наш институт на празднование 50-летия Победы.

Завод эвакуировался в Омск не весь. Часть его осталась в Ленинграде для ремонта боевой техники. Завод нуждался в рабочей силе, так как много кадровых рабочих ушло на фронт или осталось в Ленинграде.

– В 1943 году и я был принят на завод в девятнадцатый цех учеником. Через три месяца после сдачи экзамена стал кадровым рабочим. При поступлении с каждого обязательно бралась подписка о неразглашении тайны, – вспоминал ветеран.

Семьи эвакуированных заводчан были размещены в общежитиях № 5, 6, 7 и деревянных домах (бывших общежитиях) по две семьи в одну комнату. Перегородкой служили простыни. Молодежь поселили в общежитии № 8, которое пришлось достраивать. Начиная с 1942 года лица допризывного возраста обязаны были проходить военные всеобучи, для чего рабочий день для них в дни учебы был сокращен на два часа.

В дневное время на стадионе проводились спортивные мероприятия, главным из которых был футбол. Сборная команда завода была сильнейшей в Омске, занимала первые места, а один из футболистов – Всеволод Бобров – впоследствии вошел в команду ЦСКА и сборную страны, а позднее стал хоккеистом. В 1943 году завод был награжден орденом Ленина. По этому случаю здесь состоялся торжественный митинг, на котором выступали рабочие.

Безымянные холмики

Война закончилась победой советского народа над фашистской Германией. Завод № 357 должен был вернуться в Ленинград. Перевозка оборудования и людей проводилась в той же последовательности, что и при эвакуации. Последний эшелон ушел 25 декабря 1945 года. Но не все труженики завода смогли уехать в родной город. Некоторые навечно остались в Сибири и похоронены на бывшем институтском кладбище.

Однако до сегодняшнего дня могилы рабочих и служащих этого завода не сохранились, а само кладбище находится в плачевном состоянии.

В девяностые годы прошлого столетия на это обратил внимание известный омский краевед, уроженец Ленинграда Ференц Надь. Благодаря его усилиям на кладбище была установлена памятная стела и воссоздана аллея с мемориальными тумбами наиболее известных захороненных здесь людей. Среди них и мать Всеволода Боброва – Лидия Андреевна, скончавшаяся в декабре 1942 года.

Впрочем, где находится сама могила, теперь никто показать не возьмется. Равно как и другие могилы преподавателей вуза, профессоров и рабочих завода. В лучшем случае от них остались лишь небольшие безымянные холмики.

Раритеты войны

На институтском кладбище мы побывали вместе с заведующим музеем истории ОмГАУ Олегом Милищенко. Здесь мы продолжили разговор о заводе. Как рассказал Олег Анатольевич, основной продукцией предприятия были оптические прицелы к винтовкам различных модификаций, а также так называемые триплексы. Это многослойное стекло, которое устанавливали на смотровых щелях механиков-водителей танков, бронетранспортеров и самоходных артиллерийских установок для безопасного наблюдения.

– Когда на главном корпусе института решили заменить кровлю, то оказалось, что весь чердак был буквально завален стеклянными линзами и вот этими самыми триплексами, – говорит заведующий музеем.

Как он предполагает, они использовались в качестве изоляционного материала для утепления помещения. В ходе ремонта их выбросили, на чердак уложили керамзит. Но какую-то часть он сохранил, и теперь эти, по сути, раритеты войны занимают достойное место на стендах институтского музея.

От себя добавлю, что я вырос неподалеку от сельхозинститута и помню, как в шестидесятые годы экскаватор рыл какую-то траншею. А в отвалах земли мы, пацаны, находили огромное количество таких же, уже помутневших от времени, линз, которые потом отчищали, а увеличительными стеклами что-то там выжигали по дереву. Откуда здесь взялись эти стеклышки, мы понятия не имели. И только теперь, спустя полвека, я узнал историю их происхождения. Вероятно, это был брак, который в условиях строжайшей секретности зарывали в землю за пределами завода.

Впрочем, были здесь и другие находки – два Георгиевских креста, которые нашли рабочие, менявшие в 2002 году входные двери главного корпуса.

– Возможно, их спрятал кто-то из тех, кто был отмечен этими наградами за службу в царской армии. Но с приходом советской власти демонстрировать их было небезопасно. Вот он их и припрятал до лучших времен, – полагает Олег Милищенко.

Между тем, если вернуться к истории завода и ее омскому периоду, то, к удивлению, она практически неизвестна в Санкт-Петербурге на его головном предприятии ЛОМО.

– Мы связывались с нынешним руководством объединения. И многое из того, что им рассказали, стало для них открытием, – сказал заведующий музеем.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Первая высота Игоря Малиновского

Первая высота Игоря ...

Омский спортсмен в этом году смог пробиться в ...

К 100-летию «Омской правды»

Из века – в век

Из века – в век

«Омская правда» отметила столетие праздником в ...

Информбюро

В ожидании тренера

В ожидании тренера

«Авангард» расторгает контракты со штабом ...

Власть

«Два региона объединяют общие планы»

«Два региона объединяют ...

Губернатор Виктор Назаров и аким Булат Бакауов ...

Экономика

Баланс возможностей

Баланс возможностей

По итогам мартовских поправок бюджет Омской ...

Политакцент

Крымская весна

Крымская весна

Омичи отметили третью годовщину воссоединения ...

Социум

Дорога как судьба

Дорога как судьба

Потомственный машинист Эдуард Куркин почти 40 лет ...

Село

Репутация дорого стоит

Репутация дорого стоит

Как на Тюкалинском маслосыркомбинате борются за ...

Культура

«Неизвестный Бабель! Впервые в России»

«Неизвестный Бабель! ...

Спектакль «Мария» Омского театра драмы произвел ...

Спорт

Наталья Казанцева: «Между поединками еще успевала покормить трехмесячного сына»

Наталья Казанцева: «Между ...

Восьмикратная чемпионка России и победительница ...

Образование

Полмиллиона за идею

Полмиллиона за идею

По итогам всероссийского конкурса «УМНИК» ...

Спецпроекты

«Омская правда» в моей судьбе

«Омская правда» в моей ...

Продолжаем публикацию писем читателей.

Крупным планом

Омичи затаили дыхание

Омичи затаили дыхание

Контролирующие органы третью неделю ищут виновника ...

Добавить комментарий

Блоги

Сумароков Станислав

Сумароков Станиславбуквоед и любитель изящной словесностиО свободе прессы в сереньких конвертах

Немного перефразирую классика: «Уж сколько раз твердили ...
Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области«Потеря связи населения со своим депутатом создает серьезные проблемы».

Что не получают жители, если не выходят на встречи со своим ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"Каждый должен оставить свой след в истории Омска

Фонд «Город будущего» открывает в центре Омска общественную ...

Все авторы блогов