Алексей Симонов: «В юности я влюбился в отца»

Алексей Симонов: «В юности я влюбился в отца»

Дата публикации 18 октября 2017 07:26 Автор Светлана Васильева

Президент Фонда защиты гласности о том, как приходится защищать не только гласность, но и честь знаменитого отца.

Переводы на 40 языках

– Алексей Кириллович… Кстати, а почему у сына Константина Симонова отчество – Кириллович?

– Потому что Симонов на самом деле был Кирилл Михайлович, а Константин – это его псевдоним. А детей называют по оригиналу, а не по псевдониму.

– А скажите, сегодня издаются произведения вашего отца?

– Издаются. Не очень часто, но два года тому назад отмечалось столетие Константина Симонова, и был довольно серьезный взрыв переизданий его произведений. Хотя нынешние тиражи ни в какое сравнение не идут с теми, что были в советское время.

– Вы знаете, каков суммарный тираж книг Симонова и на сколько языков были переведены его стихи, повести, романы и пьесы?

– Я не занимался подсчетом, но то, что языков было больше сорока – это точно. Что касается тиражей – они были огромны. Десятитомник начал издаваться в 1979 году и вышел тиражом в 300 тысяч экземпляров. Дополнительные два тома, которые добавили к собранию сочинений после смерти отца, имели тираж уже 30 тысяч. А к 100-летию Константина Михайловича мы издали несколько интересных книжек с произведениями в необычных сочетаниях уже тиражом по 3 – 5 тысяч экземпляров.

– Сегодня стихи и проза Константина Симонова есть в школьной программе?

– В свое время шестиклассники читали «Сына артиллериста». И происходило то, что отец называл сезонным заболеванием. У школьных учителей была такая инициатива. Они говорили детям: «Напишем автору и спросим, как сложилась судьба Леньки». И он всем отвечал и рассказывал, как она сложилась.

– То есть Константин Михайлович получал огромное количество детских писем?

– Да, это так. А сейчас в школьной программе есть стихотворение «Жди меня» и по внеклассному чтению «Живые и мертвые».

– У вас нет впечатления, что молодежь сегодня не читает прозу видных советских писателей?

– Такого ощущения у меня нет. В год 100-летнего юбилея Константина Симонова я проехал пол-России и читал произведения отца. И везде меня с большим вниманием слушала хоть и небольшая, но очень заинтересованная аудитория. Литературная аудитория становится сегодня более узкой, поэзия перестает быть национальной болезнью, становится нашим достоянием. Но это уже совсем другая история.

– В Омск в последний год своей жизни дважды приезжал Евгений Евтушенко и собирал самые большие залы города, в которых было много молодежи. Стало очевидно, что есть и обратное движение – к живому слову поэта.

– Хотелось бы, чтобы это было так.

Пришлось устроить скандал

– Какую из экранизаций произведений Константина Симонова вы считаете самой удачной?

– Фильм Алексея Германа «Двадцать дней без войны». Это был, по сути, фильм на тему повести Симонова, написали новый сценарий. Но все получилось. Очень хорошей была экранизация романа «Живые и мертвые» с Анатолием Папановым в роли Серпилина и Кириллом Лавровым в роли Синцова. Больше хороших экранизаций, по моему ощущению, нет. А неплохим я считаю фильм Алексея Сахарова «Случай с Полыниным». Повесть второго ряда, но в фильме были хорошие артисты, режиссер прилично поработал. В свое время у него были проблемы с постановками, и отец ему пришел на выручку, дав возможность снимать по этой повести.

Жаль, что не состоялся последний фильм Алексея Германа с отцом. Уже была написана Константином Симоновым заявка на «Мосфильм», ее утвердили. Фильм должен был называться «Экипаж». Но отец не успел написать сценарий…

– Я знаю, что вы и ваши сестры были возмущены телесериалом «Звезда эпохи» с  Александром Домогаровым и Мариной Александровой в главных ролях…

– И вышел сериал не о Константине Симонове и Валентине Серовой, а о Константине Семенове и Валентине Седовой, потому что там не было правды.

