Шубка из котика

Шубка из котика

Дата публикации 20 июля 2016 06:45 Автор Юлия Лещинская

Анна Андреевна Пироженко из Таврического района почти восемьдесят лет хранит свадебный подарок мужа, погибшего на войне.

Точно в цель

За долгую, почти вековую жизнь замужем Анна Андреевна была всего два года: Великая Отечественная война отобрала недолгое женское счастье.

 – Сотню раз, а может, и больше за эти сто лет я представляла свою судьбу, – вздыхает пенсионерка, глядя в окошко. – Если бы не было войны…

И до Великой Отечественной жизнь Анны сладкой не была. Ей, седьмой в семье, не исполнилось и четырнадцати, когда началась коллективизация. С первой контрактацией – налогом, который государство наложило на небогатое хозяйство Пироженко, справились. Но отдали почти все, вторая их подкосила. Отца отправили в Карагандинский исправительно-трудовой лагерь. Конфисковали все, что осталось. Последнюю корову Рябинку увел вечно пьяный сосед. Из школы Анну выгнали.

Дома у семьи тоже не стало –из сельсовета пришла делегация с требованием освободить жилище. Шли ночью в никуда, лишь бы подальше от родины, внезапно ставшей мачехой. Спас случайный человек, которому мать от бессилия и безнадеги все и рассказала. Вывез на арбе под пологом за границы района мать, Анну, сноху да дочку ее, двухлетнюю Катю. Сказал, что в Омской области в деревне Новотелегино Таврического района колхоз формируется, люди нужны, принимают всех. Так и шли за полтысячи километров. В поле колоски рвали, в селах милостыню просили – стыдно, а куда денешься? Дошли. Рабочая сила в колхозе была нужна очень – семью приняли, дали землянку.

– Меня взяли пастухом, свиноматок выгуливала, – вспоминает. – Старалась, все боялась, чтоб не выгнали. Сначала в свинарки перевели, а в 1933-м бригадиром назначили, как самую хваткую. Через два года в комсомол приняли. Отец, вернувшись из заключения, болел – к декабрю 1936 года слег и больше не поднялся. Добрый был очень. Веру в людей не терял, помощь оказывал. Когда из колонии возвращался, встретил того соседа, что корову нашу уводил, он же и на отца напраслину наговаривал, по которой тот осужден был. Встретил на боку в пыли лежащим. Подняться помог, обтряхнул, сухарями, что при себе были, накормил.

– Прости, – говорит, – сосед, что мы вас тогда грабили. А ты как был человеком, так и остался.

– А за отцом в 1937 году опять приходили, только не было его уже. Реабилитировали позже. Трудно было, конечно, страшно. Но через эти трудности-то я Гошу своего и встретила, – Анна Андреевна улыбается.

В 1936 году всем составом райисполкома, где Анна к тому времени работала, сдавали нормы ГТО, показывая пример сельчанам. Бег, прыжки в высоту – все давалось ей легко, а вот стрелять не умела, не приходилось. Тогда военкомат отправил на подмогу Анне и ее коллегам своего лучшего специалиста – Георгия Субботина, только отслужившего срочную службу. Намучился он с исполкомовскими. Только Пироженко на звание «Ворошиловского стрелка» шла. Удивила инструктора: стреляла точно в цель, крепко зажмурившись. Пошел провожать. Поженились в 1939 году, жили на квартире, потом купили землянку, обменяв материны облигации. Аннушкин свадебный подарок – шубку из котика – не тронули. Поеденная молью, она уже 77 лет лежит в сундуке.

– В войну на хлеб обменять могла, да все тянула, думала, уж когда самый трудный час настанет, – оправдывается она. –Я ведь ее только на свадьбу и надела.

Женское счастье

– Все мое счастье – в тех двух годах, что успела пожить с Гошей, – Анна Андреевна утирает слезы больными, натруженными руками. – В сороковом первый сын родился – Саша. А когда муж на фронт собирался, я ему про вторую беременность сказала. Он только руками всплеснул: мол, как ты будешь? Ничего, говорю, лишь бы ты жил.

