Аномальную полынью в центре Омска объяснили завихрениями Иртыша

Аномальную полынью в центре Омска объяснили завихрениями Иртыша

Дата публикации 7 февраля 2018 16:03 Автор Фото Евгений Кармаев

Специалисты и чиновники в региональном минприроды полтора часа обсуждали причины появления промоины на Иртыше. В итоге все пришли к мнению, что во всем виновата турбулентность течения возле мостов.

Сегодня в региональном минприроды собрались представители разных ведомств, чтобы обсудить появление незамерзающей и парящей полыньи на Иртыше. Председательствовал первый замминистра природных ресурсов и экологии Александр Матненко, а рядом с ним за столом сидели и.о. Омского межрайонного природоохранного прокурора Виктор Вознюк, представитель Росприроднадзора Вадим Матвейчук, начальник отдела санитарного надзора Управления Роспотребнадзора по Омской области Андрей Сердюков и другие специалисты.

Матненко первым делом отметил, что полынья посреди Иртыша существует уже много лет и это явление далеко не сегодняшнего дня. Более того, таких промоин в черте города даже три, и все возле мостов — двух автомобильных и одного железнодорожного.

«Нередко полыньи на реках образуются именно у мостов, — продолжил Александр Матненко. — И даже в Черлакском районе у села Татарка есть аналогичная полынья у моста. Видимо, здесь имеет место быть комплекс факторов, мосты влияют на течение. Кроме того, в Омске есть целая система водовыпусков, где температура отличается от воды в Иртыше. Давайте разбираться».

По словам чиновников, около 20 лет назад велись исследования по всем городским коллекторам, водолазы лазили в Иртыш. Тогда же было установлено, что в городской коллектор идет сброс конденсата тепловых сетей. И когда температура воздуха на улице ниже, этого конденсата сливается больше.

Замдиректора департамента городского хозяйства Михаил Бут назвал три возможных причины проталин. Первая — влияние городской ливневой самотечной канализации. На схеме омских сетей есть ливневой коллектор с выходом как раз у Ленинградского моста. Коллектор проходит вдоль всей набережной до улицы Циолковского. Однако никаких теплотрасс и дюкеров в этом районе нет, заверил чиновник. Второй фактор, по словам Михаила Бута, это сброс промышленных и канализационных стоков и третья причина — природная.

В мэрии исследовали первых два фактора. Выяснилось, что на набержной и в районе улицы Масленникова никаких промышленных стоков нет. А ливневой коллектор у моста в морозы замерз — струя там оказалась всего сантиметр в диаметре, а все остальное — большая сосулька. И растопить полынью этот выпуск никак не мог.

«Никаких конденсатных выходов тоже нет — теплосети нигде не соединяются с коллектором, утечек не выявлено, — продолжил Михаил Бут. — У «ОмскВодоканала» есть дюкер в створе улицы Короленко, но он находится ниже по течению, то есть, никакого влияния не имеет».

Однако выяснилось, что выше по течению, в районе бульвара Победы, работает еще один рассеивающий коллектор Омсктехуглерода. В 2012-2013 годах на нем уже случалась авария, после чего коллектор ремонтировался. Он имеет вид трубы, похожей на душ с несколькими сотнями мелких отверстий, которая проходит по дну. Однако если бы причина была в этом источнике, полынья образовалась бы за километр выше Ленинградского моста. Кроме того, Омсктехуглерод сбрасывает 24 тыс. кубометра стоков в год, а это считается небольшой объем. Последние пять лет предприятие среди нарушителей не числится.

«Так что последний фактор — природный, — заявил на совещании Михаил Бут. — Как нам пояснили, полынья может образоваться благодаря турбулентности и изменению течения из-за искусственных препятствий — опор моста. Нижние пласты воды поднимаются и не дают замерзнуть воде у поверхности. В 2009 — 2010 годах этим вопросом также занимались. Ничего выявлено не было. Коммунальные службы тут не играют роли».

