Вездесущий SLAVA и трехглазый леопард: что к чему на выставке в метропереходе

Вездесущий SLAVA и трехглазый леопард: что к чему на выставке в метропереходе

Дата публикации 2 июля 2021 17:30 Автор Фото Алексей Пантелеев

В омской «подземке» 18 июня открылась третья выставка «Проекта М», уже в первые дни собравшая множество откликов. Для тех, кто не смог разобраться в перипетиях современного уличного искусства, предлагаем гид по метропереходу.

В субботу, 26 июня для всех желающих экскурсию по выставке провела заместитель директора музея Врубеля, руководитель проекта Ирина Гавриленко. Такие медиации будут проходить по субботам и впредь — 3, 10 и 17 июля. Это экскурсии, на которых зрители смогут общаться на те или иные темы, связанные с железной дорогой. Планируются и встречи с художниками.

Мы решили разобраться в эффекте, который произвела экспозиция. В соцсетях среди комментариев и есть такие — «полный треш», «китч» и «безвкусица». Подобные оценки культурологически подкованных омичей показались все же не совсем справедливыми: в этой экспозиции заложено весьма много смыслов, значений и исторических сведений. А то, что многие прохожие с интересом останавливаются, изучают инсталляции, фотографируются на их фоне и даже, присаживаясь на корточки, прочитывают подписи и аннотации, говорит о том, что выставка «работает».

Экспозиция носит название «Прибытие поезда. Станция Омск». Она посвящена 125-летию Западно-Сибирской железной дороги — это ключевая тема для авторов. Художников вдохновили железнодорожный мост через Иртыш, железнодорожный вокзал, локомотивное депо и железнодорожная больница. В основе этой выставки идея о том, как железная дорога меняла облик города, каких героев она привозила, какие события она здесь провоцировала, про то, как менялся город после того, как тут появилась Транссибирская магистраль.

Самый насыщенный трафик — от входа со стороны библиотеки имени Пушкина, так что спустимся здесь.

Одна из первых композиций — фигура «Крылатого гения», венчающего Омский драмтеатр, и фрагменты лепнины, украшающей фасад здания.

Автор Юлия Антонова поясняет, что поместила его в метропереход, чтобы напомнить омичам, насколько многогранен их город, и что каждое место хранит его историю. Находим пересечение с главной темой выставки: автор скульптуры «Крылатого гения» чешский скульптор Франтишек Винклер попал в Омск в качестве военнопленного в Первую мировую войну. Да, конечно, привезли его поездом, ведь Транссиб уже стал тогда основным путем за Урал. А белочехи подняли свое восстание, растянувшись в эшелонах по железной дороге. Архитектор драмтеатра Илиодор Хворинов приехал из Петербурга в Омск, когда железнодорожная магистраль дошла до Иртыша, и все это, безусловно, неспроста.

«Железная дорога приводила в Омск новую власть. Она же спасала тех, кто не хотел здесь оставаться в Гражданскую войну, приводила новых людей. Сейчас нам сложно понять — вот поэт-футурист Давид Бурлюк поехал через всю страну, когда еще убивают людей, и на исходе Гражданской войны никто не может определиться, кто за кого. Или люди тогда вообще не боялись? — удивляется Ирина Гавриленко. — Возможно, сейчас мы стали более привязанными к этому миру и к месту, в котором живем, или более зашуганными из-за обилия информации».

На другой стороне — коллекция из 11 панелей-«открыток» москвички Антонии Лев на тему встречи в Омске поэтов-футуристов Давида Бурлюка и Антона Сорокина. Про яркую фигуру «короля сибирских писателей» Сорокина вещает обширный текст искусствоведа Ирины Девятьяровой, безусловно, познавательный для омичей. Почитали про «выкрутасы» эксцентричных поэтов, и с новыми знаниями пошли дальше.

По левую руку — брутальным шрифтом выведено «Конструктивизм». Автор Роман Kreemos из Подольска рассказывает, что это первая мысль, которая пришла ему в голову, когда он увидел омский ж/д мост. Собственно, конструктивизм в архитектуре появился позже — уже в 1920-ые годы. Но художника вдохновила железнодорожная инфраструктура, и винить его в этом мы не можем — ведь он хотел запечатлеть именно свой взгляд на воплощение идей той эпохи.