– Как вы добились изменения фамилий?

– Скандалом. В середине съемок создателям сериала пришло время заняться рекламой. Раньше почему-то не приходило в голову посоветоваться с кем-то из родственников, дать им прочитать сценарий – об этом даже речи не было. Когда объявили о первой пресс-конференции, на нее поехала моя сестра Маша, которая в заключение пресс-конференции сказала: «А мнением детей, родственников вы не интересовались?». «Ой, – ответили ей, – мы их все время ищем, никак найти не можем». Анекдот! Продюсер этой картины Юрий Мацюк знает меня как облупленного, мы с ним почти 20 лет вместе работали в творческом объединении «Экран» Гостелерадио, он был директором документальных фильмов, а я режиссером музыкальных. После этого нам прислали сценарий. И мы выкатили 18 страниц поправок. Они застонали и начали со мной договариваться. Я потребовал, чтобы на переозвучивании исчезла фамилия Симонов, чтобы не было только симоновских стихов, потому что были включены только стихи отца – лень же читать чужую поэзию. Маша сказала, что режиссеру Юрию Каре этого вранья в фильме про родителей не простит.

– Фамилии изменили, но зрители все равно восприняли сериал как историю Симонова и Серовой. Домогаров играет своего героя циником, каким не был ваш отец – потомок дворянской фамилии, Александрова суетлива, в ней нет стати и загадки женщины, которая покоряла сердца всех мужчин…

– Ну что мы могли сделать?

– А какова судьба вашего документального фильма об отце?

– Идея фильма возникла в ходе переговоров о бесполезности работы над этой игровой картиной. Продюсер и режиссер предложили мне самому снять фильм об отце в качестве альтернативы и нашли на это деньги. Я сделал две серии, по часу каждая. Фильм называется «Ка-Эм» – так Константина Симонова называли близкие. Но у этого фильма нет никакой прокатной судьбы, его ни разу не показали по телевидению.

– Я была на сеансе, где вы представляли свой фильм. Он очень трогательный. Взрослые дети Константина Симонова отправляются в поездку под Могилев, где на поле воинской славы был развеян прах писателя, и это становится канвой для рассказа о его жизни. Это было завещание Константина Михайловича – так его похоронить?

– Да, он завещал развеять свой прах над Буйничским полем, где в июле 1941 года наши подбили 39 вражеских танков. Он писал: «У меня есть кусочек земли, который мне век не забыть». Об этом его завещании было известно мне, его вдове Ларисе и, думаю, его друзьям. Когда отец умер в 1979 году, в официальном некрологе было написано: «О дате захоронения на Новодевичьем кладбище будет объявлено особо». Ему определили кладбище по его рангу лауреата Ленинской и шести Сталинских премий, орденоносца. И нам надо было всю эту иерархию разрушить и поступить так, как он хотел и просил. Сделать это оказалось совсем не сложно, хотя никто не ожидал от нас такой наглости. Мы сели на две машины и отправились в Белоруссию. А в фильме мы с сестрами поехали на то же поле спустя 26 лет. Там уже стоял не только памятный камень отцу, но и часовня, и большой мемориал павшим на этом поле защитникам Могилева. К сожалению, Могилев, несмотря на усилия отца, так и не добился права называться городом-героем.

Наследник Толстого

– Как складывалось в вашем детстве общение с отцом, ведь ваши родители были разведены?

– Меня приводили повидаться с отцом. Валентина Васильевна Серова ко мне относилась идеально, она была доброй, сердечной женщиной. Я не скучал по отцу, не тосковал, потому что у меня были замечательные отношения с мамой.

– А когда вы почувствовали, что нужны, интересны друг другу?

– Лет в 15. А после школы я на полтора года отправился в гляциологическую экспедицию в Якутию, на полюс холода. Отец ко мне туда прилетел. Об этой нашей встрече я потом написал очерк «Три дня в июне», он вошел в сборник «Константин Симонов. Воспоминания современников». Я пишу, что тогда влюбился в отца. И эту влюбленность он не поколебал за всю оставшуюся ему жизнь. Все его недостатки я и раньше знал, а тут узнал о многих его достоинствах, которых раньше не видел.

