«Он любил малую родину»

«Он любил малую родину»

Дата публикации 18 января 2017 07:07

В редакцию "Омской правды" пришло письмо от Людмилы Копыловой

«Уважаемая редакция газеты «Омской правды»! Хочу рассказать о замечательном человеке – умном, стойком, трудолюбивом, большом патриоте своей Родины, крупном ученом – специалисте по русской литературе Шерстюк Иване Алексеевиче.

Жизнь его была нелегкой. Он много испытал, пережил. Родился Иван Алексеевич 18 августа 1918 года в Полтавке, куда по столыпинской реформе из Украины были высланы его отец и мать – Алексей Иванович и Марфа Яковлевна. Время было сложное, трудное. Семья поселилась на необжитой сибирской земле, и надо было вложить бесконечно много труда, чтобы выжить и состояться.

Будущий профессор, доктор наук пошел в школу в семь лет. Тогда школьников в Полтавке учили то на русском, то на украинском языках, то вообще класс делили на группы по пять-шесть человек в каждой и по одному из группы закрепляли за определенным предметом, по которому он отвечал на уроках за все звено. За Иваном Алексеевичем закрепили химию. Он вспоминал: «Когда меня спрашивал учитель, мое звено через окно вылезало на школьный двор и там резалось в карты. Оценка, которую я получал, выставлялась в классном журнале каждому ученику звена».

Но Ивану повезло – дома с ним занимался отец. Заставлял читать библию, учить стихи и молитвы, но главное – приучал к труду, словно предвидел, какие испытания выпадут на долю сына. И сын полюбил книги, был общительным, много шутил и получил прозвище Балакарь – говорун.

До первой большой семейной беды он успел окончить только пять классов: в 1930 году семью раскулачили, все забрали и отправили в ссылку, в тайгу. Ночью, перед отъездом, родители тайком раздали младших детей по родственникам на хутора. В ссылке оказались родители и старшая сестра.

Летом 1931 года сестра бежала из ссылки, она попросила Ивана найти отца и мать, передать им деньги для побега. Мальчишку обокрали в Омске на вокзале, но своих близких он все же нашел. Родители и сестра начали работать, а сам Иван поступил в двухгодичную школу животноводов. После года занятий его исключили как сына кулака, но школа запомнилась.

«Я узнал здесь о Маяковском. Учительница поручила мне выучить и прочитать на вечере его «Левый марш». С этого началась моя любовь к Маяковскому на всю жизнь», – вспоминал профессор.

А вскоре судили отца с матерью, дали два года за побег. Начались новые мытарства. Жил на хуторе у родственников, переболел сыпным тифом, чудом выжил. В 1933 году вернулся в Полтавку, окончил шестой класс, поступил в седьмой, но решил: хватит, надо начинать самостоятельную жизнь – и махнул на заработки в Абакан, к деду по матери.

Работы не нашел, отправился на золотодобывающий рудник у тувинской границы. Поступил в горнопромышленное училище как сын бедняка. Там он получил общежитие, его одели, обули, кормили. Работал в шахте, был бурильщиком, лебедчиком, слесарем, кочегаром. Позже поступил в вечернюю школу, вступил в комсомол, начал писать, мечтал быть журналистом и даже окончил трехмесячные литературные курсы в Красноярске. Но журналистика для него закончилась также стремительно, как и началась: в 1938 году во время призыва в армию его снова «разоблачили» как сына кулака по справке, которую запросили в Полтавском сельском совете.

Исключили из комсомола, ему даже грозил арест. Ивана преду­предил секретарь райкома, посоветовав: «Немедленно исчезни». И, собрав свои пожитки, Шерстюк сначала уехал на Урал, а затем к брату Павлу в Каракалпакию.

В Средней Азии после неудачной попытки стать учителем русского языка, поступил на подготовительные курсы Каракалпакского учительского института, был без экзаменов зачислен на литфак. А через два месяца студента призвали в армию.

Уходил Иван Алексеевич в армию не только из института, но и от молодой жены, круглой сироты Марии Афанасьевны Шафоренко-Шерстюк. Уходил на два года, а оказалось, что на семь лет. Встретились Иван да Марья только после Великой Отечественной войны.

