Николай Чиндяйкин: «Здесь осталась часть моего сердца»

Николай Чиндяйкин: «Здесь осталась часть моего сердца»

Дата публикации 10 августа 2016 06:47 Автор Маргарита Зиангирова

Популярный артист театра и кино о своей работе, стихах, написанных на подоконнике и величии нашего города.

В дни празднования юбилея города в Омск приехал народный артист России Николай Чиндяйкин. В 70 – 80-е годы прошлого столетия он был любимцем омской публики. Наш корреспондент встретился с актером.

«Мы жили здесь не для забав…»

– Николай Дмитриевич, каждый раз, приезжая в Омск, вы встречаетесь с омичами в Доме актера.

– Я открывал Омский дом актера вместе с Алей Булатовой (актриса театра драмы в 70-80-е годы Алевтина Булатова. – Прим. автора), перерезал здесь алую ленточку – страшно сказать! – в 1974 году. Это было великое благо, что тогда в Омске появился этот Дом. Вся наша жизнь была связана с ним, и то, сколько он нам дал, трудно вообразить. Я сделал здесь очень много капустников, написал много песен, одна получила название «Омская актерская». Ее многие запомнили и до сих пор просят прислать слова. Она стала как бы гимном нас, тех, кто жил в те годы. Здесь осталась часть моего сердца. И поэтому все свои творческие встречи я провожу в Доме актера и начинаю их с исполнения этой песни: «Пусть не дождемся мы наград, высоких званий, громкой славы. Мы жили здесь не для забав, не для признаний». На сцене Омского дома актера я выпустил свой первый литературный концерт по произведениям поэтов Испании и Латинской Америки. Сейчас возвращаюсь к этому – выступаю с литературными вечерами.

– Забытые нынче концерты…

– Привычка собираться вместе, читать стихи ушла напрочь. Это правда. Но, как мне кажется, в последнее время по крупицам это стало возрождаться. У нас в МХТ стали проводиться поэтические вечера. Я всегда в них участвую. В зрительном зале большой сцены собирается много народа, в полночь начинается концерт. Зрители покупают билеты даже в 12 часов ночи! В этом есть своя магия, согласитесь. Недавно у меня был литературный концерт в Иркутске, скоро будет в Самаре.

– А как вы составляете свои чтецкие программы?

– Происходят странные вещи. Однажды в лесу, когда я собирал грибы, мне вдруг вспомнились строки Александра Блока из его стихотворения «Скифы». Двадцать лет я не читал это произведение. И вдруг… Прочитал его очень громко, благо, что был один в лесу, и тут же помчался домой, чтобы заглянуть в книгу с одной целью – узнать, в каком году оно написано. А сейчас какие книги? У меня она одна – планшет. Заглянул. Оказалось, в 1918 году! И меня это потрясло. Я задумался: почему? Что это было за время? Выяснил, что Россия хотела мира, была перед всеми виноватая. Все, как сейчас. Вот что значит гениальный поэт – умение предвидеть.

– Вы читаете стихи и омских поэтов…

– Творчество Антона Сорокина – какой это потрясающий материал! Другая культура, другое время. Странный человек, живший в странное время в этом странном городе. И вокруг него были музыканты, художники, писатели, которые потом стали великими: Виссарион Шебалин, Леонид Мартынов. Мы все дети в своем творчестве по сравнению с ним. Имя Сорокина подбрасывает статус Омска на невероятную высоту. Это культурная столица Сибири. Мы не должны стесняться своего города, мы должны быть уверены в его величии. У Омска потрясающая история. Но все как-то не в той степени. Даже Федор Михайлович Достоевский здесь был, но в ссылке. Промышленность рванула вперед, но во время страшной вой­ны. Все происходит! Здесь живая жизнь. У меня много стихов, посвященных Омску. Один из них так и называется – «Омская». Написан на подоконнике в квартире моего друга Юры Коробченко, когда под его окнами на пятом этаже строился музыкальный театр. Это было 35 лет назад.

– Вы очень много снимаетесь. На что обращаете внимание в первую очередь, когда даете согласие на работу?

– На качество сценария. Но если вокруг одно гэ, тогда на первое место выходят финансы. Как говорили в старину, артисту платят за стыд.

«Будут дни и печальней, и горше…»

– Ваше имя в Омске неразрывно связано с любимой актрисой омичей Татьяной Анатольевной Ожиговой.

