«Моя мотивация – глаза пациентов, которые вижу после операции»

«Моя мотивация – глаза пациентов, которые вижу после операции»

Дата публикации 24 июня 2020 08:21 Автор Фото Евгений Кармаев

Заведующий отделением анестезиологии и реанимации № 1 Областной клинической больницы, лауреат премии губернатора Александр Литвинов о нюансах своей работы.

Спецназ в медицине – так, по мнению анестезиолога-реаниматолога Областной клинической больницы Александра Литвинова, можно назвать врачей этой специализации.

– Расскажите, как вы пришли в профессию? Почему выбрали такую специализацию?

– Мама и дядя – доктора, можно сказать, что у нас врачебная семья. Часть своего детства я провел с медиками и в больнице частенько бывал. Это, конечно, повлияло на мой выбор после окончания школы. Других желаний как-то и не возникало. Анестезиология мне всегда нравилась за ее сложность, она требует глубоких познаний в разных областях медицины, требует умения быстро принимать решения. Наиболее тяжелые пациенты всегда на плечах анестезиологов-реаниматологов.

– В любой профессии есть свои плюсы и минусы. Какие положительные и отрицательные стороны в вашей работе?

– Моя профессия всегда стимулирует на развитие, это здорово, она очень интересная, востребованная. Еще одна из мотиваций в моей работе – глаза пациентов, которые я вижу после операции, которая помогла им сохранить здоровье, продлить жизнь. Минусы есть, и вытекают они из этих плюсов: большая ответственность, большое напряжение, большой процент эмоциональных выгораний среди коллег. К сожалению, есть случаи раннего ухода из жизни у анестезиологов-реаниматологов. С каждым негативным исходом операции ты теряешь часть себя, поэтому выгорания и происходят.

– Как вы восстанавливаетесь после тяжелой смены?

– Я понял, что надо находить способы хоть на какие-то промежутки полностью отстраняться от работы и кардинально менять сферу деятельности. Подходящим вариантом может быть спорт. А в отпуск надо уезжать подальше за пределы региона. Отдохнуть и восстановиться в противном случае невозможно. На короткое время могу дома или на отдыхе отключить телефон, но при этом я должен быть уверен, что моя команда справляется.

– Как изменилась работа с началом пандемии?

– Много больниц в Омске были перепрофилированы. Все медики сегодня работают в другом ритме и в других условиях. Одни лечат пациентов с пульмонологией, то есть с проблемами легких по инфекционному профилю с COVID-19, на других сейчас все остальные пациенты, которые в «мирное» время были распределены примерно равномерно. Работы у всех стало намного больше, в том числе и в нашем отделении.

– А вы с какими пациентами работаете в настоящее время?

– С 18 июня – с ковидными. Коронавирус такого вида – новое инфекционное заболевание, хотя вспышки коронавирусной инфекции были и раньше. Никогда еще не было поступления такого большого количества пациентов одновременно с заболеваниями легких за короткий промежуток времени. Коечный фонд Областной клинической больницы для коронавирусных больных составляет 470 мест. К нам сейчас везут пациентов как из города, так и из районов области. Работать в «красной зоне» в воздухонепроницаемых костюмах с затрудненным через респиратор дыханием действительно очень тяжело. После того как возвращаешься в «зеленую зону», просто необходимо отдохнуть несколько часов. Настолько  изматываешься.

– Понятно, что административной работы у вас, как у руководителя, много, но расскажите, как строится ваш рабочий день и что входит в ваши обязанности именно как практикующего специалиста?

– Я и врачи нашего отделения специализируемся на проведении предоперационной терапии и наркоза. Мы осматриваем, проводим исследования, чтобы подготовить человека к оперативному вмешательству, предотвратить воздействие операционной травмы и вывести потом после операции из состояния сна так, чтобы было оптимально для его здоровья.

– Есть мнение, что наркоз забирает какую-то часть жизни. Так ли это? Вообще, каково влияние медикаментов в целом на организм человека, которые вы используете?