Во время войны Иван Алексеевич был артиллеристом-зенитчиком, командиром орудия, старшиной батареи, на его счету немало сбитых вражеских самолетов. За свои подвиги получил звание «Отличник-артиллерист», был награжден орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны II степени, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За оборону Москвы», «За победу над Германией». Его супруга Мария Афанасьевна – военный врач – спасала раненых, вытаскивала их с поля боя, получила две контузии, перенесла две тяжелые операции, долго лечилась в госпиталях.

После войны они уехали в Киргизию, где для них началась новая, трудная, но мирная и счастливая жизнь! Здесь родились сыновья. Иван Алексеевич учился, работал. Наука заполнила всю его жизнь. Он работал над творческим наследием Маяковского. Поэту посвящены его диссертации, книги, стихи. Изучал, собирал и анализировал киргизское народное творчество, возвращал к жизни знаменитую поэму «Манас», работал над сохранением украинского и русского народного творчества. Подготовил немало высокообразованных специалистов, его ученики трудились и продолжают трудиться во многих высших учебных заведениях бывшего Советского Союза.

Он был профессором, отличником народного образования, заслуженным деятелем науки Республики Кыргызстан, членом Совета писателей Кыргызстана, главным научным сотрудником научно-исследовательского института гуманитарных наук при Бишкекском госуниверситете, доцентом Киргизского государственного университета. Опубликовал 8 монографий и более 200 научных, научно-методических, научно-популярных статей в киргизских и российских периодических изданиях.

Иван Алексеевич Шерстюк умер в декабре прошлого года. Талантливый ученый и педагог, ветеран войны, подвиг и труд которого всегда высоко отмечался, он прожил очень яркую жизнь. И стал гордостью своих земляков. Возможно, еще и потому, что никогда не терял связь с малой родиной. Часто вспоминал свою Полтавку, старый домик на улице Гуртьева, 36. Спрашивал в письмах у земляков: «Уцелели ли березовые колки вокруг Полтавки? Живет ли в озере рыба? Я помню большую березу, которая росла за хатой. Помню березы и осины около дома, где в Троицу устраивали качели и гулянья. А какая в колках была костянка, на полянах «полуныци» (земляника)! Так хочется босыми ногами исходить по тем местам, где бегал когда-то...»

 Людмила Копылова, пенсионер, р. п. Полтавка».

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Большая репетиция

Большая репетиция

Накануне XIX Молодежных Дельфийских игр России, ...

Информбюро

За здоровьем –  в прорубь

За здоровьем – в прорубь

Накануне Крещения корреспонденты «ОП» побывали на ...

Власть

«Мы не делим СМИ на свои и чужие…»

«Мы не делим СМИ на свои и ...

В Органном зале прошли праздничные мероприятия, ...

Социум

«Терминатор» своими руками

«Терминатор» своими ...

Аспирант ОмГТУ разрабатывает новый вид роботов для ...

Село

Сладкое богатство

Сладкое богатство

Омский мед собираются двигать на экспорт.

Культура

Пьеса с секретом

Пьеса с секретом

Польский режиссер поставил в Омске трагикомедию ...

Наследие

Мгновения победы

Мгновения победы

В юбилейный год Победы Дарья Васильевна и Геннадий ...

Спорт

Дмитрий Предыбайло: «Хочу, чтобы мы стали чемпионами Суперлиги»

Дмитрий Предыбайло: «Хочу, ...

Тренер женского клуба «Нефтяник» верит в будущее ...

Образование

К доске – за миллион

К доске – за миллион

С 1 января в Омской области стартовала ...

Закон и порядок

Баба Стеша – легенда омского сыска

Баба Стеша – легенда ...

Почему в 70-е годы прошлого века воры-карманники ...

Актуально

Леса под защитой

Леса под защитой

На проведение лесовосстановительных мероприятий в ...

Спецпроекты

Если вышка рядом с домом…

Если вышка рядом с домом…

Опасно ли для здоровья электромагнитное излучение, ...

Земляки

«Горы могли свернуть…»

«Горы могли свернуть…»

Сегодня мы представляем первую героиню нашего ...

Правдивая история

Соединяя берега и судьбы

Соединяя берега и судьбы

100 лет назад в Омске развернулись масштабные работы ...

Добавить комментарий