– Впервые мы сыграли с Татьяной Ожиговой в спектакле «Моя любовь на третьем курсе». Потом у нас было много-много спектаклей. Одиннадцать лет мы играли «Двое на качелях», девять лет «Орфей опус­кается в ад». Тани не стало в 1989 году. Я тогда написал такие строчки: «Мы с тобой не расстанемся больше, никогда не расстанемся больше. Будут дни и печальней, и горше. Мы с тобой не расстанемся больше».

– Свою творческую встречу с омичами вы закончили, вспомнив народную артистку РСФСР Елену Ивановну Псареву.

– Мы никогда не прекращали с ней нашей любви, нашей дружбы. До ее последнего дня мы были вместе, несмотря на расстояния. А на мой день рождения она всегда звонила самой первой. Елена Ивановна для меня родной и близкий человек, наши отношения – это больше, чем дружба. Об этом можно написать роман. Псарева была первой, кто сразу понял и простил нас с Таней Ожиговой, когда еще никто не знал о наших отношениях. Она была человеком, который нас спасал от всего мира. Только такое сердце, какое было у нее, может понять, что происходит. Это были глубочайшие человеческие отношения.

– В одно время с вами в Омском театре драмы работал и Владимир Гуркин.

– Это сейчас его имя знают многие. Но мало кому известно, что его первая пьеса «Зажигаю днем свечу» шла тоже в нашем театре. Она вышла в такое неудобное время, когда в стране в очередной раз стали бороться с алкоголизмом. Спектакль прошел всего 13 раз и его «убили». И, несмотря на это, директор театра Мигдат Нурдинович Ханжаров взял в репертуар новую Володину пьесу. Это теперь мы все знаем, что «Любовь и голуби» – это бестселлер, что многие стремятся на нем заработать, ставят антрепризы. Культовая вещь! А тогда кто это знал? Да никто. Это Ханжаров как руководитель театра имел огромное чутье, веру и надежду, и, если бы не постановка в Омском драматическом театре, никто бы никогда о ней не узнал. И не было бы знаменитого фильма Владимира Меньшова «Любовь и голуби». Благодаря тому, что у нас был искрометный спектакль, который шел много лет, появилась постановка в московском театре «Современник», которую увидел кинорежиссер. А ему после фильма «Москва слезам не верит», после получения «Оскара», нужен был беспроигрышный вариант. Он искал и не находил. А тут «Любовь и голуби»… Меньшов загорелся, приехал в Омск, и они с Гуркиным месяца два писали киносценарий у Володи дома, а выпивать приходили в буфет Дома актера. И всенародное признание состоялось, к счастью. А на родине, в Черемхово Иркутской области, Володе Гуркину поставлен памятник. Зная, что болен, он уехал туда жить. Трудно без него.

«Самое важное в жизни – это сама жизнь»

– Как вам служится в МХТ?

– Очень хорошо. Я считаю, что это мне награда. Честно говоря, я уже ни на что не рассчитывал. Думал, что отработал свое: пять лет в Ростове-на-Дону, 15 лет в Омске, 20 – в Москве. Снялся почти в ста фильмах. «Красиво все заканчивается», – думал я. И вот однажды раздается звонок, в трубке слышу голос Олега Павловича Табакова, который предлагает мне роль Фирса в «Вишневом саде». Я ему так сразу и говорю: «Кто же откажется от такой роли, ее артисты годами ждут и не дожидаются». Вот таким образом я пришел в этот театр на разовую роль. Через год Табаков встретил меня в коридорах МХТ и говорит: «Ну что, так и будете у нас приходящей няней? В труппу не хотите вступить?» Я написал заявление и с божьей помощью играю неплохие роли, в том числе Понтия Пилата в «Мастере и Маргарите». Мне очень нравится атмосфера в МХТ, она напоминает омскую – по смыслу, осознанному покою в труппе, отсутствию чванства, все-таки вокруг звезды, звезды, звезды. Но все хорошо уживаются, никто никому не мешает, все ладят. Приходить в театр, находиться там приятно.

– Николай Дмитриевич, вы приехали в Омск на два дня. Второй день в вашем графике, как вы сказали, будет сугубо омским. Что это значит?

– Я должен побывать на могилах близких мне людей, а они все похоронены на разных кладбищах. А потом посидеть вместе с близкими, родными, друзьями, поговорить, попрощаться.