Гвардии сержант Георгий Иванович Субботин погиб в возрасте 29 лет 4 декабря 1942 года. Одним из 30 тысяч человек в ожесточенных боях, что не прекращались два с половиной года в Бельском районе Тверской области на подступах к Москве. По сей день в тех местах не растят хлеб – земля пропитана кровью, встречаются человеческие останки, солдатские медальоны.

О начале войны Георгий узнал одним из первых – работника райвоенкомата в воскресный день срочно вызвали на работу. Потом собрали людей на площади, стали раздавать повестки.

– На второй день отправка на фронт началась, – Анна Андреевна передергивает плечами, будто от холода. – Вой в селе стоял. И я выла.

Георгия призвали в ноябре 1941 года, на передовую отправили не сразу. Учили. Лагеря военных стояли на месте нынешнего танкового института, тогда тот район народ чертовой ямой прозвал. Там в палатках и жили солдаты.

Перед самой отправкой в город Югру, где из добровольцев-сибиряков должен был формироваться Сталинский стрелковый полк, Субботину разрешили свидание. Анна пришла не одна. Четырехмесячная Галина тогда видела отца в первый и последний раз.

– На карауле велели ждать. Гляжу, Гоша мой бежит, с ним товарищи, человек пять. Все в военной одежде, наголо стриженные. Галя ни к кому на руки не пошла, сразу к нему ручки протянула. Он до того рад был, не высказать. Обещал, что, как домой вернется с войны, хорошо будем жить, без обид. Я не плакала, боялась: по живому убиваться –значит, беду кликать. Только моргать почему-то не могла. Уже потом, когда из Юрги ехал на передовую, телеграмму прислал, что Омск проезжать будут. Трое суток на железнодорожных путях промыкалась с ребятишками на руках, отойти боялась – вдруг пропущу. В каждый поезд, в каждый вагон всматривалась, кричала каждому: «Гошенька, родимый!». Только напрасно все.

Комендант объяснил, что поезд прошел без остановки. Домой добралась, а тут треугольник от мужа. «Я знал, что ты там, что ждешь», – писал он.

– Писала я Гоше часто, – вздыхает. – Обо всем: о детях, о том, что делаю. Только и отвечал: «Спасибо, Аннушка, будто дома побывал». А в письмо то травинку, то цветочек луговой вложит. Все сухое, но пахучее, вот вроде как и вместе мы. И сейчас вместе.

В войну работали все, кто на ногах стоять мог, – малолетние дети, немощные старики. Женщинам доставалось самое тяжелое. Молотили пшеницу, возили на сушку, оттуда ее уже в город отправляли – на фронт. Веяли, бывало, по ночи в темноте. Но под утро Анна все равно шла домой. Ребятишки-то голодные – не спят, ждут. А она то в сапоге, то в кармане горсточку зерна принесет, чтоб лепешку им испечь. Себе – ни-ни, все для победы, исхудала сильно. Один раз в зеркало поглядела – испугалась так сильно, что закричала.

Ближе к концу войны паек начали давать – 300 граммов муки. Анна Андреевна устроилась на маслозавод помощником бухгалтера. Зарплату получала молоком, радовалась. Вот только Гоша писать перестал. Весточку от его товарища получила.

 – Письмо помню почти наизусть: в конце ноября 1942 года 76-я стрелковая бригада 6-го Сибирского корпуса, где и служил Георгий Субботин, попала в окружение. Подмога пришла только 2 декабря, развернулся ожесточенный бой, в ходе которого вся батарея была разбита прямым попаданием. Георгий, до этого назначенный помощником командира взвода, был ранен в позвоночник, у него была прострелена левая нога. На санках вместе с другими его доставили во Влазнево, в госпиталь, где, не приходя в сознание, четвертого числа он скончался. Писал товарищ Гошин: «Простите, что я выжил, а ваш муж и отец нет». Я от него потом больше полувека письма получала, датированные 4-м декабря, днем гибели мужа. Последние 19 лет письма не приходят – видно, нет его больше.

Позже Анна Андреевна узнает, что в тот роковой ноябрь 1942 года бои под Москвой были особенно жестокими. Дело осложнилось тем, что переправа, по которой на передовую подвозили оружие и продукты, была подорвана. Больше недели на голом снегу в 40-градусный мороз, когда техника отказывалась идти, мальчишки-сибиряки ходили в атаку с голыми руками, еле держась на ногах от недоедания. Даже полбуханки мороженого хлеба до них не доходило – только немецкие пули, снаряды и бомбы.