В доказательство было предъявлено фото 2012 года с полыньей такого же размера в том же месте.

Вадим Матвейчук рассказал, что Росприроднадзор возбудил два административных дела. Одно касается городской ливневки и превышения в ней солей аммония на 4,6 ПДК, а второе — техногенного воздействия на Иртыш. Температура полыньи составляет плюс один градус, впрочем, как и температура воды в других местах реки. То есть, предварительно можно сказать, что теплового воздействия не наблюдается.

Инспекторы проверили также 80 смотровых колодцев ливневки — почти все они заморожены и только в одном есть движение воды. Никаких «левых» врезок не обнаружено.

«Мы выполнили повторный отбор воды из Иртыша — содержание солей аммония было превышено в 2,2 раза от допустимого, — рассказал Вадим Матвейчук. — Но если бы влияли эти соли, в трубе стоков ливневки льда бы не было. Это исключает влияние на промоину городской ливневой канализации».

Тем не менее, докладчик вспомнил, что лет восемь назад в Иртыш через ливневку по ул. Масленникова кто-то сливал кипяток температурой 50 градусов. Источник тогда не нашли. С 2010 года фактов сброса воды в таких же больших объемов не фиксировалось. «К городской канализации свободный доступ, туда может сливать стоки кто угодно, но мы таких фактов не отмечали», — добавил Вадим Матвейчук.

В итоге на совещании из всех причин огромной промоины остался лишь природный фактор. Солям аммония в Иртыше также нашли природное объяснение. По мнению Михаила Бута, их источником могут быть гниющие листья и остатки почвы в ливневке. Неучтенные трубы и «левые» выпуски он исключает:

«Мы уверены, что их нет. Мы смотрим только на схему. Но если бы они были, это какой напор должен быть и какой диаметр у трубы?»

Другие специалисты также склонны к природному фактору и исключают химическое загрязнение. Отметена и версия с горячими родниками. Тем не менее, участники совещания все же вспомнили, что в 1992 году здесь организовывали крещенскую купель, а с 1997 года начала образовываться злополучная полынья и окунания запретили.

«Я заявляю, что у нас просто стало теплее. С этим надо просто смириться там, где живет человек. Не понимаю, откуда взялся этот ажиотаж вокруг обычного явления?!» — не выдержал Михаил Бут.

Спросить мнения решили даже у спасателей-водолазов. Вадим Фирстов, который, как сообщили, «ходит по дну уже 20 лет», доложил:

«Практика показывает, что во многих местах в черте города лед тонкий. Скорее всего, таких промоин гораздо больше, но не хватает силы течения, чтобы пробить лед до конца».

Но исследовать дно в районе полыньи будет очень сложно технически и даже опасно для жизни — здесь множество строительного мусора.

«Я сам полезу!» — вызвался Александр Матненко.

В итоге на совещании предложили с помощью специального локатора исследовать рельеф дна в районе промоины.

Сроки расследования по техногенному влиянию на Иртыш составляет еще 10-12 дней. Расследование по факту превышения солей аммония в ливневке продлено на 30 суток. Но кто-то по-прежнему не видит в этом необходимости.

«Меня до сих пор удивляет — на пустом месте такая проблема. Столько людей отрываем, — выступила под конец заседания доктор биологических наук, профессор ОмГАУ Ольга Баженова. — Это обычное природно-антропогенное явление в черте крупнейшего промышленного города. С этилмеркаптаном год хлебаем, теперь будем с полыньей? Мне просто жаль нашего времени. Это обычное явление, которое знают инженеры-гидрологи, связанные с мостами. Искать там источники теплой воды — это поиски черной кошки в темной комнате. Это просто будирование населения. Я считаю, что и запах меркаптана образовался также из-за того, что это был фотохимический смог. Светило солнце и было большое количество выбросов. Запах был зафиксирован в разных местах города — одно предприятие не смогло бы накрыть весь Омск».

Распечатать страницу
Загрузка...