Наталья Мещанинова: «Я сама себя сделала»

Наталья Мещанинова: «Я сама себя сделала»

Дата публикации 18 мая 2016 06:50 Автор Светлана Васильева

Молодой кинорежиссер о непростом пути к фестивальным триумфам и зрительскому признанию.

Судьба фильмов непредсказуема

– Наталья, в прошлом году вы получили Гран-при фестиваля «Движение», а ныне – член жюри национального фестиваля кинодебютов. Как себя чувствуете в роли судьи?

– Я впервые работаю в жюри. Ехала в Омск с ощущением, что придется драться, что-то отстаивать. Но мы смотрим фильмы и мирно проводим время. Драться не за что, впечатления благостные.

– Ваш сериал «Красные браслеты», отмеченный жюри во главе с Кареном Шахназаровым, зрители так пока и не увидели. Почему?

– Это телесериал, снятый для Первого канала. Его хотели поставить в эфир в сентябре 2015 года, но мы не успели закончить работу к этому сроку. Когда он будет показан, не знаю, у канала свои планы, не зависящие от художественного качества работы. Может быть, недостаточно рекламы, или другие причины.

– Это русская версия испанского сериала про подростков в больнице?

– Это адаптация. Таких, если не ошибаюсь, в мире 19. Большое количество стран сняли свои «Красные браслеты», включая в США студию Спилберга, Италию, Германию, Чили.

– Адаптация – интересная работа для режиссера?

– Есть заданный формат, есть сценарий, который категорически нельзя сильно менять. Мы должны были существовать в этих рамках. Сказать, что я мучилась, переснимая чужое, нельзя – такого не было. Занимались на площадке творчеством, как ни странно. Наш телесериал так понравился отборщикам фестиваля «Движение», что они решили включить две серии в конкурсную программу. И эти две серии почему-то выглядели как законченное кинопроизведение и получили Гран-при.

– А до этой победы вы получили призы «Ника», «Белый слон», главный приз кинофестиваля в Вильнюсе за дебютный полнометражный фильм «Комбинат «Надежда», участвовали с ним в кинофестивале в Роттердаме, «Кинотавре». А зрители его тоже не увидели…

 – И не увидят. Фильм не допущен к прокату из-за того, что в нем присутствует нецензурная лексика. Когда он был уже готов, вышел закон против мата на экране.

– Вы не пытались что-то поправить?

– Мы пробовали «запикать» эти слова, но из-за сигнала невозможно было разобрать текст. Это убивало кино, делало еще грубее. Фильм на самом деле не грубый, он отражает реальность, а «запикивание» делало его пошлым. «Комбинат «Надежда» – фильм о молодежи Норильска, которая мечтает уехать, вырваться. А уехать, как там говорят, на материк даже физически трудно.

– Сегодня идея побега куда-то за счастьем укоренилась в молодежной среде. Раньше, наоборот, ехали в Сибирь, чтобы здесь строить жизнь, а сегодня – в Москву, в Москву!

– Мои норильские герои мечтают даже не о Москве – об Омске.

– Вам эта тема близка и понятна, потому что вы сами сбежали в столицу из Краснодара?

– И это было дико трудно. Но я чувствовала, что необходимо разрубить все связи и вырваться, чтобы обрести свою собственную жизнь, заниматься тем, чем занимаюсь сейчас.

– А было желание доказать краснодарскому окружению, что вы можете добиться успеха в кино?

– Нет, важно было в Москве доказать, что я что-то могу сделать в кино.

Без протекции!

– Сейчас в кино – плеяда детей известных актеров и режиссеров, выросших на съемочных площадках и за кулисами театров. А в какой семье выросли вы?

– В нетворческой. Мама закончила сельскохозяйственный вуз, работала в разных местах, сейчас на пенсии. С папой в разводе. Нет никого в родне, кто выбрал бы профессию, связанную с кино или театром. Да, я сама себя сделала.

– Как в обычной краснодарской семье у девочки появляется мечта стать не актрисой, а режиссером?

– У меня была мечта стать актрисой. Играла в местном любительском театре. В московские театральные вузы не поехала, было страшно. Пошла в местный университет культуры и на актерскую специальность не поступила. Тогда выбрала режиссуру кино и телевидения. Подумала, что это даже интереснее.  Актер – зависимая профессия, а режиссер что-то в своих руках держит. В университете, по сути, учили делать телепрограммы. И после окончания я 4 года проработала на телевидении, начала с ассистентов режиссера утренней программы, потом меня повысили. Но мне хотелось снимать свое кино. Я не хотела работать на телевидении и с тех пор, как уволилась, не сделала ни одной телепрограммы.

– Вернулись на ТВ с сериалом.

– Это было исключение, я не собираюсь больше делать сериалы.

– Приехали в Москву, где нет протекции…

– Я приехала с котомкой к Марине Разбежкиной, которая в свое время позвала меня на свою картину работать хлопушкой.

– В Школе Марины Разбежкиной вы были любимой ученицей мастера?

– Не знаю, она никогда не говорила мне об этом. У нас звездой курса была Лена Демидова, а я снимала что-то не очень удачное. Но Разбежкина видела во мне характер. Когда рекомендовала продюсеру своих студентов, сказала: «Вот эта девочка будет снимать кино. Другие – не знаю, а эта будет».

– Женщин-режиссеров в мире мало. Нужен мощный характер, чтобы состояться в профессии?