На видовой точке омской подземки нечто яркое и блестящее — да это же макет «шара Бухгольца» превратился в «дискошар»! Концепт автора Алены Шапарь гласит, что «никто не прикатывает в Омск просто так, но каждого приезжего здесь ждет недетская «вечеринка». В прошлом сюда ехали, чтобы навести красоту, что-то построить или решить проблему. А что в настоящем? Зачем сюда едут? И какую «вечеринку» омич может предложить гостям? — спрашивает Алена. Любопытно.

Арт-объект «Держава» (он же «шар Бухгольца») сам по себе знаковый, известный и беспроигрышный. Здесь же мы наконец видим и поезд, в окнах которого «отражается небо и цели, с которыми люди едут в Омск». И если мы знаем цели визитов выдающихся личностей прошлого, то зачем к нам едут сейчас? Ответить на это предлагается зрителю.

«Вагон» поезда пометил знаменитый омский граффитист-вандал SLAVA. Авторы называют его частью современной омской идентичности и самым ярким представителем граффити-сцены нашего города. Собственники зданий, которые стали жертвой его незамысловатого стрит-арта, тут, конечно, могли бы поспорить. И даже хотели бы лично познакомиться со Славой, но омская легенда с 2011 года, когда на стене появился первый тег SLAVA, старается оставаться в тени.

«Ему было очень интересно поучаствовать в выставке, и сам он присутствовал на открытии, но анонимно, в лицо я его не знаю, — рассказала Ирина Гавриленко. — Лично мне эта работа нравится тем, что мы в ней отражаемся. Сфера — это памятник, посвященный Омску. И когда мы смотрим в нее — мы и есть отражение города, город — это не просто здания, а его жители».

Ближе к выходу по улице Фрунзе — огромная панорама художницы Янины Болдыревой, показывающая строительство железнодорожного моста через Иртыш. Как возводилось это поистине потрясающее сооружение, можно прочитать в нашем материале к юбилею моста.

Как пояснила Ирина Гавриленко, подобной исторической фотографии в природе не существует, но благодаря художнице мы видим, что происходило в разных местах, и как велось строительство — с помощью ручного труда, в холод и зной.

Художницу вдохновил фотограф строительства Транссиба в Омске Леон Буланже, который на самом деле был преподавателем музыки в Кадетском корпусе. То есть, его можно назвать блогером своего времени, и его глазами мы сейчас смотрим в прошлое.

«Мы с вами говорим о героях прошлого, ища в прошлом вдохновение. А здесь изображены ребята, которые создавали работы для этой выставки, — пояснила Ирина Гавриленко, почему на противоположной стене появились огромные портреты молодых людей. — Они читали нашу историю, вдохновлялись ею, переосмысливали и возвращали нам. Их глазами мы тоже смотрим сейчас на омскую историю».

По мнению Ирины Гавриленко, здесь нет никакого тщеславия в том, чтобы разместить большие портреты людей. К тому же, они не сами себя рисовали, а это сделала художница из Москвы Наталья Денисова. Ей показалось очень важным отобразить людей, которые создавали эту выставку. Кто-то из них живет в Омске, кто-то специально приехал в наш город, чтобы поработать с нашей историей, и их она вдохновила.

История развития омской архитектуры, стилей и застройки города заняла почти весь коридор метроперехода. Сразу привлекает внимание огромная фотография исторического облика вокзала, каким он еще был в 1950-ые годы — таким мы его не увидим больше никогда.

А также на стене изображены знаменитые «музы» железнодорожников — «Путь», «Тяга», «Движение» и «Управление». Эти скульптуры Франтишека Винклера красуются на здании ОмГУПС, построенном для Управления Омской железной дороги. Правда, в переходе они выглядят более «целомудренными» — художник немного приодел полуобнаженные скульптуры, которые Винклер ваял по античным образцам. Он работал сразу на высоте, на строительных лесах, нанося раствор на металлический каркас. К сожалению, сейчас скульптуры пришли в аварийное состояние, вуз готов их отремонтировать, однако подрядчик, желающий взяться за эту работу, так и не нашелся.

Пожалуй, самый яркий персонаж выставки — трехглазый леопард Алены Шапарь, это совместная работа с Димой Трайпом. Из всех историй, которых предложили автору для осмысления, ее больше всего вдохновила профессия проводника.

«Это связано с личными ощущениями каждого, кто входит в вагон поезда, — пояснила Ирина Гавриленко. — А теперь представьте, какой силой воли, бесстрашием должна обладать женщина, которая едет в поезде Москва-Владивосток или на Север — там где, вахтовики и дембеля. То есть, это «мягкий зверь», у которого, безусловно есть когти для того, чтобы защитить себя и других пассажиров. И здесь леопард — собирательный образ, а третий глаз его показывает, что он имеет абсолютную мудрость. Проводник должен увидеть конфликт еще накануне его зарождения. Более реальные вещи — это фуражка и кружка. Как же в поезде не взять стакан в подстаканнике и со звенящей ложечкой! Определенно, в этом есть романтика».