– Что вас радует в жизни, кроме работы?

– Радуюсь успехам Анастасии, своей дочери. Она бизнесвумен, подарила мне двоих внуков. Старший Алексей уже взрослый, занимается английским и китайским языком. Младшему Артему недавно исполнилось семь лет, в этом году он идет в школу. Для меня многие годы самым главным и радостным в жизни был театр. Но с возрастом я почувствовал, что самое важное – это сама жизнь, со всеми ее радостями и горестями. У меня много интересов: читаю, пишу, летом рыбачу, собираю грибы. У нас с женой Расой есть дом в Тарусе – красивейшее место! И когда удается вырваться туда, ну хотя бы на пару деньков, это тоже большая радость.



Николай Дмитриевич Чиндяйкин, артист, режиссер, педагог. Родился 8 марта 1947 года в Горьковской области. Окончил Ростовское училище искусств (1968) и ГИТИС имени А. В. Луначарского (1987). Работал в Ростовском ТЮЗе (1968 – 1973), Омском театре драмы (1973 – 1987), театре «Школа драматического искусства». Ныне служит в Московском художественном театре им. Чехова (МХТ). Преподает в РАТИ (ГИТИС).
Лауреат национальной театральной премии «Золотая маска» (1997). Снялся примерно в 100 сериалах и полнометражных фильмах, среди которых «Увидеть Париж и умереть», «Империя под ударом», «Дальнобойщики», «Антикиллер», «В движении», «Дети Арбата», «Диверсант», «Савва Морозов», «Нюхач».
Народный артист РФ (2013).

Николай Дмитриевич Чиндяйкин, артист, режиссер, педагог. Родился 8 марта 1947 года в Горьковской области. Окончил Ростовское училище искусств (1968) и ГИТИС имени А. В. Луначарского (1987). Работал в Ростовском ТЮЗе (1968 – 1973), Омском театре драмы (1973 – 1987), театре «Школа драматического искусства». Ныне служит в Московском художественном театре им. Чехова (МХТ). Преподает в РАТИ (ГИТИС).Лауреат национальной театральной премии «Золотая маска» (1997). Снялся примерно в 100 сериалах и полнометражных фильмах, среди которых «Увидеть Париж и умереть», «Империя под ударом», «Дальнобойщики», «Антикиллер», «В движении», «Дети Арбата», «Диверсант», «Савва Морозов», «Нюхач».Народный артист РФ (2013).


Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Волонтеры дают добро

Волонтеры дают добро

Омские волонтеры встретятся в Москве с Президентом ...

К 100-летию «Омской правды»

Летопись века

Летопись века

До Нового года остается чуть больше трех недель, но ...

Информбюро

Престиж профессии

Престиж профессии

Представители омских СМИ вернулись со ...

Власть

Не латать дыры, а развиваться

Не латать дыры, а ...

Бюджет Омской области на 2018 год прошел первые ...

Социум

Поколение новой России

Поколение новой России

Ученики вторых классов пробуют свои силы в ...

Село

Вирус по соседству

Вирус по соседству

Как не допустить в регионе новых вспышек ...

Культура

Николай Коляда: «Люблю, когда зрители, посмеявшись, плачут»

Николай Коляда: «Люблю, ...

Известный драматург и режиссер считает, что частный ...

Наследие

В титрах не значился

В титрах не значился

Дублером и прототипом главного героя фильма ...

Спорт

Яна Романова: «У нас есть все возможности, чтобы доказать свою правоту»

Яна Романова: «У нас есть ...

Вчера, 5 декабря, Международный олимпийский комитет ...

Закон и порядок

Потоп среди зимы

Потоп среди зимы

Из-за порыва трубопровода «Омскшины» затопленными ...

Спецпроекты

Владимир Стрельцов: «Для стимулирования строительного рынка ипотечная ставка понизится до шести процентов»

Владимир Стрельцов: «Для ...

Об этом рассказал гость рубрики «Детектор правды» ...

Добавить комментарий
Загрузка...

Блоги

Пантелеев Алексей

Пантелеев АлексейЖурналистЮморной «замес» из жести и абсурда

Пермский театр показал ...
Борис Никонов

Борис НиконовНаблюдательный омичЗачем богатый Омск спонсирует бедную Собчак?

Как можно прославиться? Например, как чеховский ...

Все авторы блогов