Надежда на ошибку

Аннушка не верила в смерть мужа – похоронки-то не было. Лихорадочно строчила письма комиссару: может, больной, без памяти, может, в плен попал? Комиссар ответил не сразу, вложив в конверт наградной лист: сержанта Субботина посмертно наградили медалью «За отвагу». И все же Анна надеялась на ошибку. Даже плакать не смела –нельзя ведь по живому.

Муж Анне Андреевне до сих пор снится. Все такой же молодой, ласковый, чуть насмешливый. В 2005 году, когда погиб старший сын Саша – профессиональный шофер встретился на дороге с пьяным автолюбителем, Георгий утешал. Во сне, конечно. Анна Андреевна уверена, что в 2006-м, когда развалился ее домишко, выстроенный больше 30 лет назад, пришел в негодность, помог тоже муж. Она не раз обращалась в администрацию района, писала письма в область. Получала отписки, хотя везде прилагала письмо, что хранила почти 60 лет: «Советская партийная организация просит оказывать полное содействие семье Георгия Субботина, как добровольца-сибиряка».

– Вот страшно было, – всхлипывает, – как в детстве, когда отца врагом народа объявили: переночевать и то негде. Галина –к тому времени пенсионерка, всю жизнь воспитателем детского сада отработала, своих детей уж в город отправила – жила в сарае. Я перебивалась у соседки, хотя стыдно у чужих людей-то. А Гоша приснился, улыбается, как всегда: «Не горюй, Нюра, все будет хорошо». Я и поверила.

Областные власти выделили средства. Дом выстроили на том же месте, где теперь живут вдвоем с дочерью, 11 внуков, правнуков и праправнуков навещают. Анна Андреевна, несмотря на болезни, два раза в год ездит в Омск на кладбище к сыну. Там и земля с могилы мужа насыпана – поисковики в 2011 году привезли.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Инициатива поощряется

Инициатива поощряется

По предложению омичей в городе отремонтируют ...

К 100-летию «Омской правды»

Летопись века

Летопись века

Сегодня Омский музыкальный театр отмечает 70-летие ...

Информбюро

Время строить будущее

Время строить будущее

В Омске состоялся первый форум Российского ...

Власть

Власть должна слышать бизнес

Власть должна слышать ...

В рамках форума «Свое дело – твой успех» глава ...

Политакцент

Голоса в поддержку

Голоса в поддержку

28 мая каждый житель в рамках предварительного ...

Социум

«Сплотите ряды, ветераны…»

«Сплотите ряды, ...

В регионе продолжаются мероприятия, посвященные ...

Село

Хлебная работа

Хлебная работа

Земля всегда прокормит, если потрудиться.

Культура

Омичи увидели лучший  спектакль России

Омичи увидели лучший ...

На сцене академического театра драмы проходит ...

Спорт

Андрей Гисс: «Конным спортом занимаются люди в хорошем смысле больные»

Андрей Гисс: «Конным ...

Президент Федерации конного спорта и современного ...

Ситуация

Фарватер проблемы

Фарватер проблемы

В поселке Затон Черлакского района подтоплено ...

Закон и порядок

У «Арены» казаки

У «Арены» казаки

На омских дорогах снова появились комплексы ...

ЖКХ

Расчет не окончен

Расчет не окончен

Какие нормативы на ОДН ждут омичей?

Актуально

Мост без движения

Мост без движения

Капитальный ремонт Юбилейного начнется в ...

Правдивая история

Уединенье нараспашку

Уединенье нараспашку

Из записок омского журналиста.

Добавить комментарий
Загрузка...

Блоги

Кипервар Андрей

Кипервар АндрейДепутат ЗС Омской области Праймериз как точная наука

Между настоящими выборами и предварительным голосованием ...
Ромахин Алексей

Ромахин Алексейпрезидент общественной организации Фонд развития Омской области "Город будущего"9 мая — особенный для омской промышленности день

О том, что в годы Великой Отечественной войны Омск стал одним ...
Хомутских Артем

Хомутских Артемспортивный журналистКак сборная Франции по фехтованию Сибирь постигала

Теперь мастера клинка из Франции представляют, какой ценой ...

Все авторы блогов