Внимательные зрители могут почитать на стенах статьи, подготовленные Музеем омских железнодорожников — об истории профессии проводника, особенностях железнодорожной колеи, об исторических зданиях в стиле конструктивизма.

Интересны также карты и планы города Омска разного времени, у которых тоже часто задерживаются прохожие. Они наглядно показывают рост города после строительства железной дороги. К слову, Ленинск-Омский и Куломзино (нынешний Старый Кировск) раньше были отдельными городами.

Задираем голову наверх — здесь макет части железнодорожного пути в натуральную величину из пенопласта — удариться головой не страшно. В XIX веке ширина первой колеи в Англии определялась шириной колес гужевого транспорта, а затем она перешла на остальную Европу. В Германии и Российской империи приняли за основу колею другой ширины. И это обстоятельство очень помогло России и в Первой, и во Второй Мировой войне — паровозы и составы агрессоров не могли двигаться по нашим путям.

Ровно такую же ширину имеют трамвайные пути и метрополитен. А трамваю на экспозиции посвящены отдельные стенды — здесь также исторические фото и статья омского блогера Игоря Федорова.

Еще одна объемная фигура на потолке — часы, без которых не обходится ни один вокзал.

«Эти объекты мы делали для незрячих людей. Приходило несколько экспертов, были представители общества защиты прав инвалидов», — рассказала Ирина Гавриленко.

Центральная композиция, сменившая «обнаженную женщину в полиэтилене» — работа Марата Абишева. Авторам предлагалась подумать над тем, как человек ощущает железную дорогу. Для позапрошлого и прошлого века это — возможность ускориться и вовремя прибыть на место,а для нас — совсем другое.

«А вот лично для меня поезд — это возможность проветриться. Когда я сажусь в вагон, то не ловит связь, мне не могут позвонить с работы. Я могу поспать. Это же восхитительно! — говорит Ирина Гарвиленко. — А вокзал — это место, где мы кого-то встречаем или провожаем. И мы предложили художникам подумать над сжатием времени и самого пространства».

В итоге Марат Абишев создал концепцию, связанную с чувствами, эмоцией и любовью. Более светлым шрифтом написано стихотворение, но прочитать слова можно лишь при внимательном рассматривании. Тот, кто «замечает» современное искусство, начинает в него вчитываться. Надпись на чемодане «Happiness» тоже едва проступает — возможно, и это не «черновик», а задумка художника.

Ближе к противоположным выходам — социальные плакаты омских художников, один из них посвящен подземному переходу у Дворца пионеров, украшенному работами советских детей. Автор этой работы Макс Ракета инициировал проект по расчистке рисунков от краски. Алена Шапарь свою работу посвятила «Шару Бухгольца» — это ее любимый объект. Это не памятник, а только проект памятника, и с ним связано уже много историй. А Юлия Воронина сделала плакат о линиях электропередачи.

И, наконец, первая мини-выставка организована на «Точке свободного высказывания художников» — здесь представлены фотоработы Екатерины Павловой, которая осмысливает для себя понятия души и пытается передать свое лично чувство мира и место человека в нем. Это место для мини-выставок в метропереходе на разные темы, продолжительностью 3-4 недели. Через месяц экспозиция сменится, и из желающих сюда попасть художников уже создалась очередь.

«Мы с ними сразу договорились, что здесь не будет плохого про город. Мы против разговора об экологии, политике, социалке. Мы считаем, что достаточно много площадок, на которых об этом говориться без нас. А мы хотим здесь говорить об истории, о людях, о каких-то чисто человеческих вещах», — добавила Ирина Гавриленко.

Большая выставка «Прибытие поезда. Станция Омск» будет проходить до конца октября, а затем планируются еще три экспозиции.

Ранее по теме

Омская подземка дождалась своего поезда

Омская подземка дождалась своего поезда

«Прибытие поезда. Станция Омск» - выставка с таким названием открылась в подземном переходе у библиотеки имени Пушкина.



Распечатать страницу

Комментарии пользователей (всего 1):

Леша
Господи, в лицо они Славу не знают, все овощами претворяются. Кого там знать-то? Слава Юферов, в вк смотрите
12 июля, 16:13 | Ответить
Добавить комментарий