Гроза омских бандитов

Гроза омских бандитов

Дата публикации 20 июня 2012 09:32

«К-Э» продолжает серию публикаций о тех, кто охранял покой на омских улицах в годы Великой Отечественной войны. Сегодня мы решили рассказать о Владимире Ивановиче Ращупкине, который в годы войны работал в отделе по борьбе с бандитизмом, а закончил свою милицейскую карьеру в должности начальника РОВД Центрального района.
«К-Э» продолжает серию публикаций о тех, кто охранял покой на омских улицах в годы Великой Отечественной войны. Сегодня мы решили рассказать о Владимире Ивановиче Ращупкине, который в годы войны работал в отделе по борьбе с бандитизмом, а закончил свою милицейскую карьеру в должности начальника РОВД Центрального района.
 
Не по призванию, а по направлению

Владимир Ращупкин родился в селе Марково Борисоглебовского уезда Воронежской губернии 9 февраля 1915 года.  Его детство было опалено Гражданской войной, вспоминает он и о голоде в неурожайный 1921 год. После четырех классов начальной школы начал трудиться на колхозных полях. А в начале 30-х в его село снова пришел страшный голод, поэтому в 1932-году вся семья перебралась в Омск, где было относительно сытно.
 
Ращупкин пошел учиться в школу рабочей молодежи, а параллельно занимался в военизированной школе шоферов Осоавиахима. Получив водительские права, работал шофером в Ильинской МТС, а в 1936-м был призван в Красную армию. После демобилизации в октябре 1938 года работал сначала шофером, а потом начальником гаража Омского обкома партии.
 
Буквально на второй день после начала Великой Отечественной войны его призвали в армию, но отправили не на фронт, а на работу в омскую милицию. Вскоре в областном УВД был создан отдел по борьбе с особо опасными преступлениями, Ращупкину присвоили офицерское звание и назначили старшим оперативным уполномоченным. Как и многие его коллеги, он подавал рапорты об отправке его на фронт, но руководство объясняло, что кому-то надо работать и в тылу.
 
Уголовные будни военного времени

Как вспоминает Ращупкин, уже во второй половине июля в Омск стали прибывать эшелоны с эвакуированными заводами, параллельно приезжали беженцы, лишившиеся крова в местностях, оккупированных фашистами. Вслед за резким приростом населения резко ухудшилось снабжение продовольствием и промышленными товарами. Все это сказалось на росте уголовной преступности, некоторые граждане не желали жить с «подтянутыми поясами», стало расти количество краж, грабежей, разбоев и других опасных преступлений. На правоохранительные органы легла дополнительная нагрузка по противодействию криминалитету.
 
По оценкам его коллег, в течение первых трех лет войны Ращупкин был грозой омской преступности, а по его собственному признанию, ему приходилось раскрывать десятки особо тяжких и менее тяжких преступлений, лично задерживать преступников и участвовать в ликвидации банд. На некоторых эпизодах его оперативно-розыскной деятельности мы остановимся более подробно.
 
Не все омичи рвались на фронт, были и такие, которые искали способы уклониться от воинской службы и находили «знатоков», умевших вывести их из строя. Так, возчик артели гужевого транспорта Мишин применил опыт уклонения от призыва, бытовавший в годы Первой мировой войны. В мышцу ноги вводилась инъекция машинного масла, после чего оно затвердевало, вызывая воспаление тканей. Сначала он сделал такие инъекции собственным дочерям, чтобы их не мобилизовали в трудармию, а потом еще нескольким уклонистам. Ращупкину удалось изобличить преступника. Мишин понес наказание по законам военного времени, а его дочери на всю жизнь остались инвалидами.
 
Ращупкин изобличил не только этого членовредителя. В призывной медицинской комиссии, в годы войны размещавшейся в клубе им. Лобкова, работал окулист Анисимов, который за взятки признавал совершенно здоровых мужчин почти слепыми. Один «слепец» рассказал об этом приятелю, тот - другому, в результате информация дошла до оперуполномоченного. Врач-взяточник был осужден на длительный срок, слепые вновь стали зрячими и отправились на фронт. Еще одним организатором уклонистов был некий Аронов. Его сестра, работавшая уборщицей в военкомате, выкрала из сейфа штамп, подтверждающий освобождение от военной службы, с помощью которого за деньги и продукты питания избежали призыва несколько десятков парней в Омске и области. Махинации Аронова удалось разоблачить, он и его сестра получили по заслугам, а лжебольные были призваны в ряды Красной армии.
 