– А как Константин Михайлович отнесся к вашему решению поступить на Высшие режиссерские курсы ВГИКа? Одобрил?

– Нет. Я к тому времени окончил институт восточных языков, был специалистом по индонезийскому языку и литературе, был вполне приличным переводчиком.

– Это ему нравилось?

– Да, ему нравилось, что я занимаюсь литературой. Он считал, что я имею к этому некоторые способности, потому что он все время нанимал меня на черновую работу. У него же была огромная переписка. Когда присылали рукописи, кто-то должен был их читать в первом приближении. Он давал читать мне, потому что верил в мой вкус, что не пропущу хорошего и не перехвалю слабого автора.

– Какая черта отца вам кажется самой важной?

– Больше всего я уважаю отца за то, что до самых последних своих дней он мог меняться. Он заново передумывал свои старые мысли, открывал новые и постоянно над этим работал. Ему важно было понять все свои взаимоотношения с Иосифом Виссарионовичем, и он их пересматривал и пересматривал. Дошел до «Глазами человека моего поколения» и – не успел: глава «Сталин и война» осталась недописанной.

– Константин Михайлович очень хорошо понимал войну и этим удивлял читателей…

– Не просто понимал, он ее знал, что значительно сложнее. Я был свидетелем, как он, снимая шесть серий солдатских мемуаров, разговаривал с солдатами – кавалерами ордена Славы. А сейчас я подготовил книжку его переписки с маршалами. Отец с ними говорит о войне абсолютно на равных. Знать войну на уровне маршала и на уровне солдата – это мало у кого выходит. Поэтому его произведения – это, конечно, не «офицерская проза», а литература высокого российского класса. В этом смысле он прямой ученик Льва Толстого.

– И будет считаться одним из классиков русской литературы ХХ века…

– Дождемся!

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Ждем прибавления

Ждем прибавления

В Омской области увеличатся выплаты семьям за ...

К 100-летию «Омской правды»

Летопись века

Летопись века

В субботу в Таре ждут особых гостей

Информбюро

Живое сердце

Живое сердце

Участники флешмоба почтили память жертв ...

Власть

«Наступление» на Арктику начинается в Омске

«Наступление» на Арктику ...

Александр Бурков провел IV Межрегиональный форум ...

Экономика

Дотянуться до звезд

Дотянуться до звезд

Какие условия необходимы, чтобы в Омск пришли ...

Политакцент

Стратегия  для города

Стратегия для города

Депутаты горсовета сегодня, 22 ноября, выберут ...

Социум

Съезд зимних волшебников

Съезд зимних волшебников

Омичам рассказали, как написать письмо Деду ...

Село

«Хорошие урожаи –  не самоцель»

«Хорошие урожаи – не ...

Глава областного аграрного ведомства Максим ...

Строительство

«Никому  не посоветую вступать в ЖСК»

«Никому не посоветую ...

Сергей Берлев, член правления ЖСК «Удачный»:

Культура

Праздник талантов

Праздник талантов

В Северном драматическом театре им. М. А.Ульянова ...

Спорт

Битва за лидерство

Битва за лидерство

«Авангард» проводит самую продолжительную в ...

Здоровье

Реабилитация под музыку

Реабилитация под музыку

Омичи смогут поправить здоровье с помощью ...

Добавить комментарий
Загрузка...

Блоги

Борис Никонов

Борис НиконовНаблюдательный омичЗачем богатый Омск спонсирует бедную Собчак?

Как можно прославиться? Например, как чеховский ...
Виктория Богданова

Виктория БогдановаПроизводитель одежды, креативный директор бренда MacushkaНаши родители не покидали город, а пытались его изменить. И мы сможем!

Хочу поблагодарить всех, кто пришел 10 сентября на ...

Все авторы блогов