– В этой сложной профессии характер нужен и женщинам, и мужчинам. Сейчас меньше преду­беждения против женщин-режиссеров, потому что их стало больше. Анна Меликян, Оксана Бычкова. Я не чувствую гендерных преград. Каждому человеку, будь то мужчина или женщина, приходится на площадке доказывать свою творческую состоятельность и уметь все держать в руках, чтобы 50 человек слушались одного твоего слова. Ну да, характер должен быть сильным.

– В том числе и для того, чтобы пережить невыход фильма на экраны?

– Да, и это нужно уметь пережить. Обидная, конечно, история, она не прошла безболезненно.

–  А те, кто вложил в «Комбинат «Надежда» деньги, претензий не предъявляли?

– Пять компаний скинулись на фильм. К счастью, партнеры понимали, что большой прокатной судьбы у такого кино не может быть. Им было не важно, окупится фильм или нет. Я думаю, вопросы статуса были важнее. Они оказались на фестивале класса А, их это как продюсеров грело.

С Гай Германикой ни разу не поссорились

– Вы с Валерией Гай Германикой делали сериал «Школа», она – художественный руководитель проекта, вы – режиссер. Как работалось вместе?

– Ее позвали снимать, она сказала: «Я одна работать не могу». Объем, действительно, был большой. И позвала меня в сорежиссеры. Проект Лерин, я новичок. Это ее сериал, но в какой-то степени и мой тоже.

– Говорят, у нее характер непростой…

– Но мы не поссорились ни разу за все время работы. Снимали больше года. И у нас не было ни одного конфликта. Бывали у Леры вспышки гнева, но не в мой адрес. Думаю, она понимала, что может перейти границу, после чего я не смогу с ней работать, и не хотела, чтобы я ушла с проекта. Мы все время друг другу помогали, подменяли друг друга.

– Как вы называете свой любимый метод работы в кино?

– Документальный. Документальный способ существования актеров, камеры. Есть свои законы, которые отличаются от законов игрового кино. Мне интересно работать на этом стыке. Даже если в своем будущем кино я не буду использовать ту же самую форму, как в «Комбинате «Надежда», – зубасто-острую, с трясущейся, нервной камерой, – документальный метод останется в моем чувствовании материала. «Красные браслеты» не документальное, условное кино, но существование актеров там документальное.

– И звук сразу пишете?

– Я не люблю дубляж. Озвучение делаем, когда бывает брак, но это все очень трудно приживается.

– Что вы сейчас снимаете?

– Я сейчас ничего не снимаю, я пишу сценарии для режиссеров. Заканчиваю последний и сажусь за свой сценарий полнометражного фильма.

– Ваши сценарии называют талантливыми, они востребованы. Но ведь это другая профессия.

– Я странно в нее пришла. Подошла Оксана Бычкова. У нее три недели до съемки, и она просит написать сценарий за это время. А дело перед Новым годом. Я говорю: «Давай попробуем». И мы вместе за три недели написали сценарий. Вдруг почему-то я стала еще и сценаристом. Я не училась этому делу, не могу сказать, что я блестящий автор. Сериалы, например, не получаются, только кино. Когда обращается режиссер, моя задача – максимально понять, чего он хочет. Но, конечно, главное мое дело – снимать кино.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Если двор  не до фонаря

Если двор не до фонаря

В Омской области завершается сезон ...

К 100-летию «Омской правды»

Летопись века

Летопись века

В эти сентябрьские дни, когда уборочная кампания на ...

Власть

Новые технологии для уборки

Новые технологии для ...

Глава региона Виктор Назаров считает, что опыт КФХ ...

Политакцент

«Выборы становятся более прозрачными»

«Выборы становятся более ...

Сенатор от Омской области Сергей Попов рассказал о ...

Социум

«У творчества нет возраста…»

«У творчества нет ...

Нежинский геронтологический центр отмечает ...

Культура

Светлана Баженова: «Верю, что театр может себя окупать»

Светлана Баженова: «Верю, ...

Ученица всемирно известного драматурга о новых ...

Спорт

Легендарный трофей – в Омске

Легендарный трофей – в ...

В СК «Красная звезда» прошла церемония приветствия ...

Здоровье

Грибы – на здоровье

Грибы – на здоровье

Как не отравиться лесными дарами.

Образование

Тест на талант

Тест на талант

Ученикам седьмых, восьмых и девятых классов с ...

Закон и порядок

«Укрепить оборону»

«Укрепить оборону»

Заместитель начальника Главного управления – ...

ЖКХ

И бросить нельзя,  и нести тяжело

И бросить нельзя, и нести ...

Что делать жильцам, если управляющая компания ...

Спецпроекты

«Придется оплатить только госпошлину»

«Придется оплатить только ...

На вопросы читателей «ОП» ответили специалисты ...

Добавить комментарий
Загрузка...

Блоги

Виктория Богданова

Виктория БогдановаПроизводитель одежды, креативный директор бренда MacushkaНаши родители не покидали город, а пытались его изменить. И мы сможем!

Хочу поблагодарить всех, кто пришел 10 сентября на ...
Борис Никонов

Борис НиконовНаблюдательный омичКогда на выборах «головой о стенку стукаются»

В конце августа весь мир следил за боксерским поединком ...
Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области«Единая Россия» может наступить на «грабли Двораковского»

Прошедшую избирательную кампанию в городской Совет ...

Все авторы блогов