– Все зависит от исходного состояния больного. Например, у человека онкология, поэтому, конечно, это отберет какую-то часть жизни. Связано ли это именно с операцией, наркозом или общим ухудшением состояния здоровья – сказать сложно. Поэтому состояние операционной травмы и состояние послеоперационного периода в некоторых случаях уменьшает продолжительность жизни. Но это связано в большей степени с имеющейся болезнью, напрямую наркоз на организм человека не влияет. При плановых операциях и небольших хирургических вмешательствах современный наркоз негативного влияния не оказывает, продолжительность жизни не сокращает.

– А как же тот факт, что иногда не делают операции возрастным пациентам из-за того, что они могут не перенести наркоз?

– Да потому что он опасен. В солидном возрасте у всех практически имеется не одно, а букет хронических заболеваний, которые в итоге могут повлиять. Зачастую медики предупреждают именно о том, что в результате может быть ухудшено течение этих заболеваний. Здесь имеется воздействие ряда факторов, включая операционный стресс, болевой синдром после, который воздействует на сердечную систему, систему дыхания. Может случиться и инфаркт, и инсульт. Отдельное введение препаратов для наркоза не уменьшит продолжительность жизни человека.

– Просыпаются ли люди во время операции?

– Анестезиолог рассчитывает индивидуальные дозировки для каждого пациента. Используются препараты, которые имеют крайне малый эффект просыпания, но он, конечно, может быть. В настоящее время существуют специальные аппараты, которые способны измерить глубину анестезии и полностью предотвратить пробуждение во время операции.

– Есть мнение, что 40 процентов успеха операции зависит от работы анестезиолога. Так ли это?

– Я не против, конечно, такой статистики, но часто при неблагоприятном исходе говорят, что вина на анестезиологе. Это как в поговорке – у победы тысяча отцов, а поражение всегда сирота. По моему мнению, многое зависит от слаженной работы в команде. Если коллектив сформирован как надо, то и вопросов нет, кто больше сделал для прохождения операции с меньшими негативными последствиями. Что касается нашей специализации, то мы в ответе за жизнь пациента на операционном столе, они борются за жизнь человека от хирургической травмы, занимаются поддержанием и восстановлением жизненно важных функций организма при угрожающих состояниях. Поэтому анестезиологи и реаниматологи – это спецназ в медицине.

Распечатать страницу

Материалы свежего номера

Тема номера

Общее решение на благо страны

Общее решение на благо ...

С 25 июня по 1 июля проходит всероссийское ...

Информбюро

И в небе, и на земле

И в небе, и на земле

Как омичи отметили торжественный день проведения ...

Власть

«Большой праздник для всего микрорайона»

«Большой праздник для ...

На Левобережье открылся новый детский сад на 101 ...

Экономика

Жить будем!

Жить будем!

Как омичам получить ипотечный кредит с минимальным ...

Социум

Незримый фронт

Незримый фронт

Ветераны и юные омичи приняли участие в акции под ...

Культура

Фарида Буреева: «Для нас это был полезный опыт»

Фарида Буреева: «Для нас ...

Директор музея им. Врубеля о работе на изоляции.

Наследие

Мгновения победы

Мгновения победы

Уважаемые читатели, в сегодняшнем номере мы ...

Здоровье

Без табу на рандеву

Без табу на рандеву

С 6 июля в регионе снимается ряд ограничений, но на ...

Образование

ЕГЭ повышенной готовности

ЕГЭ повышенной готовности

В пятницу в регионе стартует экзаменационная ...

Закон и порядок

Ничего святого

Ничего святого

Полицейские разыскали и вернули в сельский храм ...

Актуально

«Омичи могут убедиться, какая красивая у нас область»

«Омичи могут убедиться, ...

В России с 1 июля возобновляет работу туристическая ...

Крупным планом

Адресная помощь – масштабная поддержка

Адресная помощь – ...

Российским семьям с детьми до 16 лет дополнительно ...

Добавить комментарий