Как вспоминает Ращупкин, в годы войны работникам милиции пришлось всерьез заниматься дезертирами. Ему самому пришлось разоблачать тех, кто скрывался в глубоком тылу, дезертировав с фронта. Некто Мишин выдавал себя за глухонемого моряка, пострадавшего в боях на Балтийском море. В ходе беседы Ращупкину удалось расколоть его, оказалось, что он был ранее судимый и бежал с поля боя. В том же 1942 году оперуполномоченный участвовал в поимке лжегероя Советского Союза Голдобина, который обманом пытался получить помощь в советских органах. Прокололся он по пьянке, приставая к работницам гостиницы. В ходе допросов выяснилось, что он уголовник со стажем, изготовил латунную звезду Героя и сфабриковал документы.
 
Нередко дезертиры сбивались в банды и занимались грабежами в сельской местности. Одну из таких банд возглавлял дезертир по кличке Слон. Когда Ращупкин в ходе обыска осматривал подпол, то обнаружил тщательно замаскированный лаз в нижнюю часть печи. Там был обнаружен Слон, весь перепачканный в саже, однако, пока милиционеры обедали, он сбежал из- под  стражи. Ращупкин настиг Слона в тайге в 15 километрах от деревни, а потом были взяты и другие члены банды, у них изъяли четыре карабина и 200 патронов.
 
Бой с врагом и после Победы
В 1944 году очередной рапорт Ращупкина удовлетворили и направили на фронт. Сначала он воевал на Втором Украинском фронте, а потом участвовал в боях с «лесными братьями» в Литве. Ему приходилось не только физически бороться с бандитами, но и проводить с ними идеологическую работу. В дом, где он жил со своей семьей,  пришли на переговоры 12 вооруженных до зубов бандитов. До четырех утра шли переговоры, а в соседней комнате спали, ни о чем не подозревая, двое маленьких детей, рядом с которыми сидела его перепуганная жена. Владимиру Ивановичу удалось переубедить бандитов,  впоследствии с их помощью было обезврежено множество преступных группировок.
 
После ликвидации бандитизма в Литве Ращупкин вернулся в Омск. Сначала был начальником Ленинского РОВД, потом Кировского, а с 1961-го по 1965 год возглавлял Центральный. Как вспоминает Владимир Иванович, «сначала милиция Центрального района состояла из отделений, а позже на их базе был образован отдел, который охватил территорию всего района с большим населением. С образованием отдела ухудшились условия работы, помещение отдела не позволяло нормально разместить весь личный состав. Все 24 участковых милиционера находились в одной комнате с одним письменным столом, а оперативники четырех зон имели два небольших кабинета и два стола на всех. Всего в отделе имелось три автомашины, что затрудняло оперативность действий.  Тем не менее уровень оперативной работы был высок, раскрываемость тех лет составляла до 80 и выше процентов от зарегистрированных преступлений. Ежегодно Центральным РОВД привлекались к уголовной ответственности и осуждались на различные сроки лишения свободы до 500 преступников».
 
В 1965 году полковник Ращупкин ушел на заслуженный отдых, но сидеть дома не стал и занялся общественной работой. На протяжении многих лет он был членом президиума областного совета ветеранов войны и труда. Главным его занятием было посещение ветеранов, прикованных к постелям. Вот что он пишет в своих воспоминаниях: «Меня иногда упрекали, зачем тебе эта общественная работа, поживи спокойно для себя, тебе же за это денег не платят. Зачем, мол, нервы даром тратить? А мне было очень важно, что за заботу и внимание люди говорят мне спасибо. Разве можно душевное спасибо заменить деньгами? Я всегда был горд тем, что мой труд приносил какую-то пользу, в этом я видел смысл всей своей жизни».
 
В 2005 году Владимир Ращупкин отметил свое 90-летие, а спустя год его не стало. И пусть уже нет в живых ни тех, с кем он работал в годы войны, ни бандитов, которых он ловил, память о нем навеки вписана в историю омской милиции.
 
Андрей Коломиец
Фото предоставлено музеем истории УМВД России по Омской области

 
©
Распечатать страницу
Добавить комментарий
Загрузка...

Блоги

Борис Никонов

Борис НиконовНаблюдательный омичЗачем богатый Омск спонсирует бедную Собчак?

Как можно прославиться? Например, как чеховский ...
Виктория Богданова

Виктория БогдановаПроизводитель одежды, креативный директор бренда MacushkaНаши родители не покидали город, а пытались его изменить. И мы сможем!

Хочу поблагодарить всех, кто пришел 10 сентября на ...

Все